Bel.

Пьер Белон
фр. Pierre Belon
Пьер Белон
Пьер Белон
Дата рождения 1517(1517)
Место рождения Серан-Фультурт, Ле-Ман
Дата смерти 1564(1564)
Место смерти Булонский лес, Париж
Страна Proposed flag of Île-de-France.svg Франция
Научная сфера сравнительная анатомия, ботаника
Альма-матер
Логотип Викитеки Произведения в Викитеке
Логотип Викисклада Медиафайлы на Викискладе
Систематик живой природы
Названия растений, описанных им, могут отмечаться сокращением «Belon»

С точки зрения Международного екса ботанической номенклатуры научные названия растений, обнародованные до 1 мая 1753 г., не считаются действительно опубликованными, и в современной научной литературе это сокращение практически не встречается.


Пьер Бело́н, или же Белло́ний (фр. Pierre Belon; 1517, Серан-Фультурт, Ле-Ман — 1564, Булонский лес, Париж) — французский натуралист и ботаник, профессор Парижского университета, основатель сравнительной анатомии. Автор сочинений De aquatilibus (Париж, 1553) и Histoire de la nature des oyseaux (Париж, 1555).


Биография[ | ]

Ранние годы[ | ]

В 1970-е годы дом, в котором Белон появился на свет, продолжал стоять в местечке Солтье (Soultiere) около Ле-Мана. Никакой другой информации об обстоятельствах его рождения или его предках не сохранилось[1]. Согласно портрету Белона, опубликованному в 1553 году в De aquatilibus,учёному в тот момент было 36 лет, из чего французский историк Поль Делоне (Paul Delaunay) делает вывод, что он родился примерно в 1517 году. Известно, что с 1532 года он много времени провёл в Бретани, где выучил местный язык, наблюдал флору и фауну, познакомился с местной кухней, обычаями и легендами[2].

После этого он стал учеником Рене де Пре (Rene des Prez) из Фультурта[1], который был аптекарем епископа Клермона Гийома Дюпра[2]. При его поддержке Белон совершил путешествия во Фландрию и в Англию, хотя, возможно, поездка в Англию произошла в 1540-е годы. После возвращения в Овернь он получил протекцию епископа Ле-Мана Рене дю Белле. Неизвестно, был ли он знаком с поэтом Жаком Пелетье, который примерно в 1539 году стал секретарём дю Белле. В 1540 году при поддержке епископа Белон отправился в Германию, где провёл двенадцать месяцев[2], обучаясь ботанике в Виттенбергском университете у Валерия Кордуса[1][2]. Белон учился у Кордуса вместе с десятью немецкими учениками. Он нашёл в Кордусе такую же страсть к путешествиям, какая была у него самого[2]. Вместе они проехали по Померании, Саксонии, Турингии и Богемии[2][3], после чего Белон вернулся, чтобы рассказать покровителю о своих приключениях[2].

В 1542 году Белон отправился в Париж, где вскоре получил протекцию кардинала Франсуа де Турнона[1][4]. Учитывая, что Белон не любил аптекарское дело, кардиналу, возможно, требовались знакомства Белона в лютеранских университетах. Схожую роль при кардинале выполнял Франсуа Рабле. Таким образом, из Парижа Белон отправился в Швейцарию и Германию. По его собственным словам он провёл полгода в женевской тюрьме из-за теологических споров с кальвинистами и не оставил впечатлений о городе. 1 сентября 1543 года Карл Орлеанский взял Люксембург, и Белон отправился в этот город[4].

Ещё в 1542 году Кордус отправился со своими учениками в путешествие в Швейцарию и Италию. Они посетили Падую, Венецию, Тревизо, Болонью, пересекли Апеннины и продолжили в Тоскане, Флоренции и Фьезоле. Вместе с тем, Кордус чувствовал себя не очень хорошо и торопил экспедицию. В 1544 году он снова пригласил Белона, который по дороге посетил Прованс, от Оранжа и Авиньона до Антиба и Ниццы, и нашёл Кордуса в Лигурии[4]. Когда 25 сентября того же года Кордус скончался, Белон продолжил путешествие самостоятельно[4][3]. Уже в то время помимо собственно ботаники он увлекался изучением рыб и птиц[3], постоянно общаясь с местными рыбаками в поисках необычных морских находок. Предположительно, во время этой поездки Белон сделал зарисовку черепа дельфина, прикреплённого к городским воротам Римини[4].

Путешествие в Константинополь[ | ]

После возвращения во Францию Белон занимался идентификацией растений, описанных Диоскоридом, Теофрастом и другими учёными, и предлагал перевести на французский язык некоторые из древних ботанических трактатов. Он не мог найти соответствие многим указанным в этих работах растениям и полагал, что для их определения нужно совершить путешествие на восток, где они, по-видимому, и произрастали[5]. Такая возможность предоставилась Белону когда по рекомендации кардинала де Турнона он был прикреплён к свите французского посла Габриеля де Луэтца[en], направляющегося в Константинополь. В свите также находился учёный Пьер Жиль[3][5], в задачи которого входил сбор греческих манускриптов и античных ценностей. Присутствие двух учёных выделяло посольство из ряда подобных, так как впервые преследовало в том числе и научные цели. Оплату поездки самого Белона взял на себя кардинал де Турнон[5]. Большое путешествие на Восток, во время которого Белон посетил Турцию, Грецию, Палестину, Египет и Синайский полуостров, пришлось на 1546—49 годы[1].

В декабре 1546 года в обстановке секретности посольство выехало по направлению к Швейцарии и через Женеву, Lucerne, Chur, Lonato, Pechiera, Верону и Падую достигло Венеции 9 февраля 1547 года, где им пришлось задержаться на несколько дней из-за плохой погоды и 20 или 24 февраля продолжить маршрут через Parenzo, Pola, Zara, Sebenico and Lezina, the troop landed at Ragusa, in Esclvaonia. Белон исследовал этот регион, в частности, наблюдал столкновение осьминога с крабом и получил экземпляр хвойника (Ephedra). Не связанный дипломатической миссией, Белон мог позволить себе остаться в регионе после того как в марте посольство отправилось дальше. В компании аптекаря из Дижона Benigne de Villers Белон исследовал восточное побережье Адриатического моря, в частности Corfu, Zante and Cythera, и ещё в марте добрался до Греции. Он посетил Крит, находившийся в то время под протекторатом Венеции, где наблюдал миграцию птиц, сбор и собирал этнографическую информацию. Он задержался в регионе дольше, чем планировал, из-за большого количества пиратов; лишь 6 апреля он достиг Adrianople, где снова соединился с посольством, которое 14 мая 1547 года достигло Константинополя[5].

Во время исследования города Белон обнаружил место около ипподрома, в котором находились дикие животные: рыси, снежные барсы, тигры, львы, леопарды, медведи и волки. Он наблюдал слонов и бегемотов, заметив про последних, что их пасти «si grande que la teste d’un lion baillant pourroit trouver place leans». Не забывал Белон и Константинопольские аптеки: исследуя их ассортимент он составил подобие турецкого словаря. Монополией на импорт лекарств из Леванта владели венецианцы, и исследования Белона могли дать Франции ценную информацию. Зная о том, что многие путешественники привозили пласты земли с Лемноса, Белон отправился на остров, но оказалось, что церемония проводится раз в год с особой помпой и Белон не смог её посетить[5]. Он первым из европейцев нового времени побывал внутри пирамиды Хеопса, о чём оставил подробный рассказ[источник не указан 138 дней].

Поздние годы[ | ]

В знак признательности своему «Аристотелю» кардинал Франсуа де Турнон взял Белона в Рим, на конклав, состоявшийся в начале 1550 года, а летом того же года отправил его в Лондон и Оксфорд[3]. В Риме Белон повстречался с Гийомом Ронделе и Ипполитом Сальвиани[6]. Белон неоднократно посещал Италию; отсутствие каких-либо хронологических деталей не позволяет определить когда именно он посещал те или иные природные объекты. Вместе с тем, известно что он посетил Парму и Милан, исследовал озёра Комо, Гарда, Майор, Лугано (lacs de Come, de Garde, le Majeur, le lac de Lugano), перевалы cols du mont Genevre et du mont Cenis, поднялся на горы montagnes du Dauphine et du Brianconnais [4].

В 1560 году в Парижском университете на факультете медицины Белон получил лиценциат, хотя никогда специально не стремился к этому[1] и неизвестно, воспользовался ли он ей[6]. Белон добился успеха ещё при жизни, получив пенсию от Карла IX[1] Был убит бандитами в Булонском лесу в Париже в 1564 году[3].

Научная деятельность[ | ]

В 1551 году в Париже увидела свет работа Белона L’histoire naturelle des estranges poissons marins — первый в мире труд, посвящённый рыбам[1][6]. В то время под рыбами понимали всех обитателей водоёмов[6] и потому классификация включала осетра, тунца, малармата, дельфинов и гиппопотама (последний был срисован с египетской скульптуры)[1]. Основной темой книги были дельфины, их строение и репродуктивная система, которую Белон сравнивал с системой наземных млекопитающих. Дельфинам и схожим существам было посвящено 38 листов, гиппопотамам — пять, наутилидам — два или три. При общих размерах в 55 листов Белон поместил в свою работу десяток рыб с кратким описанием и узнаваемыми иллюстрациями в первую очередь чтобы показать, что они не похожи на дельфинов[6].

Вторая книга по ихтиологии вышла также в Париже в 1553 году — «Водные животные» (De aquatilibus)[6][7]. В ней Белон описал около 110 видов рыб, преимущественно обитающих в Средиземном море (в частности 22 хрящевые рыбы), а также 16 пресноводных рыб. Работу сопровождали иллюстрации 103 видов. Среди них первое изображение взрослого самца лососёвых во время нереста с характерным крюком на нижней челюсти, которое сам Белон подписал как «Caput Salmonis faeminae», а значит не исследовал его внутреннее строение[6]. Белон разделял подводных обитателей на две группы: аристотелевских бескровных «рыб», то есть осьминогов, морских моллюсков, морских ежей и крабов, и рыб с кровью, куда были включены тунцы, акулы, а также выдры, дельфины, киты, водяные крысы, бобры и гиппопотам. Кроме того, в эту группу попали морские чудовища из средневековых бестиариев, в частности, морской епископ[7]. Ввиду своей популярности книга выдержала десять переизданий, последнее из которых датировано 1620 годом. В 1555 году был опубликован перевод De aquatilibus на французский язык[6].

В иллюстрированном описании путешествия на Восток, вышедшем в Париже в 1553 году под названием Les oseruations de pluseieurs singularitez, trouees en Grece, Asie, Judee, Egypte, Arabie et autres pays estanges, находится много зоологических, ботанических и этнографических сведений[3].

Двумя годами позже, в 1555 году, Белон выпустил отдельный труд, посвящённый птицам, — «Естественная история птиц» (L’histoire de la mature des oyseaux)[8][3].

Описания Белона вышли на его родном французском языке, а не на латыни, как это было принято в то время. Штреземан связывает это со слабым образованием, которое не позволяло Белону изъясняться на языке науки[3]. Изучив скелеты 200 видов птиц, он впервые установил гомологию (сходство строения) костей различных позвоночных, в том числе и человека.


Его работы по ботанике включают первые изображения некоторых растений Ближнего Востока, в частности Platanus orientalis, Umbilicus pendulinus, Acacia vera, Caucalis orientalis, хотя его больше интересовала их практическая ценность[1]. Белон привёз кедр во Францию, одним из первых в Западной Европе занимался разведением платанов и основал два ботанических сада.

Будучи учёным-практиком, Белон определил использование bitumen, применяемого древними египтянами при мумифицировании. Его agglutinative and antiputrefactive свойства позволили медикам использовать его в терапевтических целях[1].

Оценки и память[ | ]

Своими наблюдениями и выводами Белон внёс большой вклад в развитие естественных наук в XVI веке[1].

Юджин Уиллис Гаджер (Eugene Willis Gudger) связывал с «Водными животными» начало ихтиологии как научной дисциплины[6][7], несмотря на то, что уже в 1554 году появились более подробные издания: «О морских рыбах» (De piscibus marini) Ронделе и «История морских животных» (Aquatilium animalium historiae) Сальвиани[7]. Он включал Белона в пятёрку крупнейших учёных, внёсших вклад в развитие ихтиологии в XVI веке. Он противопоставлял практические работы по ихтиологии Белона и Ронделе энциклопедическим трудам Конрада Геснера и Улиссе Альдрованди, размещая Сальвиани между ними[6].

Сравнение скелета птицы и человека в трактате Белона

Белон считается основателем сравнительной анатомии. Он впервые поместил рядом скелеты человека и птицы и схожим образом обозначил гомологичные кости[6][3]. Павлов назвал его «prophet of comparative anatomy»[1]. Кроме того, Белон занимался изучением развития эмбриона, заложив основы эмбриологии[1].

Переводами работ Белона ещё в XVI веке занимались Карлом Клузиусом и Улиссе Альдрованди[1]. Шарль Плюмье назвал в честь него род растений семейства геснериевых (Gesneriaceae) — Bellonia[1][9], которое Карл Линней перенял позднее[10][11].

Некоторые сведения о Белоне содержатся в работах Жана-Пьера Нисерона, Жана-Бартельми Горео и некоторых других. В основном же работы историков лишь копируют друг друга[2]. Биографию Белона в 1920-е годы попытался восстановить французский историк Поль Делоне (Paul Delaunay)[2][1]. В 1922 году вышла его работа Les voyages en Angleterre du medicin naturaliste Pierre Belon, а в 1926 году — L’aventureuse existense du Pierre Belon du Mans[1]. Делоне писал, что сочинения Белона очень редко содержат хронологические привязки и поэтому многие обстоятельства его биографии остаются неясными, даже при привлечении неопубликованных записок Белона[2].

В 1887 году в его честь в Ле-Мане была установлена статуя[1]. Весной 2017 года в Дарвиновском музее прошла выставка, посвящённая 500-летию Пьера Белона, на которой демонстрировалась работа «Изображения птиц, животных, змей, мужчин и женщин арабских и египетских…», купленная основателем музея Александром Фёдоровичем Котсом 28 августа 1913 года в Лондоне за 15 фунтов[8].

Сочинения[ | ]

В словаре научных биографий 1970 года указаны следующие основные сочинения Белона[1]:

Примечания[ | ]

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 Wong M. Belon, Pierre (англ.) // Dictionary of scientific biography. — 1970. — P. 595—596.
  2. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Delaunay, 1922, pp. 252—258.
  3. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Stresemann E. Ornithology from Aristotle to the Present. — 1975. — P. 16—19.
  4. 1 2 3 4 5 6 Delaunay, 1922, pp. 258—268.
  5. 1 2 3 4 5 Delaunay-2, 1923, pp. 2—17.
  6. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Gudger E. W. The Five Great Naturalists of the Sixteenth Century: Belon, Rondelet, Salviani, Gesner and Aldrovandi: A Chapter in the History of Ichthyology (англ.) // ISIS. — 1934. — Vol. 22. — P. 21—40.
  7. 1 2 3 4 Скейлс Х. Диковинные рыбы // О чем молчат рыбы: Путеводитель по жизни морских обитателей. — Альпина Паблишер. — 396 с.
  8. 1 2 Аптекарь кардиналов и королей: к 500-летию Пьера Белона. Государственный Дарвиновский музей (2017). Дата обращения: 30 марта 2022. Архивировано 25 июня 2017 года.
  9. Charles Plumier: Nova Plantarum Americanarum Genera. Leiden 1703, S. 19.
  10. Carl von Linné: Critica Botanica. Leiden 1737, S. 92.
  11. Carl von Linné: Genera Plantarum. Leiden 1742, S. 72.

Литература[ | ]

  • Delaunay, P. L'aventureuse existence de Pierre Belon, du Mans. Chapitre I. La jeunesse de Pierre Belon // Revue du seizième siècle. — 1922. — Vol. 9 (3–4). — P. 251–268.
  • Delaunay, P. L'aventureuse existence de Pierre Belon, du Mans (2 e article). Chapitre II. Le voyage de Pierre Belon en Orient // Revue du seizième siècle. — 1923. — Vol. 10. — P. 1–34.
  • Delaunay, P. L'aventureuse existence de Pierre Belon, du Mans (3 e article). Chapitre III // Revue du seizième siècle. — 1923. — Vol. 10. — P. 125–147.
  • Delaunay, P. L'aventureuse existence de Pierre Belon, du Mans (4 e article). Chapitre IV // Revue du seizième siècle. — 1924. — Vol. 11. — P. 30–48.
  • Delaunay, P. L'aventureuse existence de Pierre Belon, du Mans (3 e article). Chapitre V // Revue du seizième siècle. — 1924. — Vol. 11. — P. 222–232.
  • Delaunay, P. L'aventureuse existence de Pierre Belon, du Mans (3 e article). Chapitre VI // Revue du seizième siècle. — 1925. — Vol. 12. — P. 78–97.
  • Delaunay, P. L'aventureuse existence de Pierre Belon, du Mans (3 e article). Chapitre VII // Revue du seizième siècle. — 1925. — Vol. 12. — P. 356–282.