15 (альбом «Урфина Джюса»)

15
Обложка альбома группы «Урфин Джюс» «15» (1982)
Студийный альбом группы «Урфин Джюс»
Дата выпуска 1982
Записан апрель 1982, тон-ателье Свердловской киностудии
Жанры Арт-рок
Страна Flag of the Soviet Union.svg СССР
Язык песен русский
Лейбл см. Хронология выпуска
Хронология группы «Урфин Джюс»
«Путешествие»
(1981)
15
(1982)
«Жизнь в стиле Heavy Metal»
(1984)

15 — второй студийный альбом советской рок-группы «Урфин Джюс», записанный в 1982 году.

Альбом записан в изменившемся по сравнению с предыдущим альбомом, ставшем «классическим» составе группы: Александр Пантыкин (вокал, бас-гитара, клавишные), Егор Белкин (вокал, гитара), Владимир Назимов (ударные). Альбом был выпущен (самими участниками группы) в 1982 на двух магнитофонных катушках в оригинальном оформлении, разошёлся (сравнительно большим для того времени тиражом — несколько сотен экземпляров) по стране, сделав группу известной. Альбом считается «классикой» т. н. «свердловского рока»; упоминается в монографии Александра Кушнира «100 магнитоальбомов советского рока»[1]. Переиздавался в 1990-е на магнитофонных кассетах, позднее — на CD-дисках.

История альбома[ | код]

Запись и оформление[ | код]

Записи второго альбома «Урфин Джюса» предшествовали полгода репетиций: по пять раз в неделю с семи до одиннадцати плюс выходной день. Новая программа, написанная на стихи поэта Илья Кормильцева, оказалась исчерпанной. Репетиции нового трио проходили в пригороде Свердловска Верхняя Пышма, на базе производственного объединения «Радуга», изготовлявшего детские игрушки. Александр Пантыкин устроился в «Радуге» на почётную должность руководителя вокально-инструментального ансамбля, а вернувшийся из военных лагерей Илья Кормильцев устроился там же на штатном посту технолога. Благодаря личному обаянию и витавшим в воздухе флюидам «Урфин Джюсу» удалось сделать из репетиций местный клуб, а также гарантийное письмо на оплату «Радугой» записи альбома в тон-ателье Свердловской киностудии[2].

Однако, на киностудии коллектив ожидал неприятности. Запись звукового ряда осуществлялась на 35-милиметровую плёнку при помощи восьми металлических шкафов, занимавших половину студии и в реальности являвшихся каналами магнитофона. Киноплёнка при этом покрывалась магнитным слоем и по окончанию записи на каждую из восьми машин синхронизировалось в монтажной с помощью перфорации. Однако это выяснилось значительно позже. Пока Пантыкин, услышав словосочетание «восемь каналов», пригласил на запись трубача и струнный секстет консерватории. В тон-ателье киностудии Пантыкин нашёл фонотеку искусственных шумов и начал экспериментировать с их наложением. Звук оказался мутным, что даже репетиционные черновики, записанные на «Радуге», звучали лучше. В результате чего вместо рок-группы слушался тяжёлый эстрадный оркестр, исполнявший смесь арт-рока, джазовых инструментальных фрагментов и классической музыки[2].

Уже первые записи в 1982 году показали, что из этих затей сбыться не суждено. Плохое звучание инструментов не давало никакой энергетической подзарядки и ис положение представлялось невозможным. Вскоре это поняли сами участники записи. Александр Пантыкин не растерялся, он провёл собрание группы и вынес на повестку дня вопрос о звучании звука. Совет закончился тем, что группа поставила на альбом крест и на несколько дней ушла в запой. Тогда Пантыкину в голову пришла мысль. Отловив каждого члена коллектива он произносил речь: «Ребята! Деньги на запись выделены, и части работы нами выполнена. Никто не заставляет этот альбом тиражировать, если он нами не понравится. В этом случае мы отдадим на „Радугу“ плёнку, а сам альбом перепишем в другом месте.». После этого все временно успокоились, и запись решено было продолжить. Но теперь группе ожидали уже другие неприятности: каким получается музыкальное оформление, категорически не нравилось Илье Кормильцеву[2].

Темой следующего столкновения стала продолжительность звучания альбома. Первоначально музыкантами планировалось зафиксировать только один альбом, а часть компзиции сделать «про запас». Проблема состояла в том, чтобы после окончания записи выяснить, какие композиции будут лишними. Когда на очередном собрании музыканты начали выяснять между собой, какие композиции изъять из альбома, в группе снова вспыхнул конфликт. Воспитанные на разной музыке, участники записи предлагали почти не пересекающийся набор «основных» композиций. Когда в бесконечных дебатах стало понятно, что прийти к общему знаменательному не удастся, Александр Пантыкин предложил решение: включить в альбом все песни. Так 15 стал двойным альбомом[2].

После завершения записи киностудия выставила производственному объединению «Радуга» счёт на сумму в размер 5000 рублей. Когда Пантыкин принёс этот документ в родной профком вместе двумя оформленными катушками, активисты сказали: «И вот эти две коробки стоят 5000 рублей?». Но отступать им было некуда — гарантийное письмо обязывало «Радугу» выплатить киностудии стоимость записи целиком[2].

Конечное название было придумано случайно. Александр Коротич поинтересовался, сколько всего в альбоме будет песен. Пантыкин, загибая пальцы, в ответ сказал, что, скорее всего, будет пятнадцать[2].

На уроках в Архитектурном институте Александр Коротич нарисовал карандашом обложку. Изображённые на развороте две руки как бы передвигали фишки с названиями песен, а все пустеющее пространства были стилизованы под актуальную в те времена космическую тематику, символизирующую глобальность данной затеи. Любопытно, что обручальное кольцо, опрометчиво нарисованное Коротичем на безымянном пальце правой руки, вызывало негодование среди свердловских поклонниц группы[2].

Музыка и тематика песен[ | код]

На «пятнашке» присутствовало сразу несколько 6-7 минутных композиций. В них тогда не хватало элемента здорового хулиганства. Подтверждением данного тезиса является композиция «451°F», о которой заранее было известно, что она будет открывать альбом, и репетировалась музыкантами до полного умопомрачения. После «Лишней детали» и «Человека подобие ветра» на альбоме шёл одна из известных песен «Homo Superior», эффектно сыгранная с подключением духовной секции. Второй альбом открывается энергичном номером песни «Актёр в чёрно-белой ленте», которая язвительно анонсировалась Егором Белкиным во время неудачных концертов как «песня о трудной судьбе актёра на Западе». Из остальных композиций выделялись трагически зафлэнжированный «Автомобиль без управления» и «Размышления компьютера о любви»[2].

Выпуск[ | код]

Процесс тиражирования осуществлялся следующим образом: две коробки от маленьких катушек (300 м, 30 мин.) склеивались клапанами одна с другой и в результате получался двойной альбом. Большие 525-метровые катушки не покупались принципиально, поскольку двойной альбом представлял собой редкое в то время издание и в сдвоенных катушках присутствовал определённый пафос, который работал на общую идею. Тиражирование обложки происходило в лаборатории главного фотографа газеты Архитектор Олега Раковича, а также у знакомых Александра Пантыкина в Челябинске и на квартире у друга «Урфин Джюса» Дмитрия Константинова. Поскольку перезапись осуществлялась бесплатно, процесс дистрибьюции альбома напоминал налаженное бесприбыльно производство.[2]

Хронология выпусков[ | код]

Регион Дата Лейбл Форматы Каталог
Flag of the Soviet Union.svg СССР 1982 нет Бобина, компакт-кассета нет
Flag of Russia.svg Россия 1994 Симаз CD AR 002
AR 002-2
1995 Moroz Records CS MR 95080 MC1
MR 95080 MC2
2001 CD Land Records CD CDLREC 497-01

Отзывы и критика[ | код]

Александр Пантыкин считает, что 1982 году подобную музыку никто не играл. Несмотря на корявые местами тексты, напоминавшие социалистическую агитацию с элементами тоталитарного примитивизма, всесоюзную известность свердловскому року принёс именно «Урфин Джюс»[2].

Подобная работа не могла не принести свои плоды — правда, своеобразные. «Урфин Джюс» возглавил все «чёрные списки», и чиновники от Министерства культуры СССР стали запрещать коллектив несколько раз в году. Местные рок-музыканты настороженно относились к подобной деятельности Пантыкина[2].

Список композиций[ | код]

Автор всей музыки — Александр Пантыкин, кроме «Призрачный гость» (Александр Пантыкин, Юрий Богатиков, Александр Плясунов).
Автор всех текстов — Илья Кормильцев.
Аранжировка — группа «Урфин Джюс».

Название Длительность
1. «451°F» 7:27
2. «Мир на стене» 5:35
3. «Лишняя деталь» 5:11
4. «Человек наподобие ветра» 3:40
5. «Homo Superior» 3:38
6. «Призрачный гость» 7:02
7. «Мышь» 3:05
8. «Актёр в чёрно-белой ленте» 5:24
9. «Ты слишком неподвижен» 4:00
10. «Пропасть» 6:29
11. «Тупик» 3:48
12. «Автомобиль без управления» 6:23
13. «Кукла» 4:22
14. «Размышления компьютера о любви» 4:55
15. «Другая сторона холма» 5:54

Участники записи[ | код]

Дополнительные музыканты[ | код]

  • В. Часов — труба
  • И. Аввакумова, И. Диченко, М. Кусайло, Л. Зухова, М. Носкова, Л. Шашкова — струнные
  • Виктор Резников — губная гармошка (5)

Технический персонал[ | код]

  • Звукооператор — Сергей Сашнин
  • Ассистенты звукооператора — Сергей Морозенко и Николай Косарев
  • Звукооператор группы «Урфин Джюс» — Виктор Резников
  • Оформление альбома — Александр Коротич
  • Фотографии — Олег Ракович
  • Аннотация и тексты (вкладка) — Илья Кормильцев.

Запись сделана в апреле 1982 года в Свердловске, в тон-ателье Свердловской киностудии.

Примечания[ | код]

Источник

Литература[ | код]

Ссылки[ | код]