Jean Meyendorff

Иоанн Мейендорф
John Meyendorff
Jean Meyendorff
Мейендорф, Иван Феофилович.jpg
Дата рождения 17 февраля 1926(1926-02-17)[1]
Место рождения
Дата смерти 22 июля 1992(1992-07-22)[2][1] (66 лет)
Место смерти
Страна
Место службы Церковь Христа Спасителя в Нью-Йорке
Сан протопресвитер
Духовное образование Свято-Сергиевский православный богословский институт
Светское образование Сорбонна, Высшая школа социальных наук
Известен как богослов, патролог, церковный историк
Церковь Православная Церковь в Америке
Награды

Ива́н (Иоанн) Феофи́лович Мейендо́рф (17 февраля 1926, Нёйи-сюр-Сен, Третья французская республика — 22 июля 1992, Монреаль, Канада) — протопресвитер Православной церкви в Америке, богослов, патролог, византинист и церковный историк. До 30 июня 1992 года работал деканом Свято-Владимирской духовной семинарии в предместье Крествуд, Йонкерс, штат Нью-Йорк.


Семья и детство[ | ]

Принадлежал к аристократическому роду Мейендорфов (Майендорфов), имел титул барона. Отец, Феофил Феофилович, в эмиграции стал художником-портретистом; мать была дочерью видного религиозного деятеля русского зарубежья — Николая Илиодоровича Шидловского. Жена — Мария Алексеевна, урождённая Можайская.

«По рассказам, Иван Мейендорф в детстве был тихим, ученым мальчиком, очень вдумчивым и рассудительным. Его выдающиеся способности отмечали все, кто его знал»[3]. В детстве был пономарём православной церкви, затем иподиаконом митрополита Евлогия (Георгиевского) в Свято-Александро-Невском соборе в Париже.

Образование и учёные степени[ | ]

Окончил Свято-Сергиевский православный богословский институт в Париже (1949), историко-филологический факультет Сорбонны и Высшую школу социальных наук. Доктор богословия (1958; диссертация посвящена святому Григорию Паламе и защищена в Школе практического богословия Сорбонны). Член-корреспондент Британской академии (1977), почётный доктор университета Нотр-Дам (Индиана, США), Богословского института Епископальной церкви в Нью-Йорке и Санкт-Петербургской духовной академии.

Биография[ | ]

В 1950—1959 годах — преподаватель греческого языка и истории церкви в Свято-Сергиевском православном богословском институте.

В 1953 году был одним из организаторов Всемирной федерации православной молодежи «Синдесмос», в том же году был избран её секретарём, в 1954—1964 годах являлся президентом «Синдесмоса».

С 1959 года — диакон, с 22 марта 1959 года — священник, с 1964-го — протоиерей.

В 1959—1992 годах — профессор патрологии в Свято-Владимирской духовной семинарии, которая первоначально располагалась в здании Объединенной богословской семинарии, но в 1962 году она переместилась в пригород Нью-Йорка — Крествуд[4]. Преподавал также в Колумбийском и Фордамском университетах и в Объединённой богословской семинарии, работал в центре византийских исследований Гарвардского университета «Дамбартон Оукс».

Вместе с отцом Александром Шмеманом был активным участником процесса предоставления Северо-Американской митрополии статуса автокефалии, повлёкшего за собой её преобразование в Православную церковь в Америке, в которой отец Иоанн был председателем отдела внешних сношений и членом Митрополичьего совета. Являлся редактором газеты The Orthodox Church. Активный сторонник экуменического движения, был членом центрального комитета Всемирного совета церквей (ВСЦ), в 1968—1976 годах — модератором комиссии ВСЦ «Вера и церковное устройство» (Faith and Order). Был президентом Православного богословского общества Америки, президентом Американской патристической ассоциации, членом Исполнительного комитета США по византийским исследованиям.

В 1976—1984 годах — настоятель церкви Христа Спасителя в Нью-Йорке.

В 1979 году посетил СССР, где встретился со священниками Дмитрием Дудко, Александром Менем, Глебом Якуниным, обсуждая с ними, в частности, вопрос о создании в СССР подпольной духовной семинарии (сам отец Иоанн к подобным проектам относился скептически). Отцу Иоанну на длительное время был запрещён въезд в СССР, а его участие в этой встрече стало предметом резкой критики в советской газете «Труд» 10 и 11 апреля 1986 года.

В мае 1984 года после смерти Александра Шмемана назначен деканом Свято-Владимирской духовной семинарии[5]. Так как должность ректора семинарии была скорее номинальной, то реальное руководство осуществлял декан.

В марте 1990 года был возведён в сан протопресвитера.

1 июля 1992 года ушёл в отставку с поста декана[6], намереваясь посвятить себя только научно-педагогической деятельности. После этого отправился в Россию. «Перед самым отъездом в Нью-Йорк, во время встречи с молодыми священниками на частной квартире, отец Иоанн совсем просто рассказал, что он теперь свободен от прежних должностей в Америке и намерен вернуться работать в сентябре»[7].

Однако ещё находясь в России, он почувствовал недомогание. По возвращении в США, у него был диагностирован рак. Скончался 22 июля 1992 года, похоронен на кладбище в городе Крествуд (США), недалеко от Свято-Владимирской духовной семинарии.

Научная деятельность[ | ]

Известный богослов и церковный историк, его труды издавались на 12 языках, в том числе на английском, французском, русском, итальянском, немецком. Автор перевода и критического издания «Триад в защиту священнобезмолвствующих святого Григория Паламы» (2 тт., Лувен, 1959). Значительное влияние на его становление как учёного оказали архимандрит Киприан (Керн) и протоиерей Георгий Флоровский. Полагал, что

для того, чтобы действительно проникнуть в мир Святых Отцов, почувствовать их мысль, узнать, почему они говорили именно так, а не иначе, и что всё это значит для нас — носителей другого менталитета, живущих много веков спустя, в иной культуре, — нам необходимо изучать историю.

Главной темой его научных работ было святоотеческое богословие, в частности учение святого Григория Паламы. По словам епископа Илариона (Алфеева),

В своих книгах отец Иоанн прослеживает православно-христианскую мистическую традицию, истоки которой он видит в раннем египетском монашестве. Основные вехи этой многовековой традиции: умная молитва Евагрия Понтийского, мистицизм сердца Макария Египетского, учение об обожении святых Григория Нисского и Максима Исповедника, учение о боговидении преподобного Симеона Нового Богослова, византийский исихазм XI—XIV веков, средневековое русское монашество, преподобный Серафим Саровский и святой праведный Иоанн Кронштадтский в XIX—XX столетиях. Под православной мистикой (в отличие от внехристианского или оккультного мистицизма) отец Иоанн понимает «объективное видение Бога человеком», достигаемое святыми на высших ступенях духовного подвига, всецелое приобщение человека к Богу, при котором «божественный свет сияет в самом теле обоженного человека».

Иларион (Алфеев). Православное богословие на рубеже эпох. Православная традиция. Наследие византийского исихазма.

По мнению отца Иоанна Мейендорфа,

мистическая направленность является главным отличием восточной богословской традиции от западной: в истории восточного христианства мистическое созерцание Бога и богословие всегда находились в тесном соотношении, никогда не упраздняя друг друга. Поэтому и богословие на Востоке не превратилось в сухую науку, в то время как западное богословие постепенно приобрело схоластический характер.

Также отец Иоанн изучал проблемы византийской христологии, придя к выводу, что христология современных нехалкидонских церквей является продолжением и развитием христологии святого Кирилла Александрийского. В связи с этим он активно участвовал в диалоге между православной церковью и восточными православными (дохалкидонскими) церквами, считая, что «божественная истина может часто выражаться по-разному без нарушения этим разнообразием единства во Христе».

Оценки и наследие[ | ]

По воспоминаниям митрополита Илариона (Алфеева),

духовная связь с Россией не прерывалась у отца Иоанна никогда. Однако лишь в последние несколько лет, уже будучи ректором Свято-Владимирской семинарии, он получил возможность регулярно бывать в России, встречаться со священниками и богословами, с учёными и представителями культурной интеллигенции. Он читал лекции в духовных академиях, университетах, проповедовал в храмах, выступал по телевидению. Особенно радовали отца Иоанна встречи с верующей молодёжью, на которую он возлагал главные надежды в «чаемом всеми нами православном возрождении».

Один из его учеников, профессор Александр Дворкин вспоминал, что отец Иоанн

был не только одним из крупнейших патрологов XX века, учёным с мировым именем. Он был исключительным, редким пастырем, душу свою полагавшим за своих овец. Для меня он был в некотором роде эталоном Православия. Он всегда придерживался, как сам то называл, «срединного золотого пути», то есть никогда не уклонялся ни в размытое экуменическое богословие, ни в сектантство, ни в бездумное охранительство, ни в безудержный либерализм, но всегда призывал к трезвению и рассуждению. Это и были главные черты его напряжённой духовной жизни. И при всей его мягкости и деликатности на главном отец Иоанн стоял очень твёрдо и в вопросах принципиальных не уступал никогда. Всегда он был ровным и спокойно-доброжелательным. Раздражённым я видел его лишь несколько раз. И всякий раз его раздражение было вызвано столкновением с ханжеством и лицемерием, которые он действительно не мог выносить.

9—11 февраля 2012 года в Свято-Сергиевском институте в Париже прошла Международная конференция «Наследие протопресвитера Иоанна Мейендорфа — учёного и церковного деятеля (1926—1992)», проведённый чтобы почтить 20-ю годовщину кончины протопресвитера Иоанна Мейендорфа[8].

Труды[ | ]

Примечания[ | ]

Литература[ | ]

Ссылки[ | ]