Трагедия

Большая трагическая маска
Середина четвёртого века до н. э.
Археологический музей Пирея (англ.)

Траге́дия (от нем. Tragödie из лат. tragoedia от др.-греч. τραγωδία[1]) — жанр художественного произведения, предназначенный для постановки на сцене, в котором сюжет приводит персонажей к катастрофическому исходу. Трагедия отмечена суровой серьёзностью, изображает действительность наиболее заостренно, как сгусток внутренних противоречий, вскрывает глубочайшие конфликты реальности в предельно напряжённой и насыщенной форме, обретающей значение художественного символа. Большинство трагедий написано стихами. Произведения часто наполнены пафосом. Противоположный жанр — комедия[2]. В то время как многие культуры развили формы трагедий, этот термин часто относится к особой драматической традиции, которая исторически сыграла важную роль в самоопределении западной цивилизации[3][4]. По словам Раймонда Уильямса этот термин часто использовался для обозначения мощного эффекта культурной идентичности и исторической преемственности — «греки и елизаветинцы в одной культурной форме; эллины и христиане в общей случае»[5]. Длинный ряд философов, который включает Платона, Аристотеля, Святого Августина, Вольтера, Юма, Дидро, Гегеля, Шопенгауэра, Кьеркегора, Ницше, Фрейда, Бенджамина[6], Камю , Лакана и Делеза[7] и др. анализировал, размышлял и критиковал этот жанр[8][9][10]. В современную эпоху, к жанру трагедии относят драмы, мелодрамы, трагикомический и эпический театр[9][11].



Древнегреческая трагедия[ | ]

Как отмечал В. Н. Ярхо, «Аристотель указывает также, что трагедия была сначала шутливой, так как возникла из хора сатиров, и только позднее стала серьезной»[12], что и отражено в греческом слове: др.-греч. τράγος, «козел» + ᾠδή, «пение»[1].

Древнегреческая трагедия возникла из религиозно-культовых обрядов, посвященных богу Дионису, и сохранила печать ритуально-религиозного действа.

Маска, изображающая Диониса
До н. э., Лувр

Понятие «трагедия» связано с пением сатиров (в греческой мифологии козлоногие существа), образы которых использовались в религиозных обрядах древней Греции в честь бога Диониса.

Греческая трагедия есть воспроизведение, сценическое разыгрывание мифа с его борьбой между поколениями (богов, героев); она приобщала зрителей к единой для целого народа и его исторических судеб реальности. Именно поэтому греческая трагедия даёт совершенные образцы законченных, органических произведений искусства (Эсхил, Софокл); безусловной реальностью происходящего она глубоко, психологически и физиологически потрясает зрителя, вызывая в нём сильнейшие внутренние конфликты и разрешая их в высшей гармонии (посредством катарсиса). Такого единства жизненного и художественного, реального и мифологического, непосредственного и символически-обобщённого позднейшая трагедия не знала — оно начинает разрушаться уже у Еврипида в связи со становлением человеческой индивидуальности, с расколом между судьбой личности и судьбой народа. Отныне трагедия становится жанром литературы, который в течение долгих столетий определяется правилами (римская трагедия, например Сенека, средневековая византийская и латинская).

Согласно «Поэтике» Аристотеля, «трагедия через чувства сострадания и страха достигает их очищения»[13].

Трагедия в эпоху Возрождения[ | ]

Развитие жанра трагедии неравномерно: новый расцвет наступает в кризисную эпоху Позднего Возрождения и барокко, когда литературно-риторический жанр вновь насыщается изнутри конфликтами эпохи и находит для себя реальное воплощение в живой традиции народного театра. Таким образом, реальность вновь была осмыслена как трагическое свершение и разыграна как трагическая в формах театра.

Кризис и «распад времён» выразились в испанской трагедии от Л. Ф. де Вега Карпьо до Кальдерона де ла Барка и наиболее ярко — в английской трагедии, прежде всего У. Шекспира, формально далёкая от античности, шекспировская трагедия изображает бесконечную реальность человеческого мира, которую не собрать в узел одного конфликта в критический миг напряжения и разрешения, — сама кризисность неисчерпаема, можно лишь эпически неторопливо прослеживать назревание кризиса, выявляя его во всём разнообразии жизненных форм, оттеняя и усиливая трагическое иронией и комизмом. Трагизм Шекспира не укладывается в рамки отдельного (конфликта или характера героя), но обнимает собой всё, — как и сама действительность, личность героя внутренне открыта, не определена до конца, способна на изменения, даже резкие сдвиги. В середине 17 в., особенно в Германии, противоречия эпохи предстают в крайнем обобщении: в трагедиях А. Грифиуса жизнь — жестокое, кровавое действо накануне конца истории, и задача трагического персонажа — окончательный нравственный выбор вечного блаженства или вечных мук.

Во Франции, как результат рационалистического осмысления риторической традиции и её использования для реализации этических конфликтов в духе рационалистической психологии и философии, возникают блестящие образцы трагедии классицизма (П. Корнель, Ж. Расин), трагедия «высокого стиля» с непременным соблюдением так называемых «трёх единств» (времени, места, действия); эстетическое совершенство выступает как результат сознательного самоограничения поэта, как виртуозно разработанная чистая формула жизненного конфликта.

Трагедия в Новое время[ | ]

Реальность буржуазного общества оказалась критической для самого существования жанра трагедии — жизнь бесконечно дробится, подчиняясь трезвой прозе обыденности; одновременно разрушается риторический канон литературных форм, рушится противопоставление стилей по их «высоте» и торжествует «среднее» — в драматургии «драма» как средний между трагедией и комедией вид (см. Драма, раздел 2-й). Трагическое напряжение и обобщенность стали достигаться косвенными способами (в том числе на комическом материале). Если на рубеже XVIII—XIX вв. Ф. Шиллер создаёт трагедию, обновляя «классический» стиль, то в эпоху романтизма трагедия «обратна» античной — залогом субстанциального содержания становится не мир, а индивид с его душой (трагическая драма В. Гюго, Дж. Байрона, М. Ю. Лермонтова). В Австрии Ф. Грильпарцер сталкивает «барочный» стройный образ мира с опустошённостью современности; в Германии К. Ф. Хеббель пытается возродить героическую действительность через трагедию, изнутри её.

В России реализм даёт убедительные образцы трагической драматургии на основе широкого и углублённого изображения непосредственной действительности («Гроза» А. Н. Островского, «Власть тьмы» Л. Н. Толстого); родство с жанром трагедии сохраняет «историческая драма» А. С. Пушкина и А. К. Толстого.

С конца 19 в. появляются многочисленные стилизации, возрождающие классическую трагедию и трагедию в «высоком стиле» — пьесы Г. фон Гофмансталя, Вячеслава Иванова, Г. Гауптмана, Т. С. Элиота, П. Клоделя, позже — Ж. П. Сартра, Ж. Ануя и др.; эти эстетически оправданные и неизбежные опыты свидетельствуют, однако, о кризисе всей современной драмы; настроение безысходности, крайнего отчаяния, запечатленное в многочисленных западных пьесах, отрезает путь к трагедии, коль скоро авторы пьес уже ощущают себя «по ту сторону» совершившихся трагических событий, которые не оставляют человеку простора для действий, а сами по себе превосходят в своей трагичности возможности искусства.

Примечания[ | ]

  1. 1 2 трагедия. // Словарь Фасмера.
  2. Литература. 8 кл. Учеб.-хрестоматия для общеобразоват. учреждений. В 2 ч. Ч. 2 / авт.-сост. В. Я. Коровина и др. 5-е изд.- М. : Просвещение, ОАО «Московские учебники», 2006.- 368 с.: ил. ISBN 5-7853-0549-6
  3. Banham, 1998, p. 1118.
  4. Williams, 1966, pp. 14–16.
  5. Williams, 1966, p. 16.
  6. Benjamin, 1998.
  7. Deleuze & Guattari (1980).
  8. Felski, 2008, p. 1.
  9. 1 2 Carlson, 1993.
  10. Aristotle (1974), "Poetics", in Dukore, Dramatic Theory and Criticism: Greeks to Grotowski, с. 31–55 
  11. Pfister, 1977.
  12. magazines.russ.ru прим. 65
  13. Теоретическая поэтика: понятия и определения. Хрестоматия. Сост. Н. Д. Тамарченко

Литература[ | ]

  • Трагедия // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Белинский В. Г. Разделение поэзии на роды и виды. Собр. соч. в 3-х т.т. Т. 2, М., 1948;
  • История западно-европейского театра под общей редакцией Мокульского С. С., т.1, М., 1956;
  • Буало Н. Поэтическое искусство. М., 1957;
  • Бентли Э. Жизнь драмы. М., 1978;
  • Гармаш Т. В поисках утраченной трагедии. Современная драматургия, 1990, № 6;
  • Дживилегов А., Бояджиев Г. История западно-европейского театра. М., 1991;
  • Аристотель. Риторика. Поэтика. М., 2000;
  • Ищук-Фадеева Н. И. Жанры русской драмы. Тверь, 2003;
  • Banham, Martin, ed. (1998), The Cambridge Guide to Theatre, Cambridge: Cambridge UP, ISBN 0-521-43437-8 
  • Williams, Raymond (1966), Modern Tragedy, London: Chatto & Windus, ISBN 0-7011-1260-3 
  • Benjamin, Walter (1998), The Origin of German Tragic Drama, London and New York: Verso, ISBN 1-85984-899-0 
  • Felski, Rita, ed. (2008), Rethinking Tragedy, Baltimore: Johns Hopkins UP, ISBN 0-8018-8740-2 
  • Carlson, Marvin (1993), Theories of the Theatre: A Historical and Critical Survey from the Greeks to the Present (expanded ed.), Ithaca and London: Cornell UP, ISBN 0-8014-8154-6 
  • Pfister, Manfred (1977), The Theory and Analysis of Drama, European Studies in English Literature, Cambridge: Cambridge UP, ISBN 0-521-42383-X 
  • Deleuze, Gilles & Guattari, Félix (1980), "Anti-Oedipus", Continuum, New Accents (London and New York: Methuen) . — Т. 1, ISBN 0-416-72060-9