Русско-литовская война (1534—1537)

Русско-литовская война 1534—1537
Основной конфликт: Русско-литовские войны
Abloha Staradubu 1535.png
Гетман Ян Тарновский и пленный князь Фёдор Овчина-Оболенский во время осады Стародуба (1535)
Дата 15341537
Место восточная часть Великого княжества Литовского, Смоленщина, Северщина, Псковщина
Причина стремление Великого княжества Литовского вернуть потерянные в 1514 году смоленские земли
Итог взаимные территориальные уступки
Изменения Гомельская волость отошла Великому княжеству Литовскому, новые русские крепости Себеж, Заволочье и Велиж (прежде территория Литвы) остались в составе Русского государства
Противники

Великое княжество Литовское
Королевство Польское

Русское государство

Командующие

Сигизмунд I

Елена Глинская
Боярская дума

Русско-литовская война 1534—1537 годов, также Стародубская война — война между Русским государством и Великим княжеством Литовским, объединённым личной унией с Королевством Польским. Являлась одной из многочисленных русско-литовских войн XV—XVI веков.


Предыстория[ | ]

Нарастание напряженности[ | ]

Взаимные нападения на приграничные волости[ | ]

Отношения между Русским государством и Великим княжеством Литовским были напряженными задолго до 1534 года, данная напряженность была присуща еще для периода Государя и Великого князя всея Руси Василия III[1].

Основными районами столкновения территориальных притязаний двух соседних держав оказались великолуцкий рубеж и северская «украина». Еще во время переговоров 1526—1527 годов о продлении перемирия — сначала в Москве, а потом в Вильне — литовская сторона жаловалась на «кривды» (обиды), учиненные ей наместниками и помещиками из северских городов. Возник спор из-за Северщины, которую каждая сторона считала своей. 25 декабря 1526 года в Стародубе состоялся порубежный съезд, но это не удовлетворило короля Сигизмунда I. Во время приема в Москве зимой 1527/28 года литовского посланца И. Ячманова снова звучали взаимные протесты против наездов и территориальных захватов с обеих сторон[1].

В июле 1528 года Русское государство сосредоточило свои войска на восточных рубежах Великого Княжества Литовского. Это вызвало тревогу в пограничных городах Великого княжества Литовского – Витебске и Полоцке. Однако вторжение русских войск не состоялось[1].

В феврале 1529 года посол Русского государства Ф. Г. Афанасьев протестовал против того, что люди королевы Боны Сфорцы, используя перемирные грамоты, вторгаются в земли Русского государства. Аналогичный протест по поводу тех же стародубских волостей был заявлен литовским послам М. Яновичу и В. Чижу, прибывшим в Москву в августе того же года; в свою очередь послы жаловались на гомельского и стародубского наместников, нападавших на волости, принадлежавшие королеве. На тех же позициях стороны оставались и в последующие годы[1].

В 1529—1531 годов заметное место в отношениях между двумя государствами занял вопрос о проведении порубежного съезда для размежевания спорных земель в Великих Луках (с Полоцком) и Стародубе (с Речицей). Сроки проведения этих съездов несколько раз переносились, и они так и не состоялись, причем обе стороны старались вину за их срыв возложить друг на друга[1].

«Война титулов»[ | ]

Напряженность в отношениях двух соседних держав сохранялась и выразилась, в частности, в форме своеобразной «войны титулов». В послании королю Сигизмунду I от 17 февраля 1530 года Василий III именует его сокращенным титулом: «король полский, и великий князь литовский и жемотцкий и иных», пропуская в господарском титуле наименование «русский». В 1531 году появились слухи об том, что это может свидетельствовать о притязаниях Василия III на Киев (столицу Древнерусского государства). По мнению российского историка М. М. Крома, эти служи не достоверны, т. к. сокращение королевского титула московская сторона стала практиковать с февраля 1530 года, а слухи о намерении Василия III захватить Киев появились в 1531 году, и усилились, во второй половине 1532 года, когда московская дипломатия уже вернулась к употреблению полного титула Сигизмунда. Власти Великого княжества Литовского подготовили Киев к обороне, но поход войск восточного соседа на этот город не состоялся. К тому же, согласно посольской книге имело место взаимное умаление титула[1].

Ультиматум[ | ]

3 декабря 1533 года умер великий князь московский и государь всея Руси Василий III. Правительницей Русского государства стала Елена Глинская, которая предложила Сигизмунду I заключить мир на базе перемирия, заключенного в 1522 году после предыдущей русско-литовской войны и продлевавшегося в 1526 и 1532 годах. Однако Литва в расчёте на внутренние смуты и бессилие правительства в период малолетства наследника престола, надеясь отвоевать у Русского государства потерянные ранее земли, объявила ему в феврале 1534 года ультиматум с требованием вернуться к границам 1508 года. После того, как ультиматум был отвергнут, Великое княжество Литовское начало боевые действия.

Дезертирство в русских полках[ | ]

В преддверии боевых действий в русских полках, стоявших на южной границе, началось дезертирство. В августе 1534 года в Великое княжество Литовское бежали служилый князь Семен Бельский и окольничий Иван Ляцкий, а с ними «многие дети боярские». Из беглецов задержать удалось только князя Б. Трубецкого[2]. Организатором этого побега был Бельский, он был не доволен властями Русского государства, особенно же казнью князя Юрия Дмитровского, а потому договорился с великим князем литовским и королем польским Сигизмундом I об побеге в ВКЛ. Сбежав в Великое княжество Литовское, Бельский получил земельные владения от Сигизмунда[3]. По обвинению в желании уехать в ВКЛ были арестованы князья Иван Бельский и Михаил Воротынский с сыном Владимиром[2].

Ход войны[ | ]

Литовское войско было разделено на три отряда. Первый, под командованием киевского воеводы Андрея Немировича и Анатолия Чижа 9 августа выступил в Северскую землю и захватил Радогощ. В то же время были предприняты безуспешные попытки взять Чернигов, Стародуб и Почеп. Второй отряд под командованием князей И. Вишневецкого и А. Коверского перешёл границу 13 сентября и двинулся на Смоленск, однако взять город не смог, а контратака русского гарнизона во главе с Н. В. Оболенским отбила литовские войска от города. Третий отряд под командованием гетмана Ю. Радзивилла оставался в Могилёве в качестве стратегического резерва.

После отступления литовцев от Смоленска Сигизмунд I 1 октября 1534 года распустил своё войско, оставив только 3 тысячи человек для охраны пограничных крепостей. Этим немедленно воспользовались русские, которые перешли в наступление и продвинулись на 300 вёрст вглубь литовской территории до Долгиново и Витебска, значительно её опустошив и взяв богатый полон. Вскоре последовало ещё более крупное наступление русской армии численностью до 60—70 тысяч человек[4]. Три войска выступили 3—5 февраля 1535 года из-под Смоленска, Опочки и Стародуба. Они не пыталось штурмовать укреплённые города, а предпочитали разорять обширные сельские территории, где литовцы не могли оказать какого-либо сопротивления. Русские отряды доходили вплоть до окрестностей Вильны и Новогрудка. В конце февраля — начале марта русские войска благополучно возвратились в рубежи Русского государства с богатой добычей. Этот рейд подорвал экономику Литвы, которая не могла продолжать войну в одиночку. На помощь литовцам были собраны польские войска.

Русское государство, укрепляя западное направление, построило крепость Себеж и попыталось взять Мстиславль. Польское войско, однако, перешло в наступление на юго-западном направлении и 16 июля взяло Гомель, а 30 июля осадило Стародуб. В это же время на рязанские земли начался набег крымских татар, и значительная часть русского войска была переброшена туда. Поэтому русское командование не имело возможность послать войско на помощь Стародубу. Его гарнизон под командованием воеводы князя Фёдора Овчины-Оболенского упорно оборонялся, отбивая многочисленные атаки. Литовцы впервые применили мины и, взорвав часть стены, вновь атаковали город. Овчина-Оболенский отбил две атаки, однако силы наступавших значительно преобладали и город был взят и сожжён, мирных жителей в количестве 13 тысяч человек поляки и литовцы полностью истребили[5]. По оценкам М. М. Крома, учинённая Тарновским жестокость выбивалась из практики того времени. Позже Иван IV в переписке вспоминал: «в наши не в свершенные лета отец государя вашего Жигимонт король прислал своих людей с бесермены к нашей вотчине к Стародубу, и город взяли, и воевод наших, и детей боярских с женами и с детьми многих поимали и порезали, как овец»[6].

Для предотвращения дальнейших польско-литовских завоеваний жители Почепа были переведены в Брянск, а сам город был сожжён. Польско-литовская армия заняла пепелище, но затем отошла в Литву. Неудача наступления заставила Сигизмунда I начать переговоры о мире. Боевые действия на время переговоров временно приостановились, чем попытались воспользоваться литовцы. 20-тысячный отряд Андрея Немировича и Яна Глебовича 27 февраля 1536 осадил крепость Себеж. Все попытки овладеть крепостью штурмом оканчивались неудачей. Наконец, себежский гарнизон контратаковал литовские войска и обратил их в бегство. Когда литовцы отступали по Себежскому озеру, лёд под ними проломился и практически всё войско погибло.

После этого военная инициатива перешла к русской стороне. Были совершены походы под Витебск и Любеч, где были сожжены посады, разорены окрестности и выведен огромный полон. Менее удачным был поход русских под Кричев. Изменившаяся ситуация заставила Сигизмунда активизировать поиски мира. Русские также желали заключения перемирия, так как им угрожали Казанское и Крымское ханства.

Результаты войны[ | ]

Перемирие было заключено 18 февраля 1537 года в Москве. По его условиям Гомельская волость официально отходила Великому княжеству Литовскому, а крепости Себеж, Велиж и Заволочье, основанные русскими на завоёванной литовской территории, оставались в Русском государстве.

По мнению М. М. Крома, война 1534—1537 годов выявила растущую слабость военной организации Великого княжества Литовского и усиление его зависимости в оборонной сфере от помощи соседней Польши[7]. Прежняя система земского ополчения пришла в упадок, а для найма жолнеров не хватало средств. Успехами летней кампании 1535 года литовцы были обязаны полякам. Военная организация Русского государства, основанная на поместной системе, обнаружила в этой войне преимущества перед литовской в отношении дисциплины и единоначалия.

Примечания[ | ]

  1. 1 2 3 4 5 6 Кром Михаил Маркович. Стародубская война (1534—1537). Из истории русско-литовских отношений. — М.: Рубежи XXI, 2008.
  2. 1 2 Б. Н. Флоря Елена Васильевна // «Православная Энциклопедия» под редакцией Патриарха Московского и Всея Руси Кирилла, Т. 18, С. 304-306.
  3. Бельский, Семен Федорович // Русский биографический словарь : в 25 томах. — СПб., 1908. — Т. 3: Бетанкур — Бякстер. — С. 672-674.
  4. Кром М. М. Еще раз о численности русского войска в XVI в. (По поводу статьи А. Н. Лобина) // Studia Slavica et Balcanica Petropolitana № 1-2. — СПб: СПбГУ, 2009. — С. 87.
  5. Стародуб // Богуславский В. В. Славянская энциклопедия. Киевская Русь — Московия: в 2 т. Т.2 Н-Я. М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2001
  6. Кром М. М. Стародубская война 1534-1537. История русско-литовских отношений. — М.: Рубежи XXI, 2008. — С. 80. — ISBN 978-5-347-00004-3.
  7. Кром М. М. Стародубская война 1534-1537. История русско-литовских отношений. — М.: Рубежи XXI, 2008. — С. 95. — ISBN 978-5-347-00004-3.

Литература[ | ]

  • Кром М. М. Стародубская война. 1534—1537. Из истории русско-литовских отношений / М. М. Кром. — М.: Рубежи XXI, 2008. — 140 с. — (Забытые войны России). — 1 000 экз. — ISBN 978-5-347-00004-3. (обл.)
  • Сідарэнка Б. І. «Старадубская вайна» (Вайна Вялікага княства Літоўскага з Маскоўскай дзяржавай 1534—1537 гг.) // Беларускі гістарычны часопіс. — 1998. — № 1. — С. 37—46.
  • 164. Грамота перемирная // Литовская метрика. Книга записей № 15 (1528—1538). — Вильнюс, 2002.

Ссылки[ | ]