Шаблон:Текущая избранная статья

Божественная простота — один из божественных атрибутов, в теистических учениях обозначающий, что Бог есть абсолютно простое существо, в котором совершенно отсутствует какая-либо физическая или метафизическая сложность. Впервые понятие о божественной простоте появилось в древнегреческой философии, учение о ней развивали Платон, Аристотель и Плотин. От них концепцию позаимствовали латинские и греческие Отцы Церкви, пытавшиеся связать её с догматом о Троице.

Проблема божественной простоты подробно изучалась в схоластическом богословии, где понималась как эквивалентность тождественности Бога любому из своих атрибутов (всеведению, вечности, всемогуществу и другим). Большинство схоластов соглашалось с тем, что Бог не может иметь каких-либо частей или акцидентальных свойств. Учение о божественной простоте является непосредственным следствием представления о самодостаточности Бога. Согласно Августину и Ансельму Кентерберийскому, поскольку зависимость от чего-либо является несовершенством, Богу должна быть присуща самодостаточность, то есть его бытие проистекает из самого себя (лат. a se). Простота активно обсуждалась в период тринитарных споров IV века. Никейские богословы Маркелл Анкирский, Афанасий Великий, Иларий Пиктавийский, Григорий Нисский и Григорий Богослов предложили различные способы обоснования равенства лиц Троицы с сохранением её простоты. В схоластической философии различие между божественными атрибутами было объявлено мнимым, следствием ограниченности человеческого мышления. Сложившееся к XII веку учение о простоте было суммировано Петром Ломбардским в его «Сентенциях». В XIII веке был поставлен вопрос о том, как соотносится множественность атрибутов с простотой Бога. К середине столетия выделились три основных подхода, принадлежавшие Фоме Аквинскому, Дунсу Скоту и Уильяму Оккаму. В 1215 году догмат был официально признан Католической церковью. В раннем реформатском богословии к проблеме обращались Филипп Меланхтон, Жан Кальвин, Джироламо Занчи, Амандус Поланус. Учение о божественной простоте было широко распространено в византийском богословии и в конечном итоге стало общепринятым. Свою законченную форму оно приняло в XIV веке у Григория Паламы. В исламской и еврейской философии и богословии простота, как правило, признавалась, а её обсуждение велось в рамках полемики с христианским догматом Троицы.

Документация

Выше — статья, отображаемая в блоке «Избранная статья» на заглавной странице. Ниже — четыре предыдущих статьи, отображаемых на странице Википедия:Избранные статьи. При обновлении шаблона нужно заменить каждый блок предыдущим и обновить верхний.

Рустем Кильдибеков, 2022 год

Рустем Ахмедович Кильдибеков (тат. Рөстәм Әхмәт улы Килдебәков; род. 30 марта 1934, Казань, Татарская АССР, РСФСР, СССР) — советский и российский татарский художник, живописец, монументалист. Заслуженный художник Российской Федерации (2011). Народный художник Республики Татарстан (2006), заслуженный деятель искусств Татарской ССР (1991). Лауреат Государственной премии Республики Татарстан имени Габдуллы Тукая (2011).

С детства увлекался искусством. Окончил Казанское художественное училище и Львовский государственный институт прикладного и декоративного искусства. В 1960 году вернулся в Казань вместе с женой Марией и дочерью. Сразу же начал активно заниматься творчеством, преподавал в изостудии при дворце культуры, работал в Татарском художественном фонде. В 1987 году принят в Союз художников СССР, на протяжении ряда лет был членом правления Союза художников Татарстана. Известен как многогранный художник, преуспевший во многих видах и жанрах творчества — в монументальном искусстве, станковой живописи и графике, искусстве плаката, сграффито, мозаики, гобелена. Как лично, так и в составе авторского коллектива оформил ряд общественных зданий Казани — сграффито на фасаде гостиницы «Волга» (1961—1963) и т. д., панно из кожи в банкетных залах гостиницы «Татарстан» и Дома татарской кулинарии (1967), росписи в интерьере магазина «Детский мир» (1970), мозаики в Доме культуры строителей (1972). Работал также в Набережных Челнах, Зеленодольске, Мензелинске.

Декоративные тенденции монументального творчества Кильдибекова наиболее полно развились в его живописных работах, сюжетных и тематических картинах, которые отличаются богатством колорита, глубоким символизмом, национальной образностью, обращением к татарскому народному искусству. Программными работами такого плана являются полотна «Кружевницы» (1962—1964), «Разговор. Старик с рыбкой» (1964), «Арский натюрморт» (1974), «Арские мастерицы» (1974), «Кукморские валенки» (1978). Кильдибеков также достойно показал себя в жанре натюрморта, пейзажа, а также в графике — особо критиками выделяется его серия на темы татарских народных сказок (1967). Работал активно в искусстве плаката. В конце 1970-х — начале 1980-х годов творчество Кильдибекова достигло наивысшего расцвета, что ознаменовалось его обращением к философии, духовным традициям, тяжёлым страницам истории татарского народа, а также к образу Г. Тукая. Одной из лучших работ художника является картина «Вдвоём» (2013), на которой Кильдибеков изобразил себя вместе с женой, бывшей на протяжении долгих лет его соавтором в работе над гобеленами, тематически и стилистически перекликающимися с живописными произведениями.

Казанский жилой район Горки, в котором проживали члены банды «Перваки»

«Казанский феномен» — собирательное название образовавшихся в 1970-е и 1980-е годы в Казани и ряде городов Татарской АССР многочисленных банд, составленных из малолетних и несовершеннолетних лиц. Подростки из рабочих районов с окраин Казани объединялись в молодёжные банды, которые носили имена, созвучные с названиями районов или улиц, где проживали члены данных группировок. Банды начинали вести войну за территории в городе, устраивая массовые драки «стенка на стенку» с использованием арматуры и металлических шаров, которые нередко заканчивались смертельным исходом. Подобные банды сформировались почти во всех районах Казани: школьники, которые становились свидетелями стычек этих группировок, загорались желанием им подражать, чтобы укрепить своё влияние среди сверстников, и воспринимали стычки как нечто обыденное. Одной из предпосылок возникновения «казанского феномена» считается деятельность банды «Тяп-Ляп».

Казанские банды отличались от аналогичных группировок гопников из других городов наличием определённой иерархии, масштабом своих действий и последствиями стычек. Они нередко выясняли отношения в массовых драках, совершали иные преступления. Большинство уличных банд прекратили своё существование с распадом СССР и коренным общественно-политическим переломом, некоторые из них возвысились и стали известными в Казани ОПГ. Среди подобных казанских группировок широко известны «Борисково», «Грязь», «Жилка», «Киноплёнка», «Калуга», «Перваки», «Хади Такташ» и другие. В связи с обилием подобных молодёжных банд Казань стала символом подростковой преступности, обретя славу одной из криминальных столиц СССР, а время, когда шли многочисленные «войны за асфальт», получило название «асфальтный период».


Диаграмма Герцшпрунга — Рассела для некоторых близких или ярких звёзд. Кривыми линиями обозначены классы светимости

Диаграмма Герцшпрунга — Рассела (Рессела, сокращённо диаграмма Г—Р) — диаграмма рассеяния, используемая в астрономии, которая представляет зависимость между абсолютной звёздной величиной и спектральным классом для звёзд, либо между другими величинами, которые тесно связаны с этими параметрами. В любом случае, в верхней части диаграммы оказываются яркие звёзды, а в нижней части — тусклые; в левой части — горячие звёзды голубого цвета, в правой — холодные и красные. В качестве синонимов основному термину также используются понятия «диаграмма спектр — светимость», «диаграмма светимость — эффективная температура» и другие, хотя, более строго, различные названия относятся к определённым вариантам диаграммы.

Точки, соответствующие звёздам, на диаграмме оказываются распределены не равномерно, а сосредоточены в нескольких областях. Такое распределение отражает особенности формирования звёзд и хода их эволюции: положение звезды на диаграмме зависит от её массы, возраста и химического состава. Наиболее «населённая» часть диаграммы — главная последовательность, проходящая из верхнего левого угла диаграммы в правый нижний: она образована звёздами, в ядрах которых происходит ядерное горение водорода. Соответствующая стадия эволюции является наиболее продолжительной, поэтому на главной последовательности находится 90% всех звёзд.

Диаграмма названа в честь Эйнара Герцшпрунга и Генри Норриса Расселла, которые впервые её построили в разных вариантах в 1911 и 1913 годах.


Традиционная подача наси-горенга с комплексным гарниром

Наси-горенг (индон. и малайск. nasi goreng, буквально — «жареный рис») — блюдо ряда национальных кухонь Юго-Восточной Азии, прежде всего — индонезийской. Представляет собой обжаренную в растительном масле смесь риса с измельчёнными продуктами животного или растительного происхождения. По мнению большинства специалистов, технология приготовления этого кушанья была заимствована в середине нашей эры из китайской кухни.

Несмотря на внешнее сходство со многими блюдами из риса, широко известными на Западепловом, паэльей, ризотто, джамбалайей, — наси-горенг существенно отличается от них в плане кулинарной технологии — прежде всего тем, что для его приготовления используется уже варёный, а не сырой рис.

Блюдо имеет множество вариаций в плане используемых продуктов и приправ. Особой популярностью оно пользуется на Яве, где исторически является одним из главных кулинарных специалитетов. В яванской и ряде других региональных кухонь Индонезии порция наси-горенга часто дополняется традиционным комплексным гарниром, в который обычно входят яичница или омлет, крупук, небольшое количество свежих или мочёных овощей, несколько шпажек миниатюрного шашлыка сате и, иногда, какие-то другие закуски. Кроме того, в некоторых районах Явы иногда практикуется смешение наси-горенга с другими кушаньями, в частности, с различными видами лапши.

Помимо Индонезии, блюдо получило весьма широкое распространение в Малайзии, Сингапуре и Брунее, а также определённую популярность за пределами Юго-Восточной Азии — прежде всего, в Нидерландах. При этом на международном уровне оно воспринимается преимущественно как «кулинарный символ» именно Индонезии.