1-й армейский корпус (Россия)

1-й армейский корпус
Russian coa 1825.gif
Годы существования 19 февраля 18771918
Страна  Российская империя
Подчинение Lesser Coat of Arms of Russian Empire.svg Русская императорская армия
Входит в Русская императорская армия
Тип армейский корпус
Численность до 20 тыс. человек
Дислокация Санкт-Петербург (Петербургский военный округ)
Участие в Русско-турецкая война (1877—1878), Русско-японская война, Первая мировая война
Командиры
Известные командиры см. список

1-й армейский корпус — общевойсковое оперативное соединение (армейский корпус) Русской императорской армии. Штаб-квартира — Санкт-Петербург.

В литературе также применялось наименование — I-й армейский корпус, I армейский корпус.


История[ | ]

Сформирован 19 февраля 1877 года в составе 22-й, 24-й, 37-й пехотных дивизий и 1-й кавалерийской дивизии.

Ещё большее преступление генерал Артамонов совершил 14/27 августа 1914 года, командуя 1-м армейским корпусом во 2-й армии генерала Самсонова. Корпус генерала Артамонова обеспечивал у Сольдау левый фланг 2-й армии. В этот день, 14 августа, генерал Артамонов лично доложил генералу Самсонову по телефону, что его корпус «стоит, как скала» и что командующий армией «может на него вполне полагаться», а сам через 10 минут отдал приказ об отходе всего корпуса, не сообщив ничего об этом генералу Самсонову (взято из книги полковника Богдановича «Вторжение в Восточную Пруссию» стр. 144—145, расследование комиссии генерал-адъютанта Пантелеева о причинах гибели 2-й армии).

Лагерный сбор 1907 года (Из писем М. В. Алексеева)[1]

Состав[ | ]

На 1890 год имел в составе:

На 1904-05 года имела следующие формирования:

  • управление (штаб)
  • 22-я пехотная дивизия
  • 37-я пехотная дивизия
  • 7-я артиллерийская бригада
  • 43-я артиллерийская бригада
  • 2-й Верхнеудинский казацкий полк[2]

До начала Великой войны входил в Петербургский военный округ. Состав, на 18 июля 1914 года:

Боевой путь[ | ]

1-й корпус в сражениях в Восточной Пруссии в 1914—1915 гг.[ | ]

В результате разведки к 12/25 августа 1914 года были получены точные данные о наращивании сил неприятеля в районе Гильгенбурга — Лаутенбурга с целью нанесения главного удара левому флангу 2-й русской армии (силам I-го русского корпуса). Генерал Самсонов и командиры центральных корпусов пришли к пониманию о необходимости немедленного поворота фронта 2-й русской армии на запад для атаки противника, угрожающему левому флангу армии. Однако, все обоснованные доводы Главнокомандующий войсками Северо-Западного фронта генерал Жилинский отверг и резким окриком из штаба фронта приказал центральным корпусам продолжить наступление : «…видеть противника там, где его нет — трусость, а трусить я не позволю генералу Самсонову»[3]. Командующий 2-й русской армией принимает «странное решение» и направляет XV и XIII корпуса для захвата Алленштайна. Приказ «уклоняет операционную линию армии к востоку по сравнению с направлением на Алленштайн — Остероде, с таким трудом выторгованным у генерала Жилинского». I корпус, обеспечивающий тыл армии, в составе двух пехотных дивизий при 14 батареях вынужден был растянуть свой фронт почти на 25 верст к северу от Уздау[pl] и далее вслед за уходящей от него 2-й пехотной дивизии. Благодаря необдуманным директивам генерала Жилинского и действиям генерала Самсонова, вместо сосредоточения, 2-я русская армия была разведена «веером» на фронте в 120 верст в дни решительного сражения (Битва при Танненберге) с 8-й германской армией.

Германская 8-я армия подводилась к полю сражения в двух группах : южная силой 8 с половиной пехотных дивизий направлялась для удара в левый фланг и тыл армии Самсонова, северная 4 с половиной пехотных дивизий направлялась на Бишофсбург для нанесения отдельного поражения изолированному VI русскому корпусу[4]

.

Вечером 12/25 августа Гинденбург отдал приказ о наступлении 13/26 августа I-го немецкого армейского корпуса и правого фланга XX немецкого корпуса на правый фланг I-го русского корпуса с целью «открыть двери для дальнейшего движения на Нейденбург». 12/25 августа командир I-го корпуса генерал Артамонов донес в штаб фронта о наступлении немцев со стороны Лаутенбурга. Утром 13/26 августа началось наступление немцев на всем фронте. На правом фланге 1-го корпуса действовала 2-я пехотная дивизия XXIII корпуса. Следуя директивам штаба Северо-Западного фронта, 13/26 августа 2-я пехотная дивизия двумя колоннами выступила в направлении на Рейхенау[en]* и оказалась «разбросанной» на фронте 10 верст. Попав под «жесточайший огонь во много раз превосходящей немецкой артиллерии», дивизия понесла огромные потери и отступила. На следующий день остатки дивизии отошли к Нейденбургу. В результате, правый фланг 1-го русского корпуса у Уздау «повис в воздухе», немцам был открыт путь от Гильгенбурга на Нейденбург. К вечеру 13/26 августа, ввиду усиливающего «сильного напора» немцев, правый фланг и центр I-го русского корпуса были отведены на одну версту к северу от Уздау. Следуя приказу Гинденбурга, утром 14/27 августа немцы открыли массированный артиллерийский огонь по расположению 24-ой пехотной дивизии. Пехота 24-ой дивизии «геройски держалась на позиции». Дивизионная артиллерия при малейшей возможности оказывала поддержку пехоте. Однако, неравенство в артиллерии было очевидным. Выявился охват немцами правого фланга 24-й пехотной дивизии. Немецкая артиллерия начала поражать расположения русских фланкирующим огнём. Около 11 часов утра «пехота не выдержала и начала отступать на Сольдау». Вслед за разгромленным у Уздау правым флангом 24-й пехотной дивизии начался отход левого фланга дивизии, что в свою очередь вызвало отход 22-й пехотной дивизии, которая дралась у Хайнрихсдорфа[de][5]. К вечеру 14/27 августа остатки «деморализованного» I-го русского корпуса собирались южнее Сольдау : на дороге из Сольдау в Млаву. Гинденбург добился желаемого : I-й русский корпус был выдавлен за Сольдау, а I-й немецкий корпус получил возможность наступления в «распахнутые двери» — в тыл центральным корпусам I-й русской армии. Однако, быстрого наступления немцев не последовало : «штаб 8 -й немецкой армии был под впечатлением доблестных боев русского XV корпуса и частей 2-й пехотной дивизии (была разбита 41-я немецкая пехотная дивизия) и строил себе страшные картины»[6]. Тем не менее, Главнокомандующий войсками Северо-Западного фронта генерал Жилинский пребывал в «олимпийском» спокойствии, медлил с принятием каких-либо решений. Только вечером 16/29 августа из Млавы для спасения центральных корпусов 2 -й армии в направлении к Нейденбургу выступил сборный отряд под общим командованием генерала Сирелиуса[7] (назначен командиром I-го русского корпуса) в составе двух полков 3-ей гвардейской дивизии и 7-ми батальонов 6-ю батареями. Кроме этого, отряду была придана бригада 6-ой кавалерийской дивизии. Днём 17/30 августа войска генерала Сирелиуса заняли Нейденбург. Развертывание I-го русского корпуса происходило беспорядочно :

если бы наступление на Нейденбург отряда генерала Сирелиуса совершилось бы утром предыдущего дня, оно совпало бы с боем частей XV-го корпуса и 2-ой пехотной дивизии у Грюнфлиса и Лана. Несомненно, результатом было бы спасение частей генерала Мартоса и генерала Клюева, а, может быть, и окружение частей I-го германского корпуса, торопливо продвинувшихся по шоссе Нейденбург-Мушакен[de]-Вилленберг[8]

.

Вечером 18/31 августа генерал Сирелиус получил приказ Жилинского об отступлении «в независимости от достигнутых успехов». Военный историк Головин Н. Н. отмечал, что нажим «I-го русского корпуса в районе Мушакена спас бы ещё многих героев, пытавшихся выйти из леса»[9]. Впоследствии генерал Сирелиус за выполнение данного приказа был отстранён от командования корпусом. В то же время великий князь Николай Николаевич, обладавший полководческим даром[10] и назначенный Царём на должность Верховного Главнокомандующего Русской Армии, был устранён от вмешательства в действия Жилинского (до 16/29 августа 1914 года). Новое Положение «О полевом управлении войск», написанное с учётом вступления Царя в должность Верховного, вносило существенные ограничения на деятельность последнего: Главнокомандующий попадал в «зависимость от Военного министра Сухомлинова и командующих фронтами»[11][12].

Командование корпуса[ | ]

Командиры корпуса[ | ]

Начальники штаба корпуса[ | ]

Начальники артиллерии корпуса[ | ]

В 1910 году должность начальника артиллерии корпуса была заменена должностью инспектора артиллерии. Должность начальника / инспектора артиллерии корпуса соответствовала чину генерал-лейтенанта. Лица, назначаемые на этот пост в чине генерал-майора, являлись исправляющими должность и утверждались в ней одновременно с производством в генерал-лейтенанты.

Примечания[ | ]

  1. Сайт журнала «Военная быль», Лагерный сбор 1907 года (Из писем М. В. Алексеева). Дата обращения: 26 января 2013. Архивировано 21 февраля 2014 года.
  2. Второочередная часть. Сборные и распускные пункты г. Троицкосавск
  3. Н. Н. Головин, «Из истории кампании 1914 года на Русском фронте», Кн. 1, т. 1. «План войны»; т. 2. Начало войны и операции в Восточной Пруссии "/ Н. Н. Головин — М.: АЙРИС-пресс, 2014 г.-688 с.,(Белая Россия), стр. 505
  4. Н. Н. Головин, «Из истории кампании 1914 года на Русском фронте», Кн. 1, т. 1. «План войны»; т. 2. Начало войны и операции в Восточной Пруссии "/ Н. Н. Головин — М.: АЙРИС-пресс, 2014 г.-688 с.,(Белая Россия), стр. 501, 529
  5. Н. Н. Головин, «Из истории кампании 1914 года на Русском фронте», Кн. 1, т. 1. «План войны»; т. 2. Начало войны и операции в Восточной Пруссии "/ Н. Н. Головин — М.: АЙРИС-пресс, 2014 г.-688 с.,(Белая Россия), стр. 523
  6. Н. Н. Головин, «Из истории кампании 1914 года на Русском фронте», Кн. 1, т. 1. «План войны»; т. 2. Начало войны и операции в Восточной Пруссии "/ Н. Н. Головин — М.: АЙРИС-пресс, 2014 г.-688 с.,(Белая Россия), стр. 558
  7. Сирелиус Леонид Оттович (недоступная ссылка). Архивировано 14 июля 2017 года.
  8. Н. Н. Головин, «Из истории кампании 1914 года на Русском фронте», Кн. 1, т. 1. «План войны»; т. 2. Начало войны и операции в Восточной Пруссии "/ Н. Н. Головин — М.: АЙРИС-пресс, 2014 г.-688 с.,(Белая Россия), стр. 587
  9. Н. Н. Головин, «Из истории кампании 1914 года на Русском фронте», Кн. 1, т. 1. «План войны»; т. 2. Начало войны и операции в Восточной Пруссии "/ Н. Н. Головин — М.: АЙРИС-пресс, 2014 г.-688 с.,(Белая Россия), стр. 597
  10. Алексей Брусилов. Мои воспоминания. — М.: Вече, 2014. С. 174
  11. Н. Н. Головин «Верховный главнокомандующий Великий князь Николай Николаевич», в сборнике Великая война. Верховные главнокомандующие: сб. ист.-лит.произв./сост., науч. ред., предисл. и коммент. Р. Г. Гагкуев.-М.:Содружество «Посев», 2015. −696 с. : ил. -(Голоса истории), стр. 484
  12. Н. Н. Головин, «Из истории кампании 1914 года на Русском фронте», Кн. 2, т. 3. «Галицийская битва: первый период (до 1 сентября н.ст.)»; т. 4. Дни перелома Галицийской битвы (1 — 3 сентября н. ст.)/ Н. Н. Головин — М.: АЙРИС-пресс, 2014 г.-688 с.,(Белая Россия), стр. 484
  13. Умер в должности.
  14. Умер в должности. Высочайшим приказом от 22.10.1888 исключен из списков умершим.

Литература[ | ]

  • Богданович П. Н. Вторжение в Восточную Пруссию. — Буэнос-Айрес, 1964.
  • Залесский К. А. Первая мировая война. Правители и военачальники: Биографический энциклопедический словарь. — М.: Вече, 2000. — 576 с. — (Военные тайны XX века). — ISBN 5-7838-0627-7.

Ссылки[ | ]