COVID-19

COVID-19
Symptoms of coronavirus disease 2019 4.0-ru.png
Симптомы COVID-19
МКБ-10 U07.1 и U07.2
DiseasesDB 60833
MeSH C000657245
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

COVID-19[1] (аббревиатура от англ. COronaVIrus Disease 2019), ранее коронавирусная инфекция 2019-nCoV[2][3] — потенциально тяжёлая[⇨] острая респираторная инфекция, вызываемая коронавирусом SARS-CoV-2 (2019-nCoV)[4]. Представляет собой опасное заболевание[3], которое может протекать как в форме острой респираторной вирусной инфекции лёгкого течения[5][6], так и в тяжёлой форме[7], специфические осложнения которой могут включать вирусную пневмонию, влекущую за собой острый респираторный дистресс-синдром или дыхательную недостаточность с риском смерти[8][9]. К наиболее распространённым симптомам заболевания относятся повышенная температура тела, утомляемость и сухой кашель[10]. В редких случаях поражение вирусом детей и подростков, предположительно, может приводить к развитию воспалительного синдрома[11].

Распространяется вирус воздушно-капельным путём через вдыхание распылённых в воздухе в процессе кашля или чихания капель с вирусом, а также через попадание вируса на поверхности с последующим занесением в глаза, нос или рот. К числу эффективных мер профилактики относится частое мытьё рук и соблюдение правил респираторной гигиены[10]. Заболевание вызывается новым вирусом, против которого у людей изначально нет приобретённого иммунитета[12], к инфекции восприимчивы люди всех возрастных категорий[13].

На данный момент против вируса отсутствуют какие-либо специфические противовирусные средства лечения или профилактики[10]. В большинстве случаев (примерно в 80 %) какое-либо специфическое лечение не требуется, а выздоровление происходит само по себе[10][5]. Тяжёлые формы болезни с большей вероятностью могут развиться у пожилых людей и у людей с определёнными сопутствующими заболеваниями, включающими астму, диабет и сердечные заболевания[13]. В тяжёлых случаях применяются средства для поддержания функций жизненно важных органов[14].

Примерно в 15 % случаев заболевание протекает в тяжёлой форме с необходимостью применения кислородной терапии, ещё в 5 % состояние больных критическое[15]. В целом по миру на 16 апреля летальность заболевания оценивается примерно в 6,5 %[16]. Согласно анализу данных по 1099 пациентам по состоянию на 28 февраля 2020 года у 91,1 % пациентов с COVID-19 диагностировалась пневмония[17]. Показатели с течением времени могут измениться.

В связи с эпидемией Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ) объявлена чрезвычайная ситуация в области общественного здравоохранения, имеющая международное значение[18], а риски на глобальном уровне оцениваются как очень высокие[19]. Ситуация быстро развивается, ежедневно увеличивается количество заболевших и погибших. Ведутся различные научные и клинические исследования[20]. Многие научные и медицинские издательства и организации подписались под заявлением о свободном доступе и обмене информацией, связанной с новым заболеванием[21].

11 марта распространение вируса было признано пандемией[22]. Эта эпидемия является первой в истории человечества[23] пандемией, которая может быть взята под контроль[24]. Правительствам имеет смысл подготовить списки обученного персонала, который способен взять ситуацию под контроль, а также списки медикаментов, средств индивидуальной защиты, припасов и оборудования, необходимых для лечения[25][26]. ВОЗ призывает страны к подготовке больниц, обеспечению защиты медицинских работников и к решению о необходимости принятия тех или иных мер социального дистанцирования[27].


Эпидемиология[ | ]

Основная статья: Пандемия COVID-19
Сглаживание кривой заболеваемости за счёт замедления скорости распространения инфекции, позволяющее медицинским учреждениям справляться с возникающей нагрузкой[28][29].

31 декабря 2019 года Всемирная организация здравоохранения была проинформирована об обнаружении случаев пневмонии, вызванной неизвестным возбудителем, 3 января китайские службы сообщили ВОЗ о 44 случаях пневмонии в городе Ухань провинции Хубэй[30]. Патоген оказался новым коронавирусом (ныне известным как SARS-CoV-2, ранее — под временным названием 2019-nCoV[2]), который ранее не обнаруживался среди человеческой популяции[31]. 30 января 2020 года в связи со вспышкой эпидемии ВОЗ объявила чрезвычайную ситуацию международного значения в области здравоохранения[31], а 28 февраля 2020 года ВОЗ повысила оценку рисков на глобальном уровне с высоких на очень высокие[19]. 11 марта 2020 года эпидемия была признана пандемией[22]. Пандемия опасна тем, что одновременное заболевание инфекцией множества людей может привести к перегруженности системы здравоохранения с повышенным количеством госпитализаций и летальных исходов[32]. Системы здравоохранения могут оказаться не готовы к необычайно большому количеству тяжелобольных пациентов[33]. Наиболее важной ответной мерой по отношению к инфекции являются не лечебные мероприятия, а снижение скорости её распространения[⇨][32], чтобы растянуть её во времени и снизить, таким образом, нагрузку на системы здравоохранения[33]. Эпидемия закончится, как только среди населения выработается достаточный коллективный иммунитет[33].

Согласно анализу 72 314 случаев заболеваний, проведённому Центром по контролю и предотвращению заболевания Китая, по состоянию на 11 февраля 2020 года 87 % случаев заболевания приходились на возраст от 30 до 79 лет, 1 % — на детей 9 лет и младше, ещё 1 % — на детей и подростков в возрасте от 10 до 19 лет, а 3 % заболевших были пожилыми людьми в возрасте от 80 лет. Соотношение мужского и женского пола составило 51 % к 49 % соответственно. Среди заболевших 4 % были медицинскими работниками[18]. На примере Китая стало понятно, что распространение инфекции можно ограничивать, останавливая вспышки заболеваемости[10].

В США примерно треть больных являются пожилыми людьми возрастом от 65 лет. На них приходится почти половина госпитализаций, 53 % переводов в реанимацию и 80 % летальных исходов среди больных COVID-19[18].

Инфекционный процесс[ | ]

Этиология[ | ]

Изображение вируса, полученное с помощью электронного микроскопа. Вирус SARS-CoV-2 раскрашен жёлтым цветом[34]
Основная статья: SARS-CoV-2

Коронавирусное заболевание COVID-19 вызывается ранее неизвестным бетакоронавирусом (англ.) SARS-CoV-2, который был обнаружен в образцах жидкости, взятой из лёгких в группе пациентов с пневмонией в китайском городе Ухань в декабре 2019 года. SARS-CoV-2 относится к подроду Sarbecovirus и является седьмым по счёту известным коронавирусом, способным заражать человека[31].

SARS-CoV-2 является РНК-содержащим вирусом с оболочкой. Исследования предполагают, что вирус является результатом рекомбинации коронавируса летучих мышей с другим, пока ещё не известным, коронавирусом. Предполагается, что человеку вирус передался от панголина[35][31]. Функциональные сайты белка пепломера вируса SARS-CoV-2 практически идентичны таковому у вируса, обнаруженного у панголинов[36]. Полный геном вируса уже расшифрован, находится в открытом доступе и доступен в том числе через базу GenBank, а одно предварительное исследование предполагает существование двух штаммов вируса, обозначаемых как L и S, при этом L, вероятно, является изначальным вариантом вируса, который распространялся в Ухане, он более агрессивен и встречается реже[31].

Передача инфекции[ | ]

Вирус передаётся воздушно-капельным путём через вдыхание мелких капель, распылённых в воздухе в процессе кашля или чихания. Капли с вирусом могут попадать на поверхности и предметы, а затем инфицировать прикоснувшегося к ним человека через последующие прикосновения к глазам, носу или рту[10]. Вирус может оставаться жизнеспособным в течение нескольких часов, попадая на поверхности предметов. На стальных поверхностях и на пластике он может сохраняться до 2—3 дней[37]. Исследование с сильным распылением показало, что вирус мог бы находиться в воздухе до нескольких часов, однако ВОЗ уточняет, что в естественных и медицинских условиях распыление происходит иным способом, а о передаче вируса по воздуху пока не сообщалось[38]. По данным Китайского центра по контролю и профилактике заболеваний жизнеспособный вирус был обнаружен в фекалиях больных COVID-19, что означает возможность фекально-оральной передачи инфекции, например, через контаминированные руки, пищу и воду[39], однако данный механизм передачи не является основным в случае COVID-19[10]. Есть также сообщения о том, что вирус обнаруживался в крови и слюне[31].

В одном из исследований сообщается о случае заболевания внутри семьи, где у двух членов семьи отсутствовали какие-либо симптомы и аномалии на рентгеновских снимках, но пробы слизи из верхних дыхательных путей показали наличие вируса. Таким образом, возможны бессимптомные случаи инфекции[40]. Хотя известный случай передачи инфекции при её бессимптомном течении[41] подвергся критике, становится всё больше свидетельств возможной передачи инфекции от бессимптомных носителей[31].

Также пока нет доказательств возможности развития внутриутробной инфекции или каких-либо осложнений после неё у новорождённых, если у матери выявлена пневмония на третьем триместре беременности[42]. Тем не менее выборки у текущих исследований крайне маленькие, а Национальная комиссия по здравоохранению Китая дала рекомендации вести мониторинг беременных в том числе и после выздоровления, а также изолировать младенца от больной матери после рождения как минимум на 14 дней[43].

В Китае передача идёт в основном в кругу семьи, внутрибольничная передача в данной стране для инфекции не характерна[12].

Есть сообщения о передаче инфекции от человека домашним кошкам, тиграм и львам. Экспериментально выяснено, что вирус может легко передаваться между домашними кошками. Возможность передачи от кошек к человеку требует дальнейших исследований[44].

Предположительно вирус эффективнее передаётся в сухих и холодных условиях, а также в тропических с высокой абсолютной влажностью. Пока есть лишь косвенные свидетельства в пользу зимней сезонности в северном полушарии[45]. Однако анализ корреляционных связей между метеорологическими параметрами и скоростью распространения инфекции в китайских городах не выявил взаимосвязи скорости распространения с температурой окружающей среды[46].

Патогенез[ | ]

Вирус попадает в клетку присоединением белка пепломера к рецептору — ангиотензинпревращающему ферменту 2 клетки[47]. Этим же путём происходило проникновение в случае вируса SARS-CoV, однако структурный 3D-анализ пепломера на поверхности вируса в случае SARS-CoV-2 предполагает возможно более сильное взаимодействие с рецептором[36]. Входу в клетку также способствует предварительная преактивация пепломера фурином, которая отсутствовала у вируса SARS-CoV[48]. После присоединения к рецептору вирус SARS-CoV-2 использует рецепторы клетки и эндосомы для проникновения. Помогает проникновению протеаза TMPRSS2[47]. После заражения вирус распространяется через слизь по дыхательным путям, вызывая большой выброс цитокинов и иммунный ответ в организме. При этом может наблюдаться снижение количества лимфоцитов в крови, в частности Т-лимфоцитов. Некоторые исследования предполагают, что на борьбу с вирусом расходуется слишком большое количество лимфоцитов. Снижение их количества также снижает защитные способности иммунной системы и может приводить к обострению заболевания[49].

Высокий уровень вирусовыделения в глотке наблюдается в первую неделю с появления симптомов, достигая наибольшего уровня на 4-й день, что предполагает активную репликацию вируса в верхних дыхательных путях. Продолжительность вирусовыделения после исчезновения симптомов заболевания оценивается в 8—20 дней[31]. Однако обнаружение РНК вируса после выздоровления не означает наличия жизнеспособного вируса[50].

Иммунитет[ | ]

Данные о длительности и напряжённости иммунитета в отношении вируса SARS-CoV-2 в настоящее время отсутствуют[6], для определения длительности потребуются долгосрочные серологические исследования иммунитета выздоровевших людей[45]. Против коронавирусов, отличных от SARS-CoV-2, формируется гуморальный иммунитет, однако часто сообщается о случаях повторного возникновения инфекции (реинфекции)[51]. По данным Центров по контролю и профилактике заболеваний США, пока нет свидетельств возможности реинфекции в случае COVID-19, по другим данным, такие случаи возникают и могут быть связаны с различными факторами, включая способы иммуносупрессии[52][31]. Выделение РНК вируса снижается с наступлением выздоровления и может продолжаться некоторое время — от дней до недель, однако это не означает наличие жизнеспособного вируса. При клиническом выздоровлении наблюдается выработка IgM- и IgG-антител, что означает развитие иммунитета против инфекции[53].

Симптомы[ | ]

Наиболее распространёнными симптомами являются[10][50]:

Среди других симптомов встречаются[50]:

Реже встречаются головная боль, спутанность сознания, насморк, боль в горле, кровохарканье (менее 10 %)[17][50]. Согласно систематическому обзору проявлений со стороны желудочно-кишечного тракта симптомы гастроэнтерита наблюдались примерно к 15 % пациентов, а примерно у 10 % не сопровождались респираторными симптомами, что приводило к запоздалому диагнозу заболевания[54]. Есть также сообщения об изменении вкуса и обоняния в лёгких случаях заболевания, обычно данные симптомы появляются до респираторных[55], потеря вкуса и обоняния также значатся в списке симптомов ВОЗ. По данным ВОЗ возможны также сыпь и изменение цвета кожи на пальцах рук и ног[10].

В исследовании 1099 пациентов в Китае лихорадка являлась наиболее частой среди госпитализированных, однако до госпитализации возникала меньше, чем у половины больных. При этом температура тела поднималась далеко не у всех пациентов. Выше 39 °C температура тела поднималась у 12,3 % пациентов в данном исследовании[17].

Данные по симптомам, собранные в Евросоюзе, отличаются от китайской статистики. Согласно анализу 58 277 случаев из 11 стран (почти все из Германии), температура наблюдалась в 35 % случаев, кашель — в 16 %, боль в горле — в 9,1 %, общая слабость — в 5,3 %, болевые ощущения — в 3,5 %[45].

Клиническая картина[ | ]

Инфекция, вызывается вирусом SARS-CoV-2, инкубационный период составляет 1—14 дней[35], может протекать бессимптомно, в лёгкой форме и в тяжёлой форме, с риском смерти[8], но полная клиническая картина пока ещё не ясна[56]. Симптомы развиваются в среднем на 5—6 день с момента заражения[35]. Пациенты с лёгкими симптомами обычно выздоравливают в течение недели[57].

Проявляется в трёх основных клинических формах[5]:

Прогрессирование болезни по медианному количеству дней с момента появления симптомов[59]
Состояние День
Госпитализация 7 (4—8)
Одышка 8 (5—13)
Острый респираторный
дистресс-синдром
9 (8—14)
Механическая вентиляция
лёгких
10,5 (7—14)
Перевод
в отделение реанимации
10,5

По данным одного исследования у всех пациентов, поступивших в больницу, обнаруживается пневмония с инфильтратами на рентгеновском снимке[58]. Особенностью болезни, выявляемой через компьютерную томографию, являются двусторонние изменения по типу «матового стекла», затрагивающие в основном нижние отделы лёгких и реже средний отдел правого лёгкого[60]. В другом исследовании отклонения от нормы на снимках обнаруживаются у 75 % больных[61]. При этом пневмония может обнаруживаться и в асимптоматических случаях инфекции[62]. У трети пациентов развивается острый респираторный дистресс-синдром[63]. При остром респираторном дистресс-синдроме могут обнаруживаться также тахикардия, тахипноэ или цианоз, сопровождающий гипоксию[31].

Также на фоне инфекции возможны дыхательная недостаточность, сепсис и септический (инфекционно-токсический) шок[6].

У беременных некоторые симптомы заболевания могут быть схожи с симптомами адаптации организма к беременности или с побочными явлениями, возникающими из-за беременности. Такие симптомы могут включать лихорадку, одышку и усталость[31].

Заболеванию подвержены дети всех возрастов, по сравнению со взрослыми у детей заболевание обычно протекает в менее тяжёлой форме[64], однако со схожими проявлениями, включая пневмонию[65]. Осложнения среди детей также встречаются реже и в более лёгкой форме[31]. Согласно анализу 2143 случаев заболевания среди детей тяжёлые и критические случаи наблюдаются лишь в 5,9 % случаев, а более уязвимыми к инфекции являются маленькие дети[64]. Также у детей чаще, чем у взрослых, может встречаться одновременное заражение другими вирусами[31]. Есть сообщения о кластерах детей с многосистемным воспалительным синдромом, предположительно, связанным с COVID-19. Болезнь проявляется схоже с синдромом Кавасаки и с инфекционно-токсическим шоком[11].

Осложнения[ | ]

У большинства COVID-19 протекает в лёгкой или средней форме, но в некоторых случаях COVID-19 вызывает сильные воспалительные процессы, называемые цитокиновым штормом, который может привести к смертельной пневмонии и острому респираторному дистресс-синдрому. При этом профили цитокинового шторма могут отличаться у разных пациентов[66]. Обычно COVID-19 сопровождается синдромом высвобождения цитокинов, при котором наблюдается повышенный уровень интерлейкина-6 (IL-6), коррелирующего с дыхательной недостаточностью, острым респираторным дистресс-синдромом и осложнениями[67]. Повышенные уровни провоспалительных цитокинов могут также свидетельствовать о развитии вторичного гемофагоцитарного лимфогистиоцитоза (англ.)[68].

Воспалительные процессы могут затронуть сердечно-сосудистую систему, приводя к аритмиям и миокардиту. Острая сердечная недостаточность встречается в основном среди тяжело или критически больных пациентов. Инфекция может оказывать долгосрочное воздействие на состояние здоровья сердечно-сосудистой системы. В случае пациентов с сердечно-сосудистыми заболеваниями в истории болезней может потребоваться строгий контроль их состояния[68].

Возможные осложнения COVID-19[68]:

Диагностика[ | ]

Всемирная организация здравоохранения предоставила рекомендации по диагностированию заболевания у людей с подозрением на инфекцию SARS-CoV-2[69].

В России вирус SARS-CoV-2 предлагается диагностировать согласно временному алгоритму, опубликованному Министерством здравоохранения РФ[6], также в России уже разработаны средства для лабораторной диагностики коронавируса[70].

Лабораторная диагностика[ | ]

Полимеразная цепная реакция[ | ]

Тестовый комплект Центров по контролю и профилактике заболеваний США для лабораторного определения коронавируса SARS-CoV-2[71]

Диагностировать вирус возможно при помощи полимеразной цепной реакции с обратной транскрипцией в реальном времени. В качестве образцов для анализа лучше подойдёт мокрота, но можно использовать и слизь из верхних дыхательных путей, если нет возможности получить образцы из нижних. В случае подозрения на инфекцию, но отрицательного результата теста, может быть произведено повторное взятие образцов для анализа из разных участков дыхательных путей[31]. В одном исследовании с выборкой в 5700 пациентов в 3,2 % случаев положительным был результат второго тестирования, результат первого — отрицательным[72].

Первые системы для быстрого анализа на основе полимеразной цепной реакции в реальном времени были разработаны в январе 2020 года в Германии. 250 тысяч этих тестов были распространены через Всемирную организацию здравоохранения[73]. В последующие месяцы ряд других лабораторий по всему миру создали свои системы тестирования на основе ПЦР.

Серологические тесты[ | ]

В отличие от ПЦР, тесты на антитела не определяют наличие активного вируса в организме, но определяют наличие иммунитета к нему, то есть наличие IgM- и IgG-антител в крови[74]. Тестирование на IgM позволяет определить факт недавнего заражения вирусом, а тестирование на IgG определяет наличие инфекции на более поздних стадиях заболевания[75]. Таким образом, тесты могут использоваться для определения переболевших[74].

Уже появляются различные коммерческие наборы для тестирования, а само тестирование набирает обороты[74].

Рентгенологическое обследование[ | ]

При подозрении на пневмонию рентгеновский снимок может показать инфильтраты в обоих лёгких, реже — лишь в одном. Если есть признаки пневмонии, но рентгеновский снимок ничего не показал, более точная картина может быть получена с помощью компьютерной томографии[31].

У детей картина схожа со случаями у взрослых, однако вирусная пневмония обычно протекает в лёгкой форме, поэтому отклонения от нормы могут быть не замечены на рентгеновских снимках, а диагноз может оказаться неверный[65].

Диагностические показатели и биомаркеры[ | ]

Поскольку COVID-19 проявляется в широком спектре клинических форм с разными степенями тяжести, одной из задач диагностики является также своевременное определение пациентов, у которых заболевание с большей вероятностью может прогрессировать в тяжёлую форму. Для этих целей требуется определение соответствующих биомаркеров[76]. В зависимости от тяжести течения заболевания проводится соответствующий рутинный анализ крови для ведения пациента и своевременного реагирования на изменения его состояния[77].

В одном из небольших исследований показано, что у большинства больных уровень прокальцитонина (англ.) в крови был в норме, однако он был повышенным у 3-х из 4 больных, у которых была обнаружена вторичная бактериальная инфекция[78]. Метаанализ нескольких исследований также показал, что повышение уровня прокальцитонина связано с развитием более тяжёлой степени заболевания в случае COVID-19, что может быть следствием присоединения вторичной бактериальной инфекции[79].

Эозинопения также часто встречается среди пациентов, но не зависит от степени тяжести болезни. Эозинопения может служить маркером COVID-19 у больных с подозрением на инфекцию SARS-CoV-2, если присутствуют соответствующие симптомы и аномалии в рентгеновских исследованиях[80].

У критически больных пациентов наблюдается повышенное содержание маркеров воспалительных процессов в плазме крови[53]. В небольшом исследовании отмечено, что у пациентов, попадающих в отделение интенсивной терапии, в крови выше уровни IL-2, IL-7, IL-10, GCSF (англ.), IP-10 (англ.), MCP1, MIP1A, and TNFα[78].

Лимфопения (англ.) (см. Лейкоцитарная формула) среди пациентов COVID-19 является наиболее частой и встречается примерно в 83 % случаев[53]. В случаях с летальным исходом лимфопения становилась более тяжёлой со временем, вплоть до смерти[81]. Помимо лимфопении, с тяжёлым течением заболевания также могут быть связаны нейтрофилия, повышенный уровень аланинаминотрансферазы и аспартатаминотрансферазы в сыворотке крови, повышенный уровень лактатдегидрогеназы, высокий уровень C-реактивного белка и высокий уровень ферритинов[53].

Степень тяжести заболевания при отсутствии сепсиса определяется исходя из степени насыщения артериальной крови кислородом и частоты дыхания[82]. На тяжёлую степень заболевания также может указывать обнаружение РНК вируса в крови пациента[53]. На сепсис может указывать уровень лактата в крови от 2 ммоль/л[77]. С летальными исходами ассоциируются повышенный уровень D-димера и лимфопения[53].

Дифференциальный диагноз[ | ]

По симптомам COVID-19 невозможно отличить от других острых респираторных инфекций, в частности, от простуды и других ОРВИ[31]. Пневмония при COVID-19 также не может быть клинически отличимой от пневмоний, вызванных другими патогенами[77]. Ключевым фактором диагностики является история путешествий или контактов больного[77][31]. В случаях группового заболевания пневмонией, особенно у военнослужащих, могут быть заподозрены аденовирусная или микоплазменная инфекции[31].

Другие инфекции могут быть исключены тестами на конкретных возбудителей: бактериальная пневмония может быть исключена положительным посевом крови или мокроты либо молекулярным тестированием, другие вирусные инфекции — через полимеразную цепную реакцию с обратной траскрипцией[31]. Диагностировать грипп могут помочь также экспресс-тесты, однако их отрицательный результат не исключает грипп[77]. Однако положительный диагноз на другой патоген не исключает одновременного заражения вирусом SARS-CoV-2 (коинфекции)[83]. В исследовании с выборкой 5700 человек коинфекция SARS-CoV-2 и другим респираторным вирусом обнаруживалась у 2,1 % человек[72].

Профилактика[ | ]

Основная статья: Профилактика COVID-19

На текущий момент не существует рекомендованных средств, способных предотвратить инфекцию в случае заражения[13]. Против вируса SARS-CoV-2 пока нет вакцин[84][5][31], но в данном направлении ведутся разработки[⇨].

Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) дала общие рекомендации по снижению риска заражения SARS-CoV-2[85]:

Применение медицинских масок среди населения
  • регулярно мыть руки с мылом или спиртосодержащим средством;
  • при кашле или чихании прикрывать нос и рот согнутым локтем или одноразовой салфеткой с последующим обязательным мытьём рук;
  • соблюдать дистанцию в 1 метр по отношению к другим людям в общественных местах, особенно, если у них наблюдаются респираторные симптомы или повышенная температура;
  • по возможности не трогать руками нос, рот и глаза;
  • при наличии лихорадки, кашля и затруднённого дыхания обратиться в медицинское учреждение за помощью.

Хотя при благоприятных условиях вирус может днями оставаться жизнеспособным на различных поверхностях, он уничтожается менее, чем за минуту, обычными дезинфицирующими средствами, такими как гипохлорит натрия и перекись водорода[86].

Употребление алкоголя не способствует уничтожению вируса, не обеспечивает дезинфекции полости рта и глотки, однако оказывает разрушительное воздействие на иммунную систему организма. Употребление алкоголя ослабляет её и снижает защитные способности организма против инфекционных заболеваний. Также употребление алкоголя является фактором риска развития острого респираторного дистресс-синдрома[87].

Рекомендации для заболевших[ | ]

Медицинские маски обычному населению рекомендуются в случае наличия респираторных симптомов[31] или в случае ухода за больным, у которого может быть COVID-19[88]. Исследования гриппа и гриппоподобных заболеваний показывают, что ношение масок больными может предотвратить заражение других людей и контаминацию окружающих вещей и поверхностей. При наличии симптомов, схожих с COVID-19, ВОЗ рекомендует больным ношение масок с соблюдением инструкций по их правильному использованию и утилизации, самоизоляцию, консультирование у медицинских работников при плохом самочувствии, мытьё рук и соблюдение дистанции по отношению к другим людям[89].

Рекомендации для здоровых[ | ]

Нет каких-либо доказательств пользы от ношения масок здоровыми людьми в общественных местах. Рекомендации же по ношению масок в разных странах могут отличаться друг от друга[31][89]. Тем не менее есть некоторые доказательства, что ношение масок здоровыми людьми может оказать профилактический эффект в домашних условиях, среди больных людей и в массовых скоплениях людей[89]. Ношение резиновых перчаток не является эффективным и может увеличить риск заражения, эффективным же является мытьё рук[85].

Избежать заражения можно, соблюдая дистанцию при нахождении рядом с больными людьми и избегая контакта с ними[57], а также воздерживаясь от рукопожатий[85]. ВОЗ всем рекомендует соблюдение дистанции по крайней мере в 1 метр с другими людьми, особенно, если у них есть симптомы респираторного заболевания[89].

Рекомендации для медицинских работников[ | ]

Медицинским работникам ВОЗ рекомендует использовать маски при уходе за больными, а респираторы — при выполнении процедур, во время которых может произойти распыление в воздухе жидкостей[57]. ВОЗ отмечает, что медицинские маски должны быть зарезервированы для медицинских работников, у населения они могут создать ложное ощущение безопасности и привести к пренебрежению другими мерами профилактики, в то время как медицинским работникам маски необходимы[89]. Для предотвращения распространения внутрибольничной инфекции, в том числе среди медицинского персонала, важно, чтобы медицинские работники соблюдали меры предосторожности[90].

Базовые принципы в рекомендациях ВОЗ включают в себя[91]:

  • соблюдение гигиены рук и респираторной гигиены;
  • стандартные меры предосторожности, включая ношение пациентами масок, медицинскими работниками — средств индивидуальной защиты, слежение за чистотой и отходами;
  • дополнительные меры предосторожности, включая адекватную вентиляцию помещений, ношение медицинских масок, перчаток и приспособлений для защиты глаз, ограничение контактов пациентов, по возможности помещение их в палаты с отрицательным давлением (англ.);
  • соблюдение мер предосторожности при выполнении процедур, при которых может произойти распыление в воздухе контаминированных жидкостей;
  • отношение ко всем лабораторным образцам как к потенциально заразным.

В медицинских учреждениях также рекомендуется чистить и проводить дезинфекцию столов, стульев, стен, компьютерной техники и других поверхностей. Эффективными против SARS-CoV-2 являются этиловый спирт (70—90 %), основанные на хлоре продукты (например, гипохлорит), перекись водорода (более 0,5 %)[92].

Эффективность средств персональной защиты[ | ]

По данным на июнь 2020 года анализ применения масок, лицевых щитков и соблюдения дистанции между людьми, опубликованный в Lancet, достоверно (среднее качество доказательств) показал, что значительно снижает вероятность заражения соблюдение дистанции между людьми в 1 метр и более, таким образом, дистанцирование уменьшает распространение инфекции. С гораздо меньшим уровнем достоверности (низкое качество доказательств) снижает вероятность заразиться ношение масок и защиты глаз. Хотя хороших доказательств нет, защита лица и глаз предположительно дают более высокую вероятность избежать заражения, чем соблюдение дистанции в 1 метр. Однако ни одна из трёх мер не защищает от заражения полностью, только снижает его риск. Специалисты, выполнившие метаанализ, рекомендуют, во-первых, соблюдать дистанцию с другими людьми больше одного метра, а в людных местах, где дистанцию соблюсти невозможно, предлагают использовать маски для лица или респираторы и защиту глаз (лицевые щитки или очки)[93].

Меры профилактики на государственном уровне[ | ]

Пока же наиболее эффективной мерой предотвращения распространения инфекции является контролирование её источников, включая раннюю диагностику, своевременное оповещение о случаях заражения, изоляцию больных, а также периодическое оповещение населения об обстановке и поддержание порядка[94]. Многие страны принимают меры социального дистанцирования, включая ограничение перемещений между городами, закрытие школ и университетов, переход на удалённую работу и помещение заболевших в карантин. Подобные меры могут помочь замедлить скорость распространения инфекции[95]. Массовые мероприятия могут сводиться к минимуму или откладываться[32]. Согласно моделирующим исследованиям во время пандемии COVID-19 карантин играет важную роль в замедлении распространения инфекции и снижении смертности, но больший эффект достигается введением карантина вместе с другими мерами профилактики или контроля[96].

Лечение[ | ]

Коронавирусный стационар при Сеченовском университете[98]

Против вируса SARS-CoV-2 отсутствует какая-либо специфичная противовирусная терапия[14] и нет доказательств эффективной иммуномодулирующей[90]. Антибиотики против вирусов бесполезны и не применяются в лечении. Однако они могут быть назначены в случае обнаружения бактериальной вторичной инфекции[13]. В основном пациенты получают симптоматическую и поддерживающую терапию[99]. В тяжёлых случаях лечение направлено на поддержание жизненно важных функций органов[14].

Если лечение в стационаре по каким-либо причинам невозможно, в лёгких случаях без тревожных признаков и при отсутствии хронических болезней допустим уход за больным в домашних условиях. Однако при наличии одышки, кровохарканья, повышенного выделения мокроты, признаков гастроэнтерита или изменениях психического состояния показана госпитализация[31].

При этом клинические рекомендации ВОЗ и Китая отличаются друг от друга. В китайских рекомендациях, в отличие от рекомендаций ВОЗ, включены спорные методы лечения, такие как применение кортикостероидов, антибиотики и противовирусные средства[82].

ВОЗ также предупреждает, что курение, применение народных средств, в том числе на основе трав, и самолечение, включая антибиотики, никак не помогут бороться с инфекцией, но могут нанести вред здоровью[10].

Поддерживающее лечение[ | ]

Пациентам со случаями средней тяжести заболевания и с тяжёлыми случаями требуется поддерживающее лечение и кислородная терапия[45]. Всемирная организация здравоохранения рекомендует всем странам обеспечить доступность устройств для измерения уровня кислорода в крови и медицинских устройств кислородной терапии[100]. Острый респираторный дистресс-синдром предполагает механическую вентиляцию лёгких. В более тяжёлых случаях применяется экстракорпоральная мембранная оксигенация, которая является сложным и комплексным методом поддержки пациентов при острой гипоксической дыхательной недостаточности. Этот метод применяется и при тяжёлых формах сердечной недостаточности, которая также может возникнуть на фоне инфекции SARS-CoV-2[101].

Всемирная организация здравоохранения опубликовала руководство по ведению тяжелобольных в случае подозрения на новый коронавирус[102]. В Кокрановском сотрудничестве также была подготовлена специальная тематическая подборка доказательной базы в соответствии с рекомендациями ВОЗ. Подборка включает в себя информацию по жидкостной реанимации и применению вазопрессоров, по механической вентиляции лёгких и её отмене, по лечению гипоксии, по фармакологическому лечению и по питанию в отделениях реанимации[103].

Экстракорпоральная мембранная оксигенация[ | ]

При экстракорпоральной мембранной оксигенации (ЭКМО) венозная кровь перенаправляется в специальный аппарат с мембранами, по сути представляющими собой искусственные лёгкие. Кровь насыщается кислородом и из неё удаляется углекислый газ, а затем она снова возвращается в другую вену или артерию. По текущим данным данный метод помогает снизить летальность среди пациентов с острым респираторным дистресс-синдромом[104].

Однако сам по себе метод является ресурсоёмким и дорогостоящим способом поддержания жизни, а в числе осложнений возможны больничные инфекции. Хотя он может помочь при дыхательной или сердечной недостаточности, он не поможет в случае множественного отказа органов или септического шока. Поскольку на текущий момент неизвестны соотношения разных причин смерти, сложно оценить возможную пользу в целом от применения ЭКМО при COVID-19[104].

В условиях эпидемии применение ЭКМО ограничено, как и в случае пандемии. В странах с малыми ресурсами в таких случаях больше жизней может быть спасено применением устройств для измерения уровня кислорода в крови и терапией кислородом[104].

Экспериментальное лечение[ | ]

Хотя на практике применяются нелицензированные препараты и экспериментальные терапии, например, с применением противовирусных средств, подобное лечение должно проходить в рамках этически обоснованных клинических исследований[31]. Критически важным является применение средств, обоснованных как научными исследованиями, так и этически[105][106]. ВОЗ подготовила протокол для проведения рандомизированных контролируемых исследований[100]. Применение же средств с недоказанной эффективностью может нанести вред пациентам, находящимся в критическом состоянии[106], а применение в широком масштабе нарушает принципы Хельсинкской декларации[107]. Например, хлорохин, гидроксихлорохин, азитромицин, а также лопинавир и ритонавир (англ.) ассоциируются с потенциальным повышением риска смерти из-за проблем с сердцем[108][31].

Общество специалистов доказательной медицины (ОСДМ) призывает разработчиков рекомендаций и указаний скептически относиться к гипотезам о возможной эффективности. Назначения терапий должны основываться не на гипотезах, а на клинических исследованиях, подтверждающих эффективность. Гипотезы же могут являться основанием для проведения спланированного клинического испытания[33]. Однако ВОЗ считает этически допустимым индивидуальное применение экспериментальных терапий вне клинических исследований в связи с экстренной ситуацией, если пациент был проинформирован и дал своё согласие. Подобные терапии должны проходить под наблюдением, а результаты должны быть задокументированы и предоставлены научному и медицинскому сообществу[109].

Лечение кортикостероидами[ | ]

SARS-CoV, MERS-CoV и SARS-CoV-2 приводят к большому выбросу цитокинов[78], вызывая сильный иммунный ответ[110]. Иммунный ответ является одной из причин возникновения острого повреждения лёгких и острого респираторного дистресс-синдрома[110]. В одном описательном исследовании стероиды[111] рекомендуется назначать при возникновении острого респираторного дистресс-синдрома[112]. Кортикостероиды могли бы снимать воспаление, уменьшая последующие повреждения лёгких[110]. В частности, они применялись при лечении инфекций, вызванных SARS-CoV и MERS-CoV, однако результаты исследований показывают, что они не помогали снизить смертность, но приводили к тому, что организм уничтожал вирусы в более медленном темпе[78].

Всемирная организация здравоохранения не рекомендует назначать кортикостероиды в рамках рядового курса лечения инфекции, а для точного определения пользы или вреда от кортикостероидов при системном лечении требуются дополнительные исследования[78]. Метаанализ же использования кортикостероидов в случае SARS-CoV обнаружил лишь 4 исследования с достаточно качественными для заключений данными, однако во всех случаях кортикостероиды в конечном итоге причиняли вред[110]. Тем не менее китайская команда медиков не согласна с подобной трактовкой, поскольку остальные 25 исследований показали противоречивые результаты, что делает данные исследований в целом противоречивыми[113].

Метаанализ и систематический обзор исследований, связанных с лечением гриппа кортикостероидами с общей выборкой в 6548 пациентов, также показал, что в случае применения оных увеличивается смертность. Другой метаанализ использования кортикостероидов при респираторно-синцитиальной инфекции среди детей также не нашёл каких-либо свидетельств пользы, по этой причине они не рекомендуются в случае данной инфекции[110].

По данным одного из обзоров нет каких-либо свидетельств конечной пользы от применения кортикостероидов ни в случаях SARS-CoV или MERS-CoV, ни в случаях респираторно-синцитиальной инфекции или гриппа. Наблюдения показывают, что применение стероидов приводило к повышенной смертности и учащению возникновения случаев вторичной инфекции при гриппе, а при инфекциях, вызываемых SARS-CoV и MERS-CoV, замедлялись темпы очистки организма от вирусов иммунной системой, приводя также к осложнениям у выживших. Нет никаких причин ожидать какой-либо пользы от кортикостероидов и в случае SARS-CoV-2, с большей вероятностью может быть причинён вред здоровью[110].

Однако китайская команда медиков апеллирует к выводам данного обзора, утверждая, что правильное назначение не очень больших доз стероидов помогает снизить смертность среди критически больных в Китае. Тем не менее они согласны, что большие дозы соотносятся с риском, включая вторичные инфекции, осложнения в долгосрочной перспективе и более длительную очистку организма от вирусов. Согласно экспертному консенсусу в Китае в каждом случае должно приниматься взвешенное решение, учитывающее возможные пользу и вред, в случае наличия хронических заболеваний стероиды должны применяться с осторожностью, назначаться стероиды должны лишь критически больным пациентам, а доза и длительность лечения не должны быть большими[113].

В общем случае исследователи сходятся во мнении о необходимости качественных рандомизированных контролируемых исследований для точного определения возможных пользы и вреда от лечения кортикостероидами[113]. Подобное исследование уже проводится[31].


Прогноз[ | ]

Распределение летальности по возрастам, %
Возраст 0-9 10-19 20-29 30-39 40-49 50-59 60-69 70-79 80-89 90+
Канада, на 29 апреля[114] 0.0 0.2 0.6 5.5 17.3
Китай, на 11 февраля[115] 0.0 0.2 0.2 0.2 0.4 1.3 3.6 8.0 14.8
Дания, на 30 апреля[116] 0.2 4.5 15.9 24.8 39.9
Германия, на 4 мая[117] 0.1 0.0 0.1 1.6 17.2 26.7
Израиль, на 30 апреля[118] 0.0 0.0 0.5 0.5 1.4 2.8 9.3 24.5 33.3 27.3
Италия, на 28 апреля[119] 0.1 0.0 0.1 0.3 0.9 2.6 9.8 24.2 29.0 24.7
Нидерланды, на 25 апреля[120] 0.0 0.3 0.1 0.2 0.5 1.5 7.6 23.2 30.0 29.3
Португалия, на 28 апреля[121] 0.0 0.0 0.0 0.0 0.2 0.7 3.0 8.7 17.2
Южная Корея, на 30 апреля[122] 0.0 0.0 0.0 0.2 0.2 0.8 2.6 10.4 24.3
Испания, на 29 апреля[123] 0.3 0.4 0.2 0.3 0.6 1.4 4.7 13.7 20.8 21.6
Швеция, на 26 апреля[124] 0.0 0.0 0.4 0.4 1.0 2.3 6.9 21.2 30.0 34.0
Швейцария, на 30 апреля[125] 0.0 0.0 0.0 0.1 0.0 0.5 2.8 10.5 25.2
Вашингтон, США, на 25 апреля[126] 0.0 0.2 1.3 8.9 29.9
Летальность по странам по состоянию на 1 апреля 2020 г.[31]
Страна Летальность
Италия 11,7 %
Испания 8,7 %
Великобритания 7,1 %
Иран 6,5 %
Китай 2,3 %[Прим. к табл. 1]
США 1,7 %
Германия 1 %
Австралия 0,4 %
  1. В случае Китая приведена итоговая летальность по 72 314 случаям с 31 декабря 2019 по 11 февраля 2020 года.

Летальность и тяжесть заболевания связаны с возрастом пациентов и наличием сопутствующих заболеваний[127]. Основной причиной летальных исходов является дыхательная недостаточность, развивающаяся на фоне острого респираторного дистресс-синдрома[31].

Согласно анализу 44 672 подтверждённых случаев в Китае (из общего числа в 72 314 случаев по данным с 31 декабря 2019 года по 11 февраля 2020 года), летальность составляет 2,3 %. Среди погибших больше пожилых людей возрастом от 60 лет и людей с хроническими болезнями. Среди критически больных летальность составляет 49 %[31][115]. Поскольку ситуация развивается, показатели могут измениться.

Уровень летальности может отличаться между странами, в некоторых странах уровень летальности оказался выше, чем в Китае. В целом по миру по состоянию на 8 апреля он оценивается примерно в 5,85 %[31]. Летальность среди госпитализированных варьируется от 4 % до 11 %[86]. На различия между странами могут влиять различные факторы[31]. Например, высокая летальность в Италии частично объясняется большим количеством пожилого населения в стране[128].

В сравнении с тяжёлым острым респираторным синдромом и ближневосточным респираторным синдромом летальность у COVID-19 намного ниже. Однако заболевание COVID-19 легче распространяется и уже отняло намного больше жизней[31].

Итоговая летальность среди пациентов без сопутствующих заболеваний в Китае была намного ниже и составляла 0,9 %[50]. В число факторов, способствующих большей вероятности протекания болезни в тяжёлой форме, входят:

Согласно систематическому обзору желудочно-кишечных проявлений наличие симптомов гастроэнтерита повышает риск развития тяжёлого или критического состояния, а также острого респираторного дистресс-синдрома[54].

Из сердечных заболеваний риск смерти повышают коронарная недостаточность, сердечная недостаточность и аритмии[129].

Исследования взаимосвязи курения с более тяжёлым течением заболевания дают различные результаты, однако можно сказать, что у курящих людей риск выше[31]. Анализ пациентов в Китае также показывает, что у мужчин чаще, чем у женщин, развивается тяжёлая или критическая степень заболевания. Причины явления пока неизвестны, однако, возможно, оно связано с тем, что мужчины курят чаще, нежели женщины[130].

Экспериментальные терапии и направления исследований[ | ]

В целях определения эффективных терапий ВОЗ запустила международное исследование «Solidarity», которое будет изучать эффективность применения различных терапий по сравнению с обычным поддерживающим лечением[131].

Разработка вакцины[ | ]

Основная статья: Вакцина против COVID-19

Разработка вакцины является критически важной задачей для системы здравоохранения[106]. Разработка ведётся, но по времени может занять около года[31]. Текущие исследования концентрируются на получении антител к белкам пепломеров на поверхности вируса, в частности, к рецепторному домену данного белка[132].

Разрабатывается по меньшей мере 20 потенциальных вакцин[15]. Если вакцины докажут свою эффективность и безопасность на животных, то есть шанс, что они будут готовы к масштабным клиническим испытаниям уже к июню 2020 года[25]. Первое испытание вакцины началось уже спустя 60 дней после расшифровки генома вируса и его публикации[133].

Противовирусные средства[ | ]

Разработка противовирусных средств предполагает прерывание репликации вируса на каком-либо из этапов его жизненного цикла, при этом не уничтожая сами клетки человеческого тела. Вирусы быстро размножаются, часто мутируют и легко адаптируются, развивая в конечном итоге нечувствительность к лекарствам и вакцинам. По этой причине разработка противовирусных средств очень затруднена[134].

Ведутся клинические испытания различных противовирусных средств, включая осельтамивир, дарунавир (англ.), ганцикловир, фавипиравир, балоксавир марбоксил, умифеновир, рибавирин, интерферон альфа, распылённый интерферон альфа и другие[31]. Эффективность противовирусных средств должна быть подтверждена рандомизированными контролируемыми клиническими испытаниями[135].

Рандомизированное контролируемое испытание комбинации лопинавира и ритонавира (англ.) показало, что он не приносит никакой пользы в случае тяжелобольных пациентов. В подтверждении отсутствия пользы или определении её возможности могут помочь дальнейшие исследования[136]. Большинство экспертов не советует применять данный препарат вне клинических исследований[137]. В исследовании с небольшой выборкой арбидол показал себя более эффективным, чем лопинавир и ритонавир. В группе, в которой применяли арбидол, тесты на РНК вируса показывали отсутствие вируса раньше, чем в группе лопинавира и ритонавира[138]. В другом исследовании арбидол и комбинация лопинавира и ритонавира не продемонстрировали какого-либо значимого эффекта на скорость выздоровления пациентов по сравнению с контрольной группой, которая не принимала никаких лекарств. Однако и арбидол, и комбинация лопинавира и ритонивира приводили к побочным эффектам, которые не наблюдались в контрольной группе, не принимавшей никаких лекарств[139].

В России против COVID-19 для применения в условиях стационара официально зарегистрирован фавипиравир[140].

Ремдесивир[ | ]

У ремдесивира, препарата, разработанного против вируса Эболы, была показана противовирусная активность против SARS-CoV-2 «в пробирке» (in vitro) и в Китае этот препарат стал использоваться при лечении COVID-19[141]. Параллельно идут клинические испытания, однако производитель ограничил доступ к препарату из-за слишком большого спроса[31].

Весной 2020 года в разных странах начались несколько клинических исследований ремдесивира[142]. Одно из исследований, начатое по стандартам доказательной медицины в Китае, было прервано раньше срока, поскольку, по словам авторов, они не смогли набрать нужное число пациентов. Это исследование, даже не завершённое, показало отсутствие значимого лечебного эффекта у терапии ремдесивиром, однако меньшее запланированного число пациентов и раннее завершение исследования не дают уверенности в результате[143][142]. Предварительные результаты рандомизированного исследования 1063 пациентов показали, что ремдесивир эффективнее плацебо при лечении в течение 10 дней, что выразилось в сокращении количества дней до выздоровления в группе, лечившейся ремдесивиром[144]

Хлорохин и гидроксихлорохин[ | ]

В 2020 году проводились клинические испытания противомалярийных препаратов хлорохина и гидроксихлорохина — пероральных противомалярийных препаратов, использующихся также при лечении некоторых аутоиммунных расстройств. Оба препарата предварительно показали эффективность против вируса «в пробирке» (in vitro). По сравнению с хлорохином гидроксихлорохин обладает меньшим количеством побочных эффектов и более доступен в ряде стран. Препараты есть в клинических рекомендациях Италии и Китая, однако рекомендации основаны на слабых доказательствах[31]. Небольшое рандомизированное исследование не обнаружило существенной разницы в очистке организма от вируса между группой, в которой применяли гидроксихлорохин, и контрольной группой при лечении COVID-19[137].

По опыту лечения малярии и системной красной волчанки оба препарата относительно хорошо переносятся пациентами, однако обладают серьёзными побочными эффектами в менее 10% случаев, среди которых пролонгация QT (англ.), гипогликемия, психоневрологические побочные эффекты и ретинопатия. Для оценки длительности интервала QT рекомендуется проводить электрокардиографию до начала лечения данными препаратами и в процессе их применения[47].

Предварительные результаты рандомизированного исследования дозировки хлоронина дифосфата предполагают, что препарат не должен быть рекомендован для критически больных пациентов (особенно при применении с азитромицином или осельтамивиром)[145]. Результаты некоторых исследований указывают на отсутствие пользы от лечения хлорохином и гидроксихлорохином и предполагают, что они могут быть даже вредными[146][147]. В группе с высокими дозировками было повышенное количество летальных исходов[145].

15 июня 2020 года FDA отозвала разрешение на чрезвычайное использование хлорохина и гидроксихлорохина при лечении COVID-19 из-за перевеса негативных действий препаратов над их возможной пользой. На основе имеющихся научных данных определено, что лекарства, вероятно, не являются эффективными против COVID-19[148][149].

Азитромицин[ | ]

Азитромицин — антибиотик широкого спектра действия. Группа французских исследователей сообщила о успешном лечении COVID-19 сочетанием гидроксихлорохина и азитромицина, президент США Д. Трамп назвал эту терапию «медицинским прорывом», чем подстегнул споры о препарате. Однако опубликованное французское исследование не соответствует минимальным критериям доказательной медицины, и доказательств эффективности азитромицина при лечении COVID-19 нет[150].

Иммуномодуляторы[ | ]

Поскольку заболевание может вызывать достаточно сильные воспалительные процессы, изучаются некоторые иммуномодулирующие терапии, включая глюкокортикостероиды, плазму крови выздоровевших и противоцитокиновые терапии[137].

Плазма крови выздоровевших и иммуноглобулины[ | ]

Плазма крови выздоровевших и иммуноглобулины при внутривенном введении действуют как иммуномодулирующие средства, по этой причине не ожидается возможным проверить их противовирусную эффективность в экспериментах «в пробирке» (in vitro). Анализ исследований лечения больных также может быть затруднён, поскольку эффект от лечения будет сложно выделить на фоне сопутствующих факторов у пациента, естественного течения болезни и применения лекарственных средств[151]. Плазма крови выздоровевших использовалась при тяжёлом остром респираторном синдроме во время вспышки заболеваемости атипичной пневмонией как последний шанс на повышение выживаемости[152]. Некоторые исследования показали снижение смертности[152], однако в целом результаты исследований оказались противоречивыми[151].

Одно неконтролируемое исследование показывает улучшение показателей у 5 тяжелобольных пациентов с различным разбросом по времени после начала переливания плазмы выздоровевших[153]. Хотя исследование не является рандомизированным и не позволяет достоверно определить влияние терапии, оно является качественным и даёт повод для проведения дальнейших исследований на пациентах[154]. Другое исследование 10 тяжелобольных также показало улучшение состояния пациентов. В исследовании отмечается формирование гуморального иммунитета с большим количеством нейтрализующих антител в плазме выздоровевших, способных нейтрализовать вирус[155]. Систематический обзор ограниченного количества данных по переливанию плазмы показал безопасность метода и клиническую эффективность со снижением количества смертельных исходов. Однако для точного определения эффективности срочно требуются масштабные многоцентровые рандомизированные контролируемые исследования[156].

Для определения наличия антител в плазме крови у доноров могут использоваться серологические тесты. Также серологические тесты могут помочь в определении формирования собственного иммунитета у пациентов, получавших лечение плазмой крови выздоровевших. У таких пациентов он может не сформироваться, что повышает риски реинфекции, поэтому им потребуется вакцинация, как только она будет доступной[74].

США и страны Европы сообщили о подготовке к сбору и переливанию плазмы крови выздоровевших[45].

Средства против синдрома высвобождения цитокинов[ | ]

Тоцилизумаб и сарилумаб (англ.) являются иммуносупрессорами, ингибируют интерлейкин-6, применяются при ревматологических нарушениях и в лечении цитокинового шторма. В случае COVID-19 испытываются на возможность снижения вызываемого вирусом цитокинового шторма и уменьшения риска осложнений. Однако решение о применении иммуносупрессоров является сложным и предполагает принятие взвешенного решения с учётом преимуществ противовоспалительного действия и негативного эффекта от вмешательства в работу иммунной системы. Против цитокинового шторма испытываются и другие препараты[31]. Предварительные выводы в небольшом ретроспективном обзоре лечения 21 пациента тоцилизумабом предполагают быстрое улучшение состояния тяжело и критически больных пациентов[157].

Другие иммуномодулирующие средства[ | ]

Согласно исследованиям на животных и людях вакцина БЦЖ обладает иммуномодулирующими свойствами, однако пока они не изучены и неизвестны их характеристики. В отсутствие доказательств возможной защиты от COVID-19 ВОЗ не рекомендует применение вакцины БЦЖ для предотвращения COVID-19, рекомендации к применению сводятся лишь для профилактики туберкулёза среди новорождённых в странах с повышенным риском заболеваемости[158].

Комбинированное лечение[ | ]

Фаза 2 рандомизированного контролируемого испытания применения инъекций интерферона бета-1, комбинации лопинавира и ритонавира и рибавирина показали, что лечение одновременно тремя препаратами при условии начала лечения не позднее 7 дней с появления симптомов эффективнее, чем одной лишь комбинацией лопинавира и ритонавира. Отмечается снижение вирусовыделения, у большинства пациентов тест ПЦР был отрицательным на 8-й день лечения, также при лечении снижался уровень IL-6. Побочные эффекты были лёгкими и проходили сами собой[159].

Другие средства[ | ]

Блокаторы рецепторов ангиотензина II[ | ]

Ангиотензин II присоединяется к рецепторам AT1R (англ.) для сужения кровеносных сосудов, повышая таким образом кровяное давление. Ангиотензинпревращающий фермент 2 (АПФ-2) деактивирует ангиотензин II, образуя вещества, играющие роль вазодилататоров и выступающие обратной связью в ренин-ангиотензиновой системе. Блокаторы рецептора AT1R обычно используются для снижения кровяного давления при гипертонии, однако наблюдения показывают, что при их использовании повышается экспрессия АПФ-2. SARS-CoV использует мембранные рецепторы ангиотензинпревращающего фермента 2 для входа в клетки, считается, что и SARS-CoV-2 — тоже. Исследования SARS-CoV показали, что из-за заболевания снижается экспрессия АПФ-2, что ведёт к нарушениям в регуляции ферментов и слишком сильному стимулированию рецепторов AT1R, что в конечном итоге может приводить к повреждению лёгких. Блокаторы AT1R, например, валсартан, в теории могут помочь снизить шансы на развитие острого повреждения лёгких, ведётся изучение возможности подобного лечения[160][31]. Однако некоторые эксперты читают, что такие лекарства могут усугубить состояние пациентов из-за повышенной экспрессии АПФ-2[31].

Средства от гиперкоагуляции[ | ]

У пациентов, инфицированных SARS-CoV-2, значительно повышены концентрации D-димеров, что свидетельствует о таком нарушении, как ДВС-синдром (синдром внутрисосудистого свертывания)[161][162]. Поэтому предложено проводить профилактическую антикоагулянтную терапию для предотвращения полиорганного повреждения у пациентов с COVID-19, и в качестве одного из средств такой профилактики предложено использовать дипиридамол[163].

Средства против отёка лёгких[ | ]

Некоторые специалисты рассматривают икатибант как возможно имеющий терапевтическую ценность препарат, однако он должен пройти клинические испытания[164].

Сравнение COVID-19 с гриппом[ | ]

Согласно данным ВОЗ на 17 марта 2020 года, COVID-19 и грипп схожи по клиническим проявлениям болезни: инфекции могут протекать бессимптомно, в лёгкой или тяжёлой форме, в том числе с риском смерти[165]. Оба заболевания могут вызывать пневмонию[166]. Вирусы, вызывающие оба заболевания, также передаются схожим образом: контактным путём, воздушно-капельным (аэрозолью) и через предметы или поверхности[165].

Согласно этим же данным, у гриппа короче как инкубационный период, так и серийный интервал (англ.) (время от заражения одного человека до заражения другого). Серийный интервал для гриппа составляет 3 дня, для COVID-19 — примерно 5—6 дней. При этом грипп передаётся в первые 3—5 дней болезни, в которые симптомы болезни могут не проявляться. В случае COVID-19 возможность заражения вирусом до появления симптомов существует, но этот путь представляется не самым важным, согласно текущим данным. В случае гриппа важную роль играет распространение болезни среди детей, а COVID-19 заражает, прежде всего, взрослых, от которых уже заражаются дети, как показывают предварительные данные обследования китайских домохозяйств[165][167].

Согласно публикации ВОЗ, индекс репродукции, то есть число лиц, которых способен заразить один больной, в случае COVID‑19 выше, чем при гриппе. Однако оценки индекса репродукции для возбудителей COVID‑19 и гриппа существенно зависят от конкретных условий, что затрудняет сравнение[165][167].

Оба заболевания могут протекать как в лёгкой, так и в тяжёлой форме, иногда приводя к смертельным исходам[166]. Однако при гриппе также меньше процентное соотношение тяжёлых и критических случаев заболевания. Смертность из-за COVID-19, вероятно, выше, чем в случае сезонного гриппа. В случае гриппа наибольшему риску подвержены дети и пожилые люди, в то время как в случае COVID-19, по текущим данным, риск выше для пожилых людей и людей с хроническими болезнями[167].

Против COVID-19 нет доступных вакцин или разрешённых для применения именно против данной болезни лекарственных препаратов, в то время как против гриппа есть и противовирусные препараты, и вакцины[167]. В обоих случаях лечение направлено на облегчение симптомов, а в тяжёлых случаях может потребоваться госпитализация и поддерживающее лечение, например, механическая вентиляция лёгких[166].

Терминология[ | ]

11 февраля 2020 года Всемирная организация по здравоохранению дала заболеванию официальное название — COVID-19. Заболеваниям, вызываемым вирусами, названия даются в целях обеспечения возможности обсуждения распространения, способов передачи, профилактики, тяжести заболевания и методов лечения[168][1].

Вирус же, вызывающий заболевание, называется по-другому — SARS-CoV-2. Такое название дано, поскольку вирус генетически схож с вирусом SARS-CoV, который в 2003 году был ответственен за вспышку тяжёлого острого респираторного синдрома в Китае. Однако часто используются формулировки «вирус COVID-19», «коронавирусная инфекция COVID-19» или «вирус, вызывающий COVID-19». Тем не менее название заболевания не является названием вируса и не предназначено для замещения названия SARS-CoV-2, данного Международным комитетом по таксономии[168][1].

См. также[ | ]

Примечания[ | ]

  1. 1 2 3 Наименование заболевания, вызванного коронавирусом (COVID-19), и вирусного возбудителя. Всемирная организация здравоохранения. Дата обращения 7 марта 2020.
  2. 1 2 Novel coronavirus (2019-nCoV) (англ.). WHO/Europe. World Health Organization (9 March 2020). Дата обращения 9 марта 2020. Архивировано 18 апреля 2020 года.
  3. 1 2 Коронавирусная инфекция 2019-nCoV внесена в перечень опасных заболеваний // Министерство здравоохранения Российской Федерации. — 2020. — 2 февраля.
  4. Beeching, Fletcher, Fowler, 2020, Definition.
  5. 1 2 3 4 David L. Heymann, Nahoko Shindo. COVID-19: what is next for public health? (англ.) // The Lancet. — Elsevier, 2020. — 13 February. — ISSN 1474-547X 0140-6736, 1474-547X. — doi:10.1016/S0140-6736(20)30374-3.
  6. 1 2 3 4 Профилактика, диагностика и лечение новой коронавирусной инфекции (COVID-19). Временные методические рекомендации. Минздрав России. Министерство здравоохранения Российской Федерации (3 марта 2020).
  7. Clinical management of severe acute respiratory infection when novel coronavirus (nCoV) infection is suspected. — 2020. — 28 января.
  8. 1 2 Symptoms // 2019 Novel Coronavirus, Wuhan, China. — Centers For Disease Control and Prevention (CDC).
  9. Novel Coronavirus(2019-nCoV). Situation Report - 8. World Health Organization (20 января 2020).
  10. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Вопросы и ответы о COVID-19. Всемирная организация здравоохранения. Дата обращения 1 марта 2020. Архивировано 25 апреля 2020 года.
  11. 1 2 Multisystem inflammatory syndrome in children and adolescents temporally related to COVID-19 (англ.). World Health Organization. Дата обращения 18 мая 2020.
  12. 1 2 Report of the WHO-China Joint Mission on Coronavirus Disease 2019 (COVID-19). World Health Organization (24 февраля 2020).
  13. 1 2 3 4 5 6 7 8 Рекомендации ВОЗ для населения в связи c распространением нового коронавируса (2019-nCoV): мифы и ложные представления.
  14. 1 2 3 Prevention, Treatment of Novel Coronavirus (2019-nCoV) (англ.). CDC (29 January 2020). Дата обращения 29 января 2020.
  15. 1 2 Coronavirus disease 2019 (COVID-19) Situation Report – 46 (англ.). World Health Organization (6 March 2020).
  16. Beeching, Fletcher, Fowler, 2020, Prognosis, Case fatality rate.
  17. 1 2 3 Wei-jie Guan, Zheng-yi Ni, Yu Hu, Wen-hua Liang, Chun-quan Ou. Clinical Characteristics of Coronavirus Disease 2019 in China (англ.) // New England Journal of Medicine. — 2020-02-28. — 28 February. — ISSN 0028-4793. — doi:10.1056/NEJMoa2002032.
  18. 1 2 3 Beeching, Fletcher, Fowler, 2020, Epidemiology.
  19. 1 2 Coronavirus disease 2019 (COVID-19) Situation Report – 39. World Health Organization (28 февраля 2020).
  20. Beeching, Fletcher, Fowler, 2020, Summary.
  21. Sharing research data and findings relevant to the novel coronavirus (COVID-19) outbreak. Wellcome (31 января 2020). Дата обращения 26 февраля 2020.
  22. 1 2 Tedros Adhanom Ghebreyesus. BREAKING (англ.). World Health Organization (11 March 2020). Дата обращения 11 марта 2020.
  23. Coronavirus disease 2019 (COVID-19) Situation Report – 50. World Health Organization (10 марта 2020).
  24. Вступительное слово Генерального директора ВОЗ на брифинге по COVID-19 для постоянных представительств — 12 марта 2020 г.. Всемирная организация здравоохранения (12 марта 2020).
  25. 1 2 Bill Gates. Responding to Covid-19 — A Once-in-a-Century Pandemic? (англ.) // New England Journal of Medicine. — 2020. — 28 February. — ISSN 0028-4793. — doi:10.1056/NEJMp2003762.
  26. The Lancet. COVID-19: too little, too late? (англ.) // The Lancet. — Elsevier, 2020. — 7 March (vol. 395, iss. 10226). — P. 755. — ISSN 1474-547X 0140-6736, 1474-547X. — doi:10.1016/S0140-6736(20)30522-5.
  27. Coronavirus disease 2019 (COVID-19) Situation Report – 72. World Health Organization (1 апреля 2020).
  28. Roy M. Anderson, Hans Heesterbeek, Don Klinkenberg, T. Déirdre Hollingsworth. How will country-based mitigation measures influence the course of the COVID-19 epidemic? (англ.) // Lancet (London, England). — 2020. — 21 March (vol. 395, iss. 10228). — P. 931—934. — ISSN 1474-547X. — doi:10.1016/S0140-6736(20)30567-5.
  29. Beating Coronavirus: Flatten the Curve, Raise the Line — COVID-19: What You Need to Know (CME Eligible) (англ.). Coursera (April 2020). Дата обращения 25 апреля 2020.
  30. Pneumonia of unknown cause – China. World Health Organization (5 января 2020). Дата обращения 18 апреля 2020. Архивировано 18 апреля 2020 года.
  31. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 Nicholas J. Beeching, Tom E. Fletcher, Robert Fowler. COVID-19. BMJ Best Practices. BMJ Publishing Group (17 февраля 2020).
  32. 1 2 3 Coronavirus Disease 2019 (COVID-19) Situation Summary (англ.). Centers for Disease Control and Prevention (18 March 2020). Дата обращения 21 марта 2020.
  33. 1 2 3 4 О.Ю. Реброва, В.В. Власов, С.Е. Бащинский, В.А. Аксёнов. TWIMC: Комментарий ОСДМ о коронавирусной инфекции. OСДМ (22 марта 2020). Дата обращения 22 марта 2020.
  34. New Images of Novel Coronavirus SARS-CoV-2 Now Available. NIAID Now. U. S. National Institute of Allergy and Infectious Diseases (13 февраля 2020).
  35. 1 2 3 Report of the WHO-China Joint Mission on Coronavirus Disease 2019 (COVID-19). World Health Organization (24 февраля 2020).
  36. 1 2 Xiaolu Tang, Changcheng Wu, Xiang Li, Yuhe Song, Xinmin Yao. On the origin and continuing evolution of SARS-CoV-2 (англ.) // National Science Review. — 2020. — 3 March. — doi:10.1093/nsr/nwaa036.
  37. New coronavirus stable for hours on surfaces (неопр.). National Institutes of Health (NIH). U.S. Department of Health and Human Services (17 марта 2020). Дата обращения 21 марта 2020.
  38. Modes of transmission of virus causing COVID-19: implications for IPC precaution recommendations. World Health Organization (29 марта 2020).
  39. Yong Zhang, Cao Chen, Shuangli Zhu, Chang Shu, Dongyan Wang. Isolation of 2019-nCoV from a Stool Specimen of a Laboratory-Confirmed Case of the Coronavirus Disease 2019 (COVID-19) (англ.) // China CDC Weekly. — 2020-02-01. — Vol. 2, iss. 8. — P. 123—124. — ISSN 2096-7071.
  40. Xingfei Pan, Dexiong Chen, Yong Xia, Xinwei Wu, Tangsheng Li. Asymptomatic cases in a family cluster with SARS-CoV-2 infection (англ.) // The Lancet Infectious Diseases. — Elsevier, 2020. — 19 February. — ISSN 1474-4457 1473-3099, 1474-4457. — doi:10.1016/S1473-3099(20)30114-6.
  41. Camilla Rothe, Mirjam Schunk, Peter Sothmann, Gisela Bretzel, Guenter Froeschl. Transmission of 2019-nCoV Infection from an Asymptomatic Contact in Germany (англ.) // New England Journal of Medicine. — 2020. — 30 January. — ISSN 0028-4793. — doi:10.1056/NEJMc2001468.
  42. Huijun Chen, Juanjuan Guo, Chen Wang, Fan Luo, Xuechen Yu. Clinical characteristics and intrauterine vertical transmission potential of COVID-19 infection in nine pregnant women: a retrospective review of medical records (англ.) // The Lancet. — Elsevier, 2020. — 12 February. — ISSN 1474-547X 0140-6736, 1474-547X. — doi:10.1016/S0140-6736(20)30360-3.
  43. Jie Qiao. What are the risks of COVID-19 infection in pregnant women? (англ.) // The Lancet. — Elsevier, 2020. — 12 February. — ISSN 1474-547X 0140-6736, 1474-547X. — doi:10.1016/S0140-6736(20)30365-2.
  44. Peter J. Halfmann, Masato Hatta, Shiho Chiba, Tadashi Maemura, Shufang Fan. Transmission of SARS-CoV-2 in Domestic Cats (англ.) // New England Journal of Medicine. — 2020. — 13 May. — ISSN 0028-4793. — doi:10.1056/NEJMc2013400.
  45. 1 2 3 4 5 Disease background of COVID-19 (англ.). European Centre for Disease Prevention and Control. Дата обращения 20 марта 2020.
  46. Ye Yao, Jinhua Pan, Zhixi Liu, Xia Meng, Weidong Wang. No Association of COVID-19 transmission with temperature or UV radiation in Chinese cities (англ.) // The European Respiratory Journal. — 2020-04-08. — 8 April. — ISSN 1399-3003. — doi:10.1183/13993003.00517-2020.
  47. 1 2 3 James M. Sanders, Marguerite L. Monogue, Tomasz Z. Jodlowski, James B. Cutrell. Pharmacologic Treatments for Coronavirus Disease 2019 (COVID-19): A Review (англ.) // JAMA. — 2020. — 13 April. — doi:10.1001/jama.2020.6019.
  48. Jian Shang, Yushun Wan, Chuming Luo, Gang Ye, Qibin Geng. Cell entry mechanisms of SARS-CoV-2 (англ.) // Proceedings of the National Academy of Sciences. — National Academy of Sciences, 2020. — 6 May. — ISSN 1091-6490 0027-8424, 1091-6490. — doi:10.1073/pnas.2003138117.
  49. Chen, Nanshan. Epidemiological and clinical characteristics of 99 cases of 2019 novel coronavirus pneumonia in Wuhan, China : a descriptive study : [англ.] / Nanshan Chen, Min Zhou, Xuan Dong … [et al.] // The Lancet. — 2020. — 30 January. — P. i. i. S0140-6736(20)30211-7. — ISSN 0140-6736. — doi:10.1016/S0140-6736(20)30211-7. — PMID 32007143.
  50. 1 2 3 4 5 6 7 8 CDC. Interim Clinical Guidance for Management of Patients with Confirmed Coronavirus Disease (COVID-19) (англ.). U. S. Centers for Disease Control and Prevention (11 February 2020). Дата обращения 25 апреля 2020. Архивировано 25 апреля 2020 года.
  51. Geoffrey J. Gorse, Mary M. Donovan, Gira B. Patel. Antibodies to Coronaviruses Are Higher in Older Compared with Younger Adults and Binding Antibodies Are More Sensitive than Neutralizing Antibodies in Identifying Coronavirus-Associated Illnesses (англ.) // Journal of Medical Virology. — 2020. — 19 February. — ISSN 1096-9071. — doi:10.1002/jmv.25715.
  52. Guangming Ye, Zhenyu Pan, Yunbao Pan, Qiaoling Deng, Liangjun Chen. Clinical characteristics of severe acute respiratory syndrome coronavirus 2 reactivation (англ.) // The Journal of Infection. — 2020. — 20 March. — ISSN 1532-2742. — doi:10.1016/j.jinf.2020.03.001. — PMID 32171867.
  53. 1 2 3 4 5 6 CDC. Interim Clinical Guidance for Management of Patients with Confirmed Coronavirus Disease (COVID-19) (англ.). Coronavirus Disease 2019 (COVID-19). U. S. Centers for Disease Control and Prevention (11 February 2020). Дата обращения 31 марта 2020.
  54. 1 2 Ren Mao, Yun Qiu, Jin-Shen He, Jin-Yu Tan, Xue-Hua Li. Manifestations and prognosis of gastrointestinal and liver involvement in patients with COVID-19: a systematic review and meta-analysis (англ.) // The Lancet Gastroenterology & Hepatology. — Elsevier, 2020. — 12 May. — ISSN 2468-1156 2468-1253, 2468-1156. — doi:10.1016/S2468-1253(20)30126-6.
  55. Giacomo Spinato, Cristoforo Fabbris, Jerry Polesel, Diego Cazzador, Daniele Borsetto. Alterations in Smell or Taste in Mildly Symptomatic Outpatients With SARS-CoV-2 Infection (англ.) // JAMA. — 2020. — 22 April. — doi:10.1001/jama.2020.6771.
  56. CDC, Novel Coronavirus 2019 Situation Summary.
  57. 1 2 3 Sasmita Poudel Adhikari, Sha Meng, Yu-Ju Wu, Yu-Ping Mao, Rui-Xue Ye. Epidemiology, causes, clinical manifestation and diagnosis, prevention and control of coronavirus disease (COVID-19) during the early outbreak period: a scoping review (англ.) // Infectious Diseases of Poverty. — 2020. — 17 March (vol. 9, iss. 1). — P. 29. — ISSN 2049-9957. — doi:10.1186/s40249-020-00646-x.
  58. 1 2 Carlos del Rio, Preeti N. Malani. 2019 Novel Coronavirus—Important Information for Clinicians (англ.) // JAMA. — 2020-02-05. — doi:10.1001/jama.2020.1490.
  59. Claudio Ronco, Paolo Navalesi, Jean Louis Vincent. Coronavirus epidemic: preparing for extracorporeal organ support in intensive care (англ.) // The Lancet. — Elsevier, 2020. — 6 February. — ISSN 2213-2619 2213-2600, 2213-2619. — doi:10.1016/S2213-2600(20)30060-6.
  60. Sana Salehi, Aidin Abedi, Sudheer Balakrishnan, Ali Gholamrezanezhad. Coronavirus Disease 2019 (COVID-19): A Systematic Review of Imaging Findings in 919 Patients (англ.) // American Journal of Roentgenology. — 2020. — 14 March. — P. 1—7. — ISSN 0361-803X. — doi:10.2214/AJR.20.23034.
  61. Outbreak of severe acute respiratory syndrome coronavirus 2 (SARS-CoV-2): increased transmission beyond China – fourth update (недоступная ссылка). ECDC (14 февраля 2020). Дата обращения 15 февраля 2020. Архивировано 15 февраля 2020 года.
  62. Heshui Shi, Xiaoyu Han, Nanchuan Jiang, Yukun Cao, Osamah Alwalid. Radiological findings from 81 patients with COVID-19 pneumonia in Wuhan, China: a descriptive study (англ.) // The Lancet Infectious Diseases. — Elsevier, 2020. — 24 February. — ISSN 1474-4457 1473-3099, 1474-4457. — doi:10.1016/S1473-3099(20)30086-4.
  63. Alfonso J. Rodriguez-Morales, Jaime A. Cardona-Ospina, Estefanía Gutiérrez-Ocampo, Rhuvi Villamizar-Peña, Yeimer Holguin-Rivera. Clinical, laboratory and imaging features of COVID-19: A systematic review and meta-analysis (англ.) // Travel Medicine and Infectious Disease. — 2020. — 13 March. — P. 101623. — ISSN 1873-0442. — doi:10.1016/j.tmaid.2020.101623.
  64. 1 2 Yuanyuan Dong, Xi Mo, Yabin Hu, Xin Qi, Fang Jiang. Epidemiological Characteristics of 2143 Pediatric Patients With 2019 Coronavirus Disease in China (англ.) // Pediatrics (англ.). — American Academy of Pediatrics (англ.), 2020. — 16 March. — ISSN 1098-4275. — doi:10.1542/peds.2020-0702. — PMID 32179660.
  65. 1 2 Wei Xia, Jianbo Shao, Yu Guo, Xuehua Peng, Zhen Li. Clinical and CT features in pediatric patients with COVID-19 infection: Different points from adults (англ.) // Pediatric Pulmonology. — 2020. — 5 March. — ISSN 1099-0496. — doi:10.1002/ppul.24718.
  66. Marveh Rahmati, Mohammad Amin Moosavi. Cytokine-targeted therapy in severely ill COVID-19 patients: Options and cautions (англ.) // Eurasian Journal Of Medicine And Oncology. — 2020. — Vol. 4, iss. 2. — P. 179—181. — doi:10.14744/ejmo.2020.72142/.
  67. John B. Moore, Carl H. June. Cytokine release syndrome in severe COVID-19 (англ.) // Science. — 2020. — 1 May (vol. 368, iss. 6490). — P. 473—474. — ISSN 1095-9203 0036-8075, 1095-9203. — doi:10.1126/science.abb8925. — PMID 32303591.
  68. 1 2 3 Nicholas J. Beeching, Tom E. Fletcher, Robert Fowler. Complications : [арх. 18.04.2020] // Coronavirus disease 2019 (COVID-19). — BMJ Best Practice. — Дата обращения: 18.04.2020.
  69. Laboratory testing for 2019 novel coronavirus (2019-nCoV) in suspected human cases (англ.). World Heath Organization (17 January 2020). Дата обращения 9 февраля 2020.
  70. Роспотребнадзор разработал средства для лабораторной диагностики нового коронавируса. Роспотребнадзор (21 января 2020).
  71. CDC CDC Tests for 2019-nCoV (англ.). Centers for Disease Control and Prevention (5 February 2020). Дата обращения 12 февраля 2020.
  72. 1 2 Safiya Richardson, Jamie S. Hirsch, Mangala Narasimhan, James M. Crawford, Thomas McGinn. Presenting Characteristics, Comorbidities, and Outcomes Among 5700 Patients Hospitalized With COVID-19 in the New York City Area (англ.) // JAMA. — 2020-04-22. — doi:10.1001/jama.2020.6775.
  73. Sheridan, Cormac. Coronavirus and the race to distribute reliable diagnostics (англ.) // Nature Biotechnology : journal. — Nature Publishing Group, 2020. — 19 February. — doi:10.1038/d41587-020-00002-2.
  74. 1 2 3 4 Jennifer Abbasi. The Promise and Peril of Antibody Testing for COVID-19 (англ.) // JAMA. — 2020. — 17 April. — doi:10.1001/jama.2020.6170.
  75. Zhengtu Li, Yongxiang Yi, Xiaomei Luo, Nian Xiong, Yang Liu. Development and Clinical Application of A Rapid IgM-IgG Combined Antibody Test for SARS-CoV-2 Infection Diagnosis (англ.) // Journal of Medical Virology. — 2020. — 27 February. — ISSN 1096-9071. — doi:10.1002/jmv.25727.
  76. John E. L. Wong, Yee Sin Leo, Chorh Chuan Tan. COVID-19 in Singapore—Current Experience: Critical Global Issues That Require Attention and Action (англ.) // JAMA. — 2020. — 20 February. — doi:10.1001/jama.2020.2467.
  77. 1 2 3 4 5 Coronavirus: novel coronavirus (COVID-19) infection (англ.). Elsevier (12 March 2020).
  78. 1 2 3 4 5 Chaolin Huang, Yeming Wang, Xingwang Li, Lili Ren, Jianping Zhao. Clinical features of patients infected with 2019 novel coronavirus in Wuhan, China (англ.) // The Lancet. — Elsevier, 2020-01-24. — 24 January. — ISSN 1474-547X. — doi:10.1016/S0140-6736(20)30183-5. — PMID 31986264.
  79. Giuseppe Lippi, Mario Plebani. Procalcitonin in patients with severe coronavirus disease 2019 (COVID-19): A meta-analysis (англ.) // Clinica Chimica Acta. — 2020. — 6 January (vol. 505). — P. 190—191. — ISSN 0009-8981. — doi:10.1016/j.cca.2020.03.004.
  80. Jin-jin Zhang, Xiang Dong, Yi-Yuan Cao, Ya-dong Yuan, Yi-bin Yang. Clinical characteristics of 140 patients infected by SARS-CoV-2 in Wuhan, China (англ.) // Allergy. — 2020. — 19 February. — ISSN 1398-9995. — doi:10.1111/all.14238.
  81. Dawei Wang, Bo Hu, Chang Hu, Fangfang Zhu, Xing Liu. Clinical Characteristics of 138 Hospitalized Patients With 2019 Novel Coronavirus–Infected Pneumonia in Wuhan, China (англ.) // JAMA. — 2020. — 7 February. — doi:10.1001/jama.2020.1585.
  82. 1 2 Zhangkai J. Cheng, Jing Shan. 2019 Novel coronavirus: where we are and what we know (англ.) // Infection. — 2020-02-18. — 18 February. — ISSN 1439-0973. — doi:10.1007/s15010-020-01401-y.
  83. David Kim, James Quinn, Benjamin Pinsky, Nigam H. Shah, Ian Brown. Rates of Co-infection Between SARS-CoV-2 and Other Respiratory Pathogens (англ.) // JAMA. — 2020. — 15 April. — doi:10.1001/jama.2020.6266.
  84. COVID-19 Thematic Website, Together, We Fight the Virus, COVID-19 (англ.). The Government of the Hong Kong Special Administrative Region. Дата обращения 25 февраля 2020.
  85. 1 2 3 Рекомендации ВОЗ для населения. ВОЗ. Дата обращения 14 февраля 2020. Архивировано 18 апреля 2020 года.
  86. 1 2 Tanu Singhal. A Review of Coronavirus Disease-2019 (COVID-19) (англ.) // The Indian Journal of Pediatrics. — 2020. — 1 April (vol. 87, iss. 4). — P. 281—286. — ISSN 0973-7693. — doi:10.1007/s12098-020-03263-6.
  87. Алкоголь и COVID-19: что нужно знать. Всемирная организация здравоохранения. Дата обращения 18 апреля 2020. Архивировано 4 мая 2020 года.
  88. В каких случаях и как следует носить маску. Всемирная организация здравоохранения. Дата обращения 20 марта 2020.
  89. 1 2 3 4 5 Advice on the use of masks in the community, during home care and in healthcare settings in the context of the novel coronavirus (COVID-19) outbreak (англ.). World Health Organization (6 April 2020). Дата обращения 7 апреля 2020. Архивировано 28 апреля 2020 года.
  90. 1 2 Srinivas Murthy, Charles D. Gomersall, Robert A. Fowler. Care for Critically Ill Patients With COVID-19 (англ.) // JAMA. — 2020. — 11 March. — doi:10.1001/jama.2020.3633.
  91. Nicholas J. Beeching, Tom E. Fletcher, Robert Fowler. Approach : [арх. 18.04.2020] // Coronavirus disease 2019 (COVID-19). — BMJ Best Practice. — Дата обращения: 18.04.2020.
  92. Subject in Focus: Cleaning and Disinfection of Environmental Surfaces (англ.). World Health Organization (14 May 2020).
  93. Chu, Derek K. Physical distancing, face masks, and eye protection to prevent person-to-person transmission of SARS-CoV-2 and COVID-19 : a systematic review and meta-analysis : [англ.] / Derek K. Chu, Elie A. Akl // The Lancet. — 2020. — Vol. S0140-6736, no. 20 (June). — P. 31142–31149. — ISSN 1474-547X 0140-6736, 1474-547X. — doi:10.1016/S0140-6736(20)31142-9. — PMID 32497510.
  94. Pengfei Sun, Xiaosheng Lu, Chao Xu, Wenjuan Sun, Bo Pan. Understanding of COVID-19 based on current evidence (англ.) // Journal of Medical Virology. — 2020. — 25 February. — ISSN 1096-9071. — doi:10.1002/jmv.25722.
  95. Nicholas J. Beeching, Tom E. Fletcher, Robert Fowler. Prevention : [арх. 18.04.2020] // Coronavirus disease 2019 (COVID-19). — BMJ Best Practice. — Дата обращения: 18.04.2020.
  96. Barbara Nussbaumer-Streit, Verena Mayr, Andreea Iulia Dobrescu, Andrea Chapman, Emma Persad. Quarantine alone or in combination with other public health measures to control COVID-19: a rapid review (англ.) // Cochrane Database of Systematic Reviews. — 2020. — 8 April (vol. 4). — P. CD013574. — ISSN 1469-493X. — doi:10.1002/14651858.CD013574. — PMID 32267544.
  97. Sequence for putting on personal protective equipment (PPE). CDC.
  98. При Сеченовском университете открылся стационар для приема пациентов с COVID-19. Сайт Москвы. Официальный сайт Мэра Москвы (6 апреля 2020). Дата обращения 19 июня 2020.
  99. Главное о китайском коронавирусе. Есть ли опасность массового заражения жителей России. Телеканал 360°, 22 января 2020.
  100. 1 2 Coronavirus disease 2019 (COVID-19) Situation Report – 41. World Health Organization (1 марта 2020).
  101. Claudio Ronco, Paolo Navalesi, Jean Louis Vincent. Coronavirus epidemic: preparing for extracorporeal organ support in intensive care (англ.) // The Lanset Respiratory Medicine. — 2020. — 6 February. — doi:10.1016/S2213-2600(20)30060-6.
  102. Clinical management of severe acute respiratory infection when novel coronavirus (nCoV) infection is suspected (англ.). World Health Organization. Дата обращения 17 февраля 2020.
  103. Michael Brown, Harald Herkner, Toby Lasserson, Liz Bickerdike, Robin Featherstone, Monaz Mehta. Coronavirus (COVID-19): evidence relevant to critical care. Cochrane Special Collections. Кокрейновская библиотека (11 февраля 2020).
  104. 1 2 3 Graeme MacLaren, Dale Fisher, Daniel Brodie. Preparing for the Most Critically Ill Patients With COVID-19: The Potential Role of Extracorporeal Membrane Oxygenation (англ.) // JAMA. — 2020. — 19 February. — doi:10.1001/jama.2020.2342.
  105. Anthony S. Fauci, H. Clifford Lane, Robert R. Redfield. Covid-19 — Navigating the Uncharted (англ.) // New England Journal of Medicine. — 2020-02-28. — 28 February. — ISSN 0028-4793. — doi:10.1056/NEJMe2002387.
  106. 1 2 3 Yonghong Xiao, Mili Estee Torok. Taking the right measures to control COVID-19 (англ.) // The Lancet Infectious Diseases. — Elsevier, 2020. — 5 March. — ISSN 1474-4457 1473-3099, 1474-4457. — doi:10.1016/S1473-3099(20)30152-3.
  107. Обращение организации «Доверительный интервал» к медицинскому сообществу и регуляторным органам Российской Федерации по поводу грубейшего нарушения медицинской этики департаментом Здравоохранения Москвы, выпустившего рекомендации по профилактике коронавирусной инфекции с помощью гомеопатии. Автономная некоммерческая организация приверженцев доказательной медицины «Доверительный интервал» (22 марта 2020). Дата обращения 25 марта 2020.
  108. Andre C. Kalil. Treating COVID-19—Off-Label Drug Use, Compassionate Use, and Randomized Clinical Trials During Pandemics (англ.) // JAMA. — 2020. — 24 March. — doi:10.1001/jama.2020.4742.
  109. Off-label use of medicines for COVID-19 (англ.). World Health Organization (31 March 2020). — Scientific brief. Дата обращения 2 апреля 2020.
  110. 1 2 3 4 5 6 Clark D Russell, Jonathan E Millar, J Kenneth Baillie. Clinical evidence does not support corticosteroid treatment for 2019-nCoV lung injury : [англ.] // The Lancet. — Elsevier, 2020. — February.
  111. В оригинальном исследовании для лечения ОРДС стероидами указан метилпреднизолон в расчёте 1—2 мг/кг в день.
  112. Nanshan Chen, Min Zhou, Xuan Dong, Jieming Qu, Fengyun Gong. Epidemiological and clinical characteristics of 99 cases of 2019 novel coronavirus pneumonia in Wuhan, China: a descriptive study (англ.) // The Lancet. — Elsevier, 2020-01-30. — Vol. 0, iss. 0. — ISSN 1474-547X 0140-6736, 1474-547X. — doi:10.1016/S0140-6736(20)30211-7.
  113. 1 2 3 Lianhan Shang, Jianping Zhao, Yi Hu, Ronghui Du, Bin Cao. On the use of corticosteroids for 2019-nCoV pneumonia (англ.) // The Lancet. — Elsevier, 2020. — 11 February (vol. 0, iss. 0). — ISSN 1474-547X 0140-6736, 1474-547X. — doi:10.1016/S0140-6736(20)30361-5.
  114. Coronavirus Disease 2019 (COVID-19) DAILY EPIDEMIOLOGY UPDATE Updated: April 29, 2020, 11:00 AM ET. Public Health Agency of Canada (29 апреля 2020). Дата обращения 30 апреля 2020.
  115. 1 2 The Novel Coronavirus Pneumonia Emergency Response Epidemiology Team. Vital Surveillances: The Epidemiological Characteristics of an Outbreak of 2019 Novel Coronavirus Diseases (COVID-19) (англ.) // China CDC Weekly. — China, 2020. — February (vol. 2, iss. 8). — P. 113—122.
  116. COVID-19 i Danmark: Epidemiologisk overvågningsrapport den 30. april 2020, Statens Serum Institut, 30 April 2020, <https://files.ssi.dk/COVID19-overvaagningsrapport-30042020-2h7d>. Проверено 30 апреля 2020. 
  117. Coronavirus Disease 2019 (COVID-19) Daily Situation Report of the Robert Koch Institute 04/05/2020 -UPDATED STATUS FOR GERMANY. www.rki.de. Robert Koch Institute (4 мая 2020).
  118. קורונה - משרד הבריאות. Telegram. Дата обращения 30 апреля 2020.
  119. Epidemia COVID-19. Aggiornamento nazionale 28 aprile 2020, Rome: Istituto Superiore di Sanità, 29 April 2020, <https://www.epicentro.iss.it/coronavirus/bollettino/Bollettino-sorveglianza-integrata-COVID-19_28-aprile-2020.pdf>. Проверено 30 апреля 2020. 
  120. Epidemiologische situatie COVID-19 in Nederland 25 april 2020, Bilthoven: Rijksinstituut voor Volksgezondheid en Milie, 25 April 2020, <https://www.rivm.nl/documenten/epidemiologische-situatie-covid-19-in-nederland-25-april-2020>. Проверено 25 апреля 2020. 
  121. Apresentação do PowerPoint (порт.). Дата обращения 30 апреля 2020.
  122. 코로나바이러스감염증-19 국내 발생 현황(4월 30일, 정례브리핑), Korea Centers for Disease Control and Prevention, 30 April 2020, <https://www.cdc.go.kr/board/board.es?mid=a20501000000&bid=0015&list_no=367051&act=view>. Проверено 30 апреля 2020. 
  123. Actualización nº 91. Enfermedad por el coronavirus (COVID-19)., Ministerio de Sanidad, Consumo y Bienestar Social, 30 April 2020, <https://www.mscbs.gob.es/profesionales/saludPublica/ccayes/alertasActual/nCov-China/documentos/Actualizacion_91_COVID-19.pdf>. Проверено 30 апреля 2020. 
  124. FOHM Covid-19. Public Health Agency of Sweden. Дата обращения 27 апреля 2020.
  125. Todesfälle in der Schweiz nach Altersgruppen. datawrapper.dwcdn.net (30 апреля 2020). Дата обращения 30 апреля 2020.
  126. https://www.doh.wa.gov/emergencies/coronavirus
  127. Morteza Abdullatif Khafaie, Fakher Rahim. Cross-Country Comparison of Case Fatality Rates of COVID-19/SARS-COV-2 (англ.) // Osong Public Health and Research Perspectives. — 2020. — April (vol. 11, iss. 2). — P. 74—80. — ISSN 2210-9099. — doi:10.24171/j.phrp.2020.11.2.03. — PMID 32257772.
  128. Graziano Onder, Giovanni Rezza, Silvio Brusaferro. Case-Fatality Rate and Characteristics of Patients Dying in Relation to COVID-19 in Italy (англ.) // JAMA. — 2020. — 23 March. — doi:10.1001/jama.2020.4683.
  129. Mandeep R. Mehra, Sapan S. Desai, SreyRam Kuy, Timothy D. Henry, Amit N. Patel. Cardiovascular Disease, Drug Therapy, and Mortality in Covid-19 (англ.) // New England Journal of Medicine. — 2020. — 1 May. — ISSN 0028-4793. — doi:10.1056/NEJMoa2007621.
  130. An Pan, Li Liu, Chaolong Wang, Huan Guo, Xingjie Hao. Association of Public Health Interventions With the Epidemiology of the COVID-19 Outbreak in Wuhan, China (англ.) // JAMA. — 2020. — 10 April. — doi:10.1001/jama.2020.6130.
  131. “Solidarity” clinical trial for COVID-19 treatments (англ.). World Health Organization. Дата обращения 26 апреля 2020. Архивировано 26 апреля 2020 года.
  132. Stanley A. Plotkin. The New Coronavirus, the Current King of China (англ.) // Journal of the Pediatric Infectious Diseases Society. — 2020. — 21 February. — doi:10.1093/jpids/piaa018.
  133. Coronavirus disease 2019 (COVID-19) Situation Report – 60. World Health Organization (19 марта 2020).
  134. Coronavirus Resource Center. Harvard Health. Harvard Health Publishing (20 марта 2020). Дата обращения 22 марта 2020.
  135. Feng He, Yu Deng, Weina Li. Coronavirus Disease 2019 (COVID-19): What we know? (англ.) // Journal of Medical Virology. — 2020. — 14 March. — ISSN 1096-9071. — doi:10.1002/jmv.25766.
  136. Bin Cao, Yeming Wang, Danning Wen, Wen Liu, Jingli Wang. A Trial of Lopinavir-Ritonavir in Adults Hospitalized with Severe Covid-19 (англ.) // The New England Journal of Medicine. — 2020-03-18. — 18 March. — ISSN 1533-4406. — doi:10.1056/NEJMoa2001282.
  137. 1 2 3 Rajesh T. Gandhi, John B. Lynch, Carlos del Rio. Mild or Moderate Covid-19 (англ.) // New England Journal of Medicine. — 2020-04-24. — 24 April. — ISSN 0028-4793. — doi:10.1056/NEJMcp2009249.
  138. Zhen Zhu, Zhaohui Lu, Tianmin Xu, Cong Chen, Gang Yang. Arbidol monotherapy is superior to lopinavir/ritonavir in treating COVID-19 (англ.) // The Journal of Infection. — 2020. — 10 April. — ISSN 1532-2742. — doi:10.1016/j.jinf.2020.03.060. — PMID 32283143.
  139. [https://marlin-prod.literatumonline.com/pb-assets/products/coronavirus/MEDJ1.pdf Efficacy and safety of lopinavir/ritonavir or arbidol in adult patients with mild/moderate COVID-19: an exploratory randomized controlled trial] (англ.).
  140. Регистрационное удостоверение на Авифавир (англ.). Государственный реестр лекарственных средств (29 May 2020). Дата обращения 31 мая 2020.
  141. Manli Wang, Ruiyuan Cao, Leike Zhang, Xinglou Yang, Jia Liu. Remdesivir and chloroquine effectively inhibit the recently emerged novel coronavirus (2019-nCoV) in vitro (англ.) // Cell Research. — 2020-02-04. — P. 1—3. — ISSN 1748-7838. — doi:10.1038/s41422-020-0282-0.
  142. 1 2 Norrie J. D. Remdesivir for COVID-19 : challenges of underpowered studies : [англ.] / John David Norrie // The Lancet. — 2020. — Vol. 395, no. 10236 (June). — P. 1525–1527. — Publ. online Apr, 29 2020. — ISSN 1474-547X 0140-6736, 1474-547X. — doi:10.1016/S0140-6736(20)31023-0. — PMID 32423580. — PMC 7190306.
  143. Wang, Yeming. Remdesivir in adults with severe COVID-19 : a randomised, double-blind, placebo-controlled, multicentre trial : [англ.] / Yeming Wang, Dingyu Zhang, Guanhua Du … [et al.] // The Lancet. — 2020. — Vol. 395, no. 10236 (May). — P. 1569–1578. — Publ. online: April 29, 2020. — doi:10.1016/S0140-6736(20)31022-9. — PMID 32423584. — PMC 7190303.
  144. John H. Beigel, Kay M. Tomashek, Lori E. Dodd, Aneesh K. Mehta, Barry S. Zingman. Remdesivir for the Treatment of Covid-19 — Preliminary Report (англ.) // New England Journal of Medicine. — 2020. — 22 May. — ISSN 0028-4793. — doi:10.1056/NEJMoa2007764.
  145. 1 2 Mayla Gabriela Silva Borba, Fernando Fonseca Almeida Val, Vanderson Souza Sampaio, Marcia Almeida Araújo Alexandre, Gisely Cardoso Melo. Effect of High vs Low Doses of Chloroquine Diphosphate as Adjunctive Therapy for Patients Hospitalized With Severe Acute Respiratory Syndrome Coronavirus 2 (SARS-CoV-2) Infection: A Randomized Clinical Trial (англ.) // JAMA. — 2020. — 24 April (vol. 3, iss. 4.23). — P. e208857–e208857. — doi:10.1001/jamanetworkopen.2020.8857.
  146. Mehra MR, Desai SS, Ruschitzka F, Patel AN. Hydroxychloroquine or chloroquine with or without a macrolide for treatment of COVID-19: a multinational registry analysis (англ.) // The Lancet. — Elsevier, 2020. — Published online May 22. — doi:10.1016/S0140-6736(20)31180-6.
  147. Chloroquine or hydroxychloroquine for COVID-19: why might they be hazardous?. The Lancet
  148. Coronavirus (COVID-19) Update : FDA Revokes Emergency Use Authorization for Chloroquine and Hydroxychloroquine : [англ.] // FDA News : [электр. ресурс]. — Food and Drug Administration USA, 2020. — 15 June.
  149. Frequently Asked Questions on the Emergency Use Authorization (EUA) for Chloroquine Phosphate and Hydroxychloroquine Sulfate for Certain Hospitalized COVID-19 Patients : [англ.] : [арх. 21 июня 2020]. — Food and Drug Administration USA, 2020. — 15 June.
  150. Wroczyńska A. Эффективен ли азитромицин в лечении больных с COVID-19? / Agnieszka Wroczyńska, Jacek Mrukowicz // Практическая Mедицина : [электр. ресурс]. — 2020. — 21 апреля.
  151. 1 2 Lauren J. Stockman, Richard Bellamy, Paul Garner. SARS: systematic review of treatment effects // PLoS medicine. — 2006-09. — Т. 3, вып. 9. — С. e343. — ISSN 1549-1676. — doi:10.1371/journal.pmed.0030343. — PMID 16968120.
  152. 1 2 Long Chen, Jing Xiong, Lei Bao, Yuan Shi. Convalescent plasma as a potential therapy for COVID-19 (англ.) // The Lancet Infectious Diseases. — Elsevier, 2020-02-27. — Vol. 0, iss. 0. — ISSN 1474-4457 1473-3099, 1474-4457. — doi:10.1016/S1473-3099(20)30141-9.
  153. Chenguang Shen, Zhaoqin Wang, Fang Zhao, Yang Yang, Jinxiu Li. Treatment of 5 Critically Ill Patients With COVID-19 With Convalescent Plasma (англ.) // JAMA. — 2020. — 27 March. — doi:10.1001/jama.2020.4783.
  154. John D. Roback, Jeannette Guarner. Convalescent Plasma to Treat COVID-19: Possibilities and Challenges (англ.) // JAMA. — 2020. — 27 March. — doi:10.1001/jama.2020.4940.
  155. Kai Duan, Bende Liu, Cesheng Li, Huajun Zhang, Ting Yu. Effectiveness of convalescent plasma therapy in severe COVID-19 patients (англ.) // Proceedings of the National Academy of Sciences. — National Academy of Sciences, 2020. — 6 April. — ISSN 1091-6490 0027-8424, 1091-6490. — doi:10.1073/pnas.2004168117.
  156. Karthick Rajendran, Krishnasamy Narayanasamy, Jayanthi Rangarajan, Jeyalalitha Rathinam, Murugan Natarajan. Convalescent plasma transfusion for the treatment of COVID-19: Systematic review (англ.) // Journal of Medical Virology. — 2020. — 1 May. — ISSN 1096-9071. — doi:10.1002/jmv.25961.
  157. Xiaoling Xu, Mingfeng Han, Tiantian Li, Wei Sun, Dongsheng Wang. Effective treatment of severe COVID-19 patients with tocilizumab (англ.) // Proceedings of the National Academy of Sciences. — National Academy of Sciences, 2020. — 29 April. — ISSN 1091-6490 0027-8424, 1091-6490. — doi:10.1073/pnas.2005615117.
  158. Bacille Calmette-Guérin (BCG) vaccination and COVID-19 (англ.). World Health Organization (12 April 2020). Дата обращения 4 мая 2020. Архивировано 4 мая 2020 года.
  159. Ivan Fan-Ngai Hung, Kwok-Cheung Lung, Eugene Yuk-Keung Tso, Raymond Liu, Tom Wai-Hin Chung. Triple combination of interferon beta-1b, lopinavir–ritonavir, and ribavirin in the treatment of patients admitted to hospital with COVID-19: an open-label, randomised, phase 2 trial (англ.) // The Lancet. — Elsevier, 2020. — 8 May. — ISSN 1474-547X 0140-6736, 1474-547X. — doi:10.1016/S0140-6736(20)31042-4.
  160. David Gurwitz. Angiotensin receptor blockers as tentative SARS-CoV-2 therapeutics (англ.) // Drug Development Research. — 2020. — 25 February. — ISSN 1098-2299. — doi:10.1002/ddr.21656.
  161. Zhou, F., Yu, T., Du, R., Fan, G., Liu, Y., Liu, Z., ... & Guan, L. (2020). Clinical course and risk factors for mortality of adult inpatients with COVID-19 in Wuhan, China: a retrospective cohort study. The lancet. PMID 32171076 doi:10.1016/S0140-6736(20)30566-3
  162. Violi, F., Pastori, D., Cangemi, R., Pignatelli, P., & Loffredo, L. (2020). Hypercoagulation and Antithrombotic Treatment in Coronavirus 2019: A New Challenge. Thrombosis and Haemostasis. PMID 32349133 doi:10.1055/s-0040-1710317
  163. Liu, X., Li, Z., Liu, S., Sun, J., Chen, Z., Jiang, M., ... & Shi, Y. (2020). Potential therapeutic effects of dipyridamole in the severely ill patients with COVID-19. Acta Pharmaceutica Sinica B. [Epub ahead of print] PMID 32318327 PMC 7169892 doi:10.1016/j.apsb.2020.04.008
  164. Ghahestani, S. M., Mahmoudi, J., Hajebrahimi, S., Khojine, A. B. S., Salehi-Pourmehr, H., Sadeghi-Ghyassi, F., & Mostafaei, H. (2020). Bradykinin as a Probable Aspect in SARS-Cov-2 Scenarios: Is Bradykinin Sneaking out of Our Sight?. Iranian Journal of Allergy, Asthma and Immunology, 1-5
  165. 1 2 3 4 Вопросы и ответы: сходства и различия возбудителей COVID‑19 и гриппа. Всемирная организация здравоохранения. Дата обращения 21 марта 2020. Архивировано 26 апреля 2020 года.
  166. 1 2 3 Coronavirus Disease 2019 vs. the Flu (англ.). John Hopkins Medicine. Дата обращения 21 марта 2020. Архивировано 4 мая 2020 года.
  167. 1 2 3 4 Q&A: Similarities and differences – COVID-19 and influenza (англ.). World Health Organization. Дата обращения 26 апреля 2020. Архивировано 26 апреля 2020 года.
  168. 1 2 Naming the coronavirus disease (COVID-19) and the virus that causes it. World Health Organization. Дата обращения 7 марта 2020.

Ссылки[ | ]

Всемирная организация здравоохранения
Центры по контролю и профилактике заболеваемости
Подборки в журналах и от издательств
  • LitCovid. — PubMed. (Подборки научной информации по новому коронавирусу и соответствующем заболевании разделённые по темам исследований и собранные в PubMed.)
  • COVID-19 Resource Centre. — The Lancet. (Подборки информации по новому коронавирусу и соответствующем заболевании, опубликованной в журналах The Lancet.)
  • Coronavirus (Covid-19). — The New English Journal of Medicine. (Подборка статей и других ресурсов о вспышке, включая клинические отчёты, руководства по лечению и комментарии.)
  • Novel Coronavirus Information Center. — Elsevier. (Информация медицинской тематики по новому коронавирусу от Elsevier.)
  • Covid-19: Novel Coronavirus Content Free to Access. — Wiley Online Library. (Подборка материалов с бесплатным доступом от издательства Wiley.)
  • SARS-CoV-2 and COVID-19. — Springer Nature. (Подборки информации от издательства Springer Nature.)
  • Coronavirus Disease 2019 (COVID-19). — JAMA Network. (Подборки информации от редакторов JAMA.)
Информация для специалистов
Официальные ресурсы России