Ханжество

Ха́нжество — показная (демонстративная) форма благочестия и набожности при тайной или явной неверности исповедуемым идеям. Разновидность морального формализма и лицемерия. Как пишет Ноам Хомский, ханжа (лицемер) — это тот, кто прикладывает к другим стандарты, которые отказывается применять к себе[1].


Основные характеристики ханжества[ | ]

Основные характеристики ханжества:

Ханжество может быть сознательным (лицемерным) и бессознательным (неосознанным). Ханжество в форме сознательного лицемерия проявляется в своего рода «ношении маски» высокоморальной личности при явном осознанном несоответствии реального морального облика «маске» праведника. Ханжество в неосознанном виде может быть своего рода ложью самому себе, не вполне осознанным стремлением выделиться, завоевать доверие или уважение[2]. В речеповеденческой сфере ханжа использует все резервы лжи, демагогии, софистики; в частности, активно используются расплывчатые понятия («нравственность», «духовность», «справедливость», «честность», «благородство», «гуманизм», «помощь», «принципиальность» и под.). Размытость семантики этих слов позволяет делать широкие и неверифицируемые заявления о наличии/отсутствии тех или иных качеств как у себя, так и у окружающих. Ещё одна особенность — обильное использование оценочных суждений, особенно эмоционально выраженных, которые призваны заблокировать у слушателей стремление подвергнуть рациональной проверке обоснованность этих оценок. Попытка такую проверку предпринять провоцирует у ханжи обычно вполне театральную реакцию гнева, возмущения, негодования и тому подобного. Все это делает дискуссии с ханжой заведомо бесперспективными, противостояние мыслимо не в сфере слов, а в области изобличающих ханжу фактов.[источник не указан 224 дня]

Психология ханжества[ | ]

Ханжество скрывает за собой недоверие к людям, подозрительность, пренебрежительное отношение, стремление манипулировать другими. Оно является отрицательной формой приспособительной реакции человека к моральным требованиям общества. Одной из причин, способствующих проявлениям ханжества является утрированная религиозная мораль, чрезмерно акцентировавшая понятия греха, аскезы и т. д. Иногда ханжами становятся те, кто сам делает нечто, что вызывает порицание. Таким образом человек оправдывает себя перед собой. Нередко ханжество представляет собой скрытый конфликт, который может реализоваться в форме невроза.

Д. фон Гильдебранд указывает на проблематичность однозначной оценки поведения как ханжеского. Сокрытие реальных черт собственной жизни и её расхождение с декларируемыми нормами и идеалами может свидетельствовать не о нечестности в строгом понимании этого слова, а о наличии критики к себе со стремлением защитить окружающих от вредоносного влияния собственного поведения, переменить которое по тем или иным причинам оказывается невозможно.[3]

Словоупотребление[ | ]

Сходные понятия: фарисейство, пустосвятство, лицемерие, двуличность, двоемыслие.

Человек, склонный к ханжеству, называется ханжа́. Сходные понятия: святоша, пустосвят, лицемер.

Пустосвятство[ | ]

Пустосвятство является формой религиозного поведения, занимающей промежуточное положение между ханжеством и суеверием. По словам Д. И. Фонвизина, «пустосвят почти никогда к обедне не поспевает. Он бежит в церковь отнюдь не затем, чтоб с умилением сердечным Богу помолиться, но чтоб перецеловать все иконы, которые губами достать сможет»[4]. В современной церковной практике употребляются схожие термины «обрядоверие» и «лубочное православие»[5]. Иногда ханжество в сфере религии принимает крайние формы прямой фальсификации с намеренным созданием эрзаца (обычно для получения социальных, материальных и иных выгод). Такого рода симулятивные практики часто эксплуатируют невежество окружающих, а равно и все виды наивной социальной мифологии, которая иногда встречается и в религиозной сфере (наивная установка «Что ни поп, то батька» основана именно на мифологическом мышлении и мировосприятии).

Ханжество в литературе[ | ]

Ханжи и пустосвяты часто появлялись на страницах литературных произведений, таких как «Декамерон» Боккаччо (новеллы I, 1; I, 6; VI, 10), «Гаргантюа и Пантагрюэль» Рабле, «Тартюф, или Обманщик» Мольера, «Жизнь» Мопассана, «Дождь» Моэма в западной литературе, стихи Хайяма и Руми — в восточной.

Франц не делает различия между серьезной музыкой и музыкой развлекательной. Это различие кажется ему старомодным и ханжеским. Он любит рок и Моцарта в одинаковой степени.

Милан Кундера

В России типы ханжей одними из первых вывели Антиох Кантемир (Сатира I) и Ломоносов:

Мышь некогда, любя святыню,
Оставила прелестной мир,
Ушла в глубокую пустыню,
Засевшись вся в галланской сыр.[6]

Ханжи появляются в произведениях Александра Куприна («Ханжушка»), ОстровскогоГроза», «На всякого мудреца довольно простоты»), Достоевского («Село Степанчиково и его обитатели»), Салтыкова-ЩедринаГоспода Головлёвы»).

Многие рубаи Омара Хайяма посвящены обличению ханжей.

См. также[ | ]

Примечания[ | ]

  1. Distorted Morality: America’s War on Terror?, by Noam Chomsky (Talk delivered at Harvard University) Архивировано 2 июня 2015 года.
  2. Ханжество // Атеистический словарь / Под общ. ред. М. П. Новикова. — М.: Политиздат, 1985. — С. 474.
  3. Гильдебранд Д. Этика. — СПб., 2001.
  4. Фонвизин Д. И. Драматургия, поэзия, проза. М., 1989. — С. 204.
  5. Пётр, игумен. О лубочном христианстве // Церковный вестник. 2005. № 10. — С. 12.
  6. Ломоносов М. В. Мышь некогда, любя святыню… // Ломоносов М. В. Полное собрание сочинений / АН СССР. — М.; Л., 1950—1983. Т. 8: Поэзия, ораторская проза, надписи, 1732—1764. — М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1959. — С. 769.

Ссылки[ | ]