Цецорская битва

Цецорская битва, 1620 год.
Основной конфликт: Польско-турецкая война (1620—1621)
Гибель гетмана Жолкевского и его духовника, отца Симона Виберского, 1620 год. Художник Валери Элиаш-Радзиковский, 1876 год.
Гибель гетмана Жолкевского и его духовника, отца Симона Виберского, 1620 год.
Художник Валери Элиаш-Радзиковский, 1876 год.
Дата 17 сентября — 7 октября 1620
Место около села Цецора, на реке Прут, Молдавия
Итог Победа Османской империи[1]
Противники

Chorągiew królewska króla Zygmunta III Wazy.svg Речь Посполитая
Flag of Moldavia.svg Молдавия

Ottoman flag.svg Османская империя
Crimean Tatar tamga icon (blue and gold).png Крымское ханство
Flag of Wallachia.svg Княжество Валахия
Transsylvanian Banner.svg Княжество Трансильвания

Командующие

Herb Rzeczypospolitej Obojga Narodow.svg Станислав Жолкевский  
Herb Rzeczypospolitej Obojga Narodow.svg Станислав Конецпольский #
Coat of arms of Moldavia.svg Гаспар Грациани

Osmanli armasi.svg Искандер-паша
Crimean Tatar tamga icon (blue and gold).png Кантемир-мурза
Coat of arms of Transylvania.svg Габор Бетлен

Силы сторон

около 9 000 солдат армии Речи Посполитой[2],
600 — 1000 молдавских воинов

от 20 000[3]:341
до 60 000 османских солдат[3]:344,
количество валашских сил неизвестно

Потери

неизвестны

неизвестны

Логотип Викисклада Медиафайлы на Викискладе

Цецо́рская би́тва — одно из сражений Польско-турецкой войны (1620—1621) между войсками Речи Посполитой (при поддержке мятежных молдавских войск) и Османской империи (при поддержке ногайцев)[3]:344, сражение длилось с 17 сентября по 7 октября 1620 года у села Цецора в Молдавии, недалеко от реки Прут. Закончилась поражением коронного войска и гибелью его командующего[4]:568.


Предпосылки[ | ]

«Цецорская битва». Худ. Витольд Пивницкий (1878)

Из-за провала дипломатической миссии Речи Посполитой в Константинополе и нарушения обеими сторонами Бушского мирного договора (поскольку казаки и татары продолжали свои набеги через границу) отношения между османами и Речи Посполитой быстро ухудшились в начале 1620 года. Обе стороны начали готовиться к войне, так как ни одна из них не была к ней готова в то время. Османы объявили войну Речи Посполитой в 1620 году и планировали напасть весной 1621 года[3]. Сейм Речи Посполитой отказал в финансировании войска, о которых просили гетманы. Тайный совет сената, наконец, убежденный представителем Габсбургской монархии, решил предоставить войска Речи Посполитой в 1620 году, хотя многие члены сейма считали, что польско—литовские силы не были ни достаточными, ни полностью подготовленными. Гетман Станислав Жолкевский, которому к тому времени было уже за 70 лет (поскольку политика Речи Посполитой не допускала возможности принудительного ухода с государственных постов, таких как гетманский), предвидел грядущее противостояние с Османской империей и решил встретить османские войска на чужой территории, причём Молдавия была очевидным выбором[5]. Однако султан отправил Искендера-пашу в Молдавию, чтобы сместить тамошнего господаря Гаспара Грациани, который вступил в союз с Речи Посполитой[3]:341.

Гетманы Жолкевский и Конецпольский повели армию в Цуцору (Цецора в польских источниках), чтобы сразиться с ордой хана Кантемира. Армия насчитывала от 5000[3]:342 до 9000 (2000 пехоты, но только около 1600 казачьей кавалерии[3]:344), причём основу войска составляли хоругви магнатов Станислава Конецпольского, Самуила Корецкого, Януша Заславского, Мартина Казановского, Валентия Александра Калиновского, Миколая Потоцкого и др. Армия вошла в Молдавию в сентябре. Молдавский господарь Гаспар Грациани, номинально вассал Османской империи, решил восстать и поддержать Речь Посполитую в войне против османов. Грациани убил янычар в Яссах, посадил в тюрьму посланников султана Османа II (который приказал отстранить его от власти и привезти в Стамбул), а затем приготовился бежать, но был принуждён Жолкевским присоединиться к польско-литовскому лагерю[3]:344. Однако многие молдавские бояре покинули лагерь, чтобы защитить свои собственные поместья от разграбления недисциплинированными войсками магнатов Речи Посполитой, другие решили подождать и посмотреть, каков будет исход, чтобы потом присоединиться к победившей стороне, а третьи присоединились к туркам[3]:344. Следовательно, только около 600 — 1000 молдаван появились в лагере войска Речи Посполитой. Жолкевский приказал армии двигаться к укрепленному лагерю (сохранившемуся со времён предыдущих войн) в Цецоре.

С турецкой стороны бейлербей Очакова Искандер-паша привёл с собой около 10 тысяч османских солдат и до 25 тысяч крымских и ногайских татар, а также отряд, присланный трансильванским князем Габором Бетленом.

Украинский историк М. С. Грушевский определяет численность собственно польского войска в 5000 человек, к которым присоединились 1600 казаков, присланные гетманом П. К. Сагайдачным, доводя общую численность турецко-ногайской армии до 60 000 чел[6]. Историк Сечи Д. И. Яворницкий, опираясь на сведения летописи Самуила Величко, указывает на возможное участие в сражении престарелого запорожского гетмана Самойло Кошки[7].

Ход сражения[ | ]

Крымские татары в битве при Цецоре. Худ. Юзеф Рышкевич (1909)

10 сентября под Цуцорой (близ Ясс, Румыния) армия Речи Посполитой столкнулась с татарскими и османскими войсками, с валашскими контингентами (13 000 – 22 000 человек) под командованием Искендер–паши, бейлербея Очаковского. В войско османского султана входила армия Габора Бетлена[3]:342. Татарские войска застали врасплох войска Речи Посполитой и взяли много пленных. В первый же день боев, 18-го сентября, большинство восставших молдаван решило перейти на османскую сторону и быстро атаковало польско-литовский фланг. Наёмникам и их главарям-магнатам не хватало ни дисциплины и ни морального духа для битвы. Станислав Конецпольский командовал правым флангом войск Речи Посполитой во время последовавшего сражения. 19 сентября стало ясно, что польско-литовские войска потерпели поражение, хотя им всё ещё удавалось удерживать свои позиции, Конецпольскому с трудом удалось предотвратить распад армии 20/21 сентября. После неудачного боя 20 сентября, военный совет, ввиду численного перевеса османов, высказался за отступление. Некоторые из военачальников коронного войска, например Стефан Хмелецкий, бежали из лагеря, что вызвало панику в войске Жолкевского. 29 сентября войска Речи Посполитой прорвались сквозь ряды османов с вагенбургом и начали отступление. Однако после того, как Гаспар Грациани подкупил нескольких магнатов, отряды магнатских войск начали разбегаться, а некоторые наёмные кавалеристы запаниковали и тоже побежали. У гетмана осталось всего около 4300 человек. Это была прелюдия к грядущим событиям. Последовательные атаки во время отступления, в том числе особенно ожесточенные 3 октября, были отбиты, но войсковые части начали распадаться, как только солдаты увидели Днестр и польско-литовскую границу.

С этим небольшим отрядом он начал отступление, взбираясь на горы, спускаясь в долины, переправляясь через речки и продолжая сражаться с врагами. Он был уже недалеко от границы с Речью Посполитой, около Могилёва на Днестре, когда, 6 октября 1620 года, по какому-то поводу, в его лагере произошло сильное замешательство. Этим воспользовались турки и ударили по лагерю коронного войска. Во время очередного тяжёлого боя 6 октября большая часть магнатов и шляхты прорвалась и бежала на север[3]:344, оставив пехоту и лагерь, тем самым решив судьбу всей экспедиции: большая часть оставшихся польско-литовских войск была перебита или взята в плен. В последовавшем сражении погибли Станислав Жолкевский, его духовник отец-иезуит Симон Виберский, Валентий Александр Калиновский, Чигиринский сотник Черкасского полка Войска Запорожского Михаил Хмельницкий[8] и многие другие, как, например, Станислав Конецпольский[3]:344, Самуил Корецкий, Николай Струсь, Николай Потоцкий, Ян Жолкевский, Лукаш Жолкевский, Станислав Ревера Потоцкий, Мартин Казановский и молодой Богдан Хмельницкий были взяты в плен[9]. Перед смертью Станислав Жолкевский получил благословение своего духовника, отца Симона Виберского, который стоял рядом с ним до конца 7 октября[10]. По приказу буджакского бея Кантемир-мурзы отрубленная голова гетмана вместе с его седлом и саблей были посланы султану Осману II в Стамбул.

Итоги[ | ]

Примерно от 1000 до 1500 человек из войска Речи Посполитой смогло уцелеть в этом сражении, после своей победы татары вторглись в Подолию, Волынь и Малую Польшу[3]:344. Гаспар Грациани был схвачен и убит боярами, а господарем Молдовы стал Александр IV Ильяш.

Окрылённый такой важной победой, по совету великого визиря Али-паши и Габора Бетлена, Осман II решил, что он может укрепить своё правление или даже расширить своё государство. В 1621 году армия из 200–250 тысяч османских солдат, включая ветеранов битвы под Цецорой, во главе с Османом II двинулась от Эдирне к границе Речи Посполитой. Османы, одержав победу в битве при Цецоре, возлагали большие надежды на дальнейшее завоевание Европы. Однако литвинский военачальник Ян Кароль Ходкевич переправился через Днестр в сентябре с примерно 35 000 польско-литовскими войсками и казаками и укрепился у Хотинской крепости, преграждая путь войску османов. Под Хотином более месяца (2 сентября – 9 октября) Ходкевич сдерживал орды султана до первого осеннего снега . Позднее время года и потери приблизительно 40 000 человек в сражении вынудили Османа II начать переговоры. За несколько дней до отступления осман престарелый великий гетман Ходкевич скончался от болезни в крепости (24 сентября 1621 года). Битва зашла в тупик, и в результате был подписан Хотинский мирный договор, он предоставил некоторые уступки Речи Посполитой, но удовлетворил некоторые требования османов (см. Хотинская битва).

Осман II обвинил янычар в поражении, они обвинялись в отсутствии рвения и «вырождении». Его меры по модернизации османского войска встретили противодействие со стороны янычар и консервативных кругов. 18 мая 1622 года в Стамбуле вспыхнуло восстание, возглавленное янычарами и студентами медресе, и Осман II был свергнут; два дня спустя он был убит мятежниками.

Описания современников[ | ]

Битва описывается в мемуарах белорусско-литовского шляхтича Самуила Маскевича:

«В сем же году, не знаю с какого повода, великий гетман и коронный канцлер Станислав Жолкевский и полевой гетман Николай Конецпольский отправились с коронным войском против турок в Валахию. Они расположились лагерем при Цецоре. Все войско их состояло из 6000 человек, считая и нанятых за деньги и выставленных сенаторами и панами… Было в нем сверх того несколько украинских валахов. Догадывались, что наши двинулись в Валахию, в угождение цесарю для удержания турок, шедших на помощь протестантам, с коими он в то время воевал. Турецкое войско также подступило к Цецоре: им предводительствовал Скиндер-паша. Тут же много было и татар под начальством калги. Наши сражались с неприятелем несколько дней, и хотя были гораздо слабее в силах, однако ж с помощью Божьею, весьма успешно отбивали его напор. Только несогласие, неминуемое следствие зависти и cвoeвoлия охотников, которых в войске было не мало, исторгло победу из наших рук; а в последствии довело нас до погибели.

После нескольких битв, когда силы неприятельские были известны, а в нашем войске господствовал уже раздор, паны гетманы лучше бы сделали, если бы уклонились от решительной битвы: утомив врагов частыми вылазками и стычками, самою медленностью могли б победить их. Они поступили иначе: опасаясь, чтобы войско, обуреваемое распрями, не разбрелось в разные стороны, вывели его из лагеря, в котором оставили одну стражу, и ударили на врагов. Бой продолжался с утра до вечера. Долго счастье не склонялось ни на ту, ни на другую сторону: впрочем турки более нас понесли урона. Уже под вечер враги всеми силами устремились на правое крыло наше и смяли его: наши не могли устоять, обратились в бегство, миновали лагерь и вплавь пустились на конях чрез Прут. Гетманы, видя, что правое крыло рассеялось, свели прочее войско в лагерь в добром порядке; вскоре наступила ночь, и с нею всеобщая тревога. Между тем Калиновский, староста Каменецкий, бывши с людьми своими в том крыле, которое разбито, человек надменный и спесивый, но видно не из числа храбрых, как скоро наступил мрак, тотчас с отрядом своим удалился из обоза, без ведома и воли гетмана…

Удаление Калиновского произвело в лагере великую тревогу: думали, что и гетманы также намерены бежать, оставив лагерь в жертву неприятелю; все войско взволновалось и бросилось на коней. Гетман, сведав о бегстве Калиновского и о всеобщем смятении, сел на коня и поехал по всему лагерю от полка к полку, от роты к роте, ободряя и утешая воинов; а чтобы лучше его видели, приказал зажечь все свечи, сколько их было. Появление гетмана многих удержало от бегства; но большая часть ушла за Калиновским. В следующий день Жолкевский удостоверился, что с остальным войском не было надежды одолеть столь многочисленного неприятеля; по сему решился отступить табором к Днестру. Он шел целые шесть дней; наши день и ночь отбивались от врагов, изнуренные голодом и еще более бессонницею и трудами в битве беспрерывной…

До Днестра оставалось уже не более одной мили. Тут крестьяне, бывшие в войске, и пахолики, жадные добычи, замыслили как можно скорее перебраться: разграбили имение гетмана, захватили коней товарищей, которые между тем пешие сражались с турками, прорвали лагерь, чем открыли дорогу врагам, и пустились бежать. Такое самовольство погубило и людей злочестивых и все войско. В лагере некому было обороняться: все бросились в рассыпную, моля Бога о спасении. Легко вообразить, как ужасно было наше поражение, и как велико торжество неприятеля. Сам гетман пал в битве; Корецкий, Струсь, два сына Жолкевского, Фаренсбах и многие другие взяты в плен; остальных посекла сабля турецкая. Из тысячи едва один спасся…»[11]

Память[ | ]

  • Спустя несколько лет на месте битвы в память гетмана Жолкевского поставлен был памятник — четырёхгранная колонна, которая просуществовала до второй половины XIX века.

Погибшие в битве[ | ]

Примечания[ | ]

  1. Battle of Cecora (1620), Alexander Mikaberidze, Conflict and Conquest in the Islamic World: A Historical Encyclopedia, Vol. I, ed. Alexander Mikaberidze, (ABC-CLIO, 2011), 237.
  2. Battle of Cecora (1620), Alexander Mikaberidze, Conflict and Conquest in the Islamic World: A Historical Encyclopedia, Vol. I, 237.
  3. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 Hrushevsky, M., 1999, The History of the Ukrainian Cossacks, Vol. 1, The Cossack Age to 1625, Edmonton: Canadian Institute of Ukrainian Studies Press, ISBN 1895571286
  4. Tucker, S.C., editor, 2010, A Global Chronology of Conflict, Vol. Two, Santa Barbara: ABC-CLIO, LLC, ISBN 9781851096671
  5. There are several accounts that Żółkiewski was sent to relieve the Habsburgs from the very beginning. Iskender Pasha, during his talks with Żółkiewski at Ţuţora, confirmed that was sent to support Bethlen, not to fight the Commonwealth.
  6. Грушевский М. С. История украинского казачества до соединения с Московским государством. — Т. 2: Первые десятилетия XVII в. — Киев, 1914. — С. 159, 161, 163.
  7. Яворницкий Д. И. История запорожских казаков. — Т. 2. — Киев: Наукова думка, 1990. — С. 131.
  8. Czesław Miłosz, The History of Polish Literature, (University of California Press, 1983), 113.
  9. Спицын Е. Ю. Дума о гетмане Богдане // Журнал «Историк».
  10. Full text of "Histoire du roi Jean Sobieski et du royaume de Pologne"
  11. Дневник Маскевича 1594—1621 // Сказания современников о Дмитрии Самозванце / Сост. Н. Г. Устрялов. — Т. 1. — СПб., 1859.

Литература[ | ]