Соло (фильм)

Соло
Жанр драма
Режиссёр Константин Лопушанский
Автор
сценария
Альбина Шульгина
Оператор Анатолий Лапшов
Композитор Евгений Иршаи
Кинокомпания Ленфильм
Длительность 29 мин.
Страна  СССР
Язык русский
Год 1980
IMDb ID 0173226

«Соло» — советский короткометражный чёрно-белый фильм 1980 года режиссёра Константина Лопушанского, его дебютная — дипломная работа.

Считается одним из лучших фильмов о Блокаде Ленинграда[1], фильм понравился Андрею Тарковскому, у которого Лопушанский годом ранее проходил практику и был ассистентом на съёмках «Сталкера» и в фильме «Соло» попытался воплотить эстетические принципы своего учителя, а также пригласил на главную роль «талисмана» Тарковского актёра Николая Гринько.[2][3]


Сюжет[ | ]

Блокадный Ленинград, зима 1942 года.

Музыкант симфонического оркестра, валторнист, которому вечером исполнять Пятую симфонию Чайковского на концерте в Ленинградской филармонии, который будет транслироваться по радио в Лондон, вспоминает, что у него дома могло остаться пшено, которым он до войны кормил на балконе птиц.

И он идет — через замерзшую Неву, по Васильевскому острову, он поднимается в свою квартиру, где снег сыплется сквозь раскрытую крышу на старое кресло, на плюш колеблемых ветром занавесей. Музыкант не находит пакета с крупой, но зато он по совету дворничихи попадает в баню — открылась!.. И как это снято — и лицо женщины, сжалившейся над замотанным во что попало, исхудавшим мужчиной, и тёплая вода в его ладонях…

журнал Аврора, 1983 год

Чего только стоит эпизод, в котором герой возвращается домой: входит в квартиру, где сохранилась мебель, припорошенная снегом, попавшим внутрь через разрушенную после воздушного удара крышу. А на полу целые сугробы, которые приходится разгребать, чтобы добраться до выдвижного ящика. Затем кадры в бане с ржавыми трубами, тазами и грязным кафелем, где под вой пикирующих мессершмиттов моются изнеможденные войной женщины.

Впервые за долгое время увидевший горячую воду и помывшийся, он снова идёт домой — и достает из шкафа белую манишку — ведь сегодня концерт. Голодающий, так и не нашедший остатки крупы, которых возможно и не было — и это была лишь его фантазия голодного человека, он идёт в филармонию, где исполнит весь концерт, вместе с такими же, как и он, товарищами.

В конце трансляции советская диктор пожелает спокойной ночи радиослушателям в Англии, а горстка еле живых музыкантов в блокадном городе медленно истаивает, как и огарки свечей на пюпитрах.

В ролях[ | ]

Примечание: Кирилл Гун в своей эпизодической роли выступает фактически в роли камео — он действительно был артистом в условиях Блокады Ленинграда, не эвакуировался, а осенью 1943 года даже вступил в Красную Армию для участия в прорыве блокады, и осенью 1944-го был демобилизован и вернулся в театр. Эта роль в фильме — последняя его роль.

Создание[ | ]

Фильм — дебютная — дипломная работа режиссёра (мастерская Эмиля Лотяну).

По словам режиссёра, у фильма есть ещё один автор — Евгений Алексеевич Линду, учитель ленинградской школы № 235, создатель школьного музея «А музы не молчали…», в который он зашёл в поисках темы для фильма о Блокаде Ленинграда и нашёл, что искал.[5]

Критика[ | ]

М. Л. Жежеленко отметила, что фильм снят в стиле «рационалистического эссеизма», и подчеркнула роль музыки в нём — музыка дала непосредственную сюжетную основу фильму.[1]

Фильм высоко оценён критикой:

Пожалуй, самый пронзительный эпизод в фильме — не финальный апофеоз, а та сцена, где герой, не отыскав пшена в тайниках комода, чуть не наступает широким валенком на упавшую в снег фотографию родных. Любое напоминание о жизни здесь кажется неуместным: концертный фрак с бабочкой в почему-то не развалившемся шкафу внутри заваленной снегом комнаты без потолка; обнаженная беременная женщина в бане рядом с худым и голым музыкантом; книга, потерявшая былую ценность и годная только на растопку…

Холодный и прокуренный голос дикторши, обращающейся к «лондонским друзьям», кажется, не о концерте объявляет, а бесстрастно читает эпитафию.

киновед Максим Медведев, журнал «Киноведческие записки», 2001 год[6]

В «Соло», чей аскетичный мир вырастает из взаимного противоборства стоицизма и обреченности, деликатно растворены «тарковские» пластические реминисценции; черно-бела ткань завораживает фактурной изменчивостью — от рельефных форм и резкой лепки до нежного размыва границ, когда внятные цвета соскальзывают в многообразие оттенков серого.

киновед Любовь Аркус, «Новейшая история отечественного кино», 2001 год[7]

Надо напоследок сказать несколько слов об эмоциональной, самой трудноуловимой стороне дела: сколько бы я ни смотрел получасовое «Соло», с которого, собственно, Лопушанского и узнали как режиссера, эту трехчастную, без единого слова хронику одинокого пути музыканта-дистрофика на репетицию, — я в финале реву неудержимо.

Награды[ | ]

  • Главный приз на II фестивале произведений молодых кинорежисеров в Москве (1980).
  • Приз за лучую режиссуру на XI ВКФ «Молодость-80» в Киеве (1980).
  • Приз «Золотой медвежонок» и «Специальный приз» киноклубов Бильбао фильму на XXII МКФ документальных и короткометражных фильмов в Бильбао, Испания (1980) .

Примечания[ | ]

  1. 1 2 Петербургское «новое кино»: сборник статей / М. Л. Жежеленко, Российский институт истории искусств. — МОЛ, 1996. — 176 с. — стр. 93
  2. Дмитрий Савельев — Наследник по прямой // «Эксперт», № 37 (249), 02.10.2000
  3. Дина Радбель — Режиссер Константин Лопушанский // Новые Известия, 1 июля 2013
  4. 1 2 Предисловие к книге — Русская симфония: киноповести, киносценарии, интервью / Константин Лопушанский. — Алетейя, 2008. — 347 с. — стр.10
  5. журнал Аврора, 1983 год
  6. Максим Медведев — Позднесоветский «авторский» кинематограф // «Киноведческие записки», № 53, 2001
  7. Новейшая история отечественного кино: 1986—2000: В 2 ч.; в 7 т. / Министерство культуры РФ; сост. Л. Ю. Аркус. — Ч. 2.: Кино и контекст. — Т. 4—7. — СПб.: Сеанс, 2001—2004. — Том 4.- стр. 165

Источники[ | ]

  • Соло // Советские художественные фильмы: аннотированный каталог, Том 8 / Мария Павлова. — «Нива России», 1995. — стр. 144
  • Соло // Домашняя синематека: отечественное кино 1918—1996 / Сергей Землянухин, Мирослава Сегида. — «Дубль-Д», 1996. — 520 с. — стр. 418