Расстрел воспитанников Нижне-Чирского детского дома

Убийство воспитанников Нижне-Чирского детского дома
Способ убийства Расстрел
Место станица Нижне-Чирская
Мотив нацистская расовая политика
Дата 2 сентября 1942 года
Убитые 47 детей

Расстрел воспитанников Нижне-Чирского детского дома для умственно отсталых детей — массовое убийство мирного населения, совершённое во время Великой Отечественной войны в станице Нижне-Чирской на оккупированной вермахтом территории Сталинградской области. 2 сентября 1942 года были расстреляны 47 воспитанников детского дома для умственно отсталых детей в возрасте от 4 до 12 лет[1]. После освобождения станицы по данному факту было проведено следствие, и по результатам открытых судебных слушаний, прошедших в Харькове 15—18 декабря 1943 года, решением Военного трибунала 4-го Украинского фронта один из соучастников этого преступления М. П. Буланов был казнён.


Предыстория[ | ]

Точная дата создания детского дома в станице Нижне-Чирская неизвестна. Впервые, по сохранившимся документам, он был упомянут в 1939 году на совещании директоров в местном областном совете как «Детский дом ОБЛСО»[2].

14 июля 1942 года, по мере приближения к Сталинградской области линии фронта, Сталинградским обкомом ВКП(б) и Облисполкомом было принято решение об эвакуации детских домов из Кагановичского, Нижне-Чирского, Новоаннинского, Михайловского и Сиротинского районов[3], исполнение которого было возложено на специальный отдел. Последним были разработаны и утверждены маршруты эвакуации, предусмотрено выделение необходимых транспортных (подвод, машин, железнодорожных вагонов) и переправочных средств. По плану, детские дома должны были быть эвакуированы в Сталинград, и далее вниз по Волге до Петропавловки и Астрахани[4]. 15 июля было принято аналогичное решение в отношении детских лечебно-профилактических учреждений, в том числе, Нижне-Чирского туберкулёзного детского санатория[4]. Согласно этому постановлению, детский туберкулёзный санаторий расформировывался, а его дети, вместе с воспитанниками детского дома ОБЛСО, подлежали эвакуации[5]. Помимо них, из станицы Нижне-Чирской и прилегающего района должны были быть эвакуированы партийные и хозяйственные архивы, МТС, крупный рогатый скот, семьи партхозактива, военнообязанные и т. д.[5].

Эвакуация проходила в сложных условиях, характерных для приближающегося фронта. Бывали случаи эвакуации из горящих зданий, а также бомбёжек транспортов с детьми. К 27 июля, когда войска Вермахта вошли в Нижне-Чирскую, не всё мирное население смогло покинуть станицу[6]. В детском доме ОБЛСО оставались 82 ребёнка в возрасте от 4 до 15 лет[1][7].

После занятия станицы захватчики приступили к экспроприации всех имевшихся в ней запасов продовольствия. Из кладовой детского дома были изъяты все продукты питания, а также уведён весь находящийся в подсобном хозяйстве мелкий скот (овцы и свиньи). Для еды остались только овощи с детдомовского огорода[1]. С началом оккупации воспитанники детского дома стали понемногу разбегаться, и к 1 сентября в нём оставалось только 47 детей в возрасте от 4 до 12 лет[прим. 1], а из 32 человек обслуживающего персонала только одна кастелянша — Донскова Елена Афанасьевна[1].

Обстоятельства расстрела[ | ]

Images.png Внешние изображения
Image-silk.png М. П. Буланов (первый слева) на заседании суда

1 сентября 1942 года два немецких офицера явились в детский дом[прим. 2] и приказали подготовить детей к отъезду. Дети были в плохом состоянии: опухшие от голода, в поношенной драной одежде. Кастелянша детского дома Донскова Е. А. поинтересовалась, какое количество еды нужно приготовить детям в дорогу[8][9]. Один из двух офицеров ответил на русском языке: «Продуктов им никаких не нужно, они поедут недалеко». Куда именно поедут дети и с какой целью, офицер не сообщил.

2 сентября в детдом прибыл транспорт. Кастелянше Донсковой приказали вывести детей во двор и построить их в колонну по четыре человека. Немцы пересчитали детей, разделили их на две группы и усадили в две крытые брезентом машины. Некоторые из детей отказывались садиться в машину. Чтобы успокоить детдомовцев, офицеры стали говорить, что повезут их «к дядям и тётям в город Сталинград». Некоторые поверили этому и сели в машину самостоятельно, а некоторые были усажены принудительно. После этого машины в сопровождении гестаповцев выехали в сторону станции Чирская[10]. Е. А. Донскова не знала, куда отправились машины, а о факте расстрела Елена Афанасьевна узнала 5 сентября[11].

Расстрел детей был осуществлён личным составом «зондеркоманды СД» Харькова, в которую входил М. П. Буланов[прим. 3][12], исполнявший обязанности водителя. Примерно в 3—5 километрах от Нижне-Чирской была приготовлена яма. После прибытия машин с детьми М. П. Буланов и другие каратели стали подводить к ней детей, которых непосредственно расстреливал немец Аликс[прим. 4]. Аликс стрелял из автомата ребёнку в голову, а затем сталкивал тело в яму. Дети сопротивлялись, кричали: «Дядя, я боюсь», «Дядя, я хочу жить, не стреляйте в меня». Но Аликс расстрелял всех[прим. 5][10][13].

8 сентября 1943 года захоронение расстрелянных детей было случайно обнаружено местными жителями Шмелёвой А. Я. и родными сёстрами Н. К. Парамонченко и Н. К. Ястребовой[11]. Александра Яковлевна Шмелёва разыскивала захоронение мужа, расстрелянного немцами. 8 сентября она узнала, что за рекой Чир находится яма, в которой закопаны расстрелянные оккупантами. Вместе с ней на поиски ямы направились Наталия Кузьминична и Надежда Кузьминична, которые искали захоронение своей матери, расстрелянной за связь с партизанами. Они нашли эту яму и раскопали её. По мере углубления раскопа им стали встречаться детские игрушки: куклы, детские автомашины, ружья, рогатки. На дне ямы ими были обнаружены тела убитых воспитанников Нижне-Чирского детского дома[11].

Расследование преступления и суд[ | ]

Клавдия Панчишкина

Факт массового убийства мирного населения скрыть не удалось. Одними из первых, кто рассказал о расстреле воспитанников детского дома, были бойцы партизанского отряда Нижне-Чирского района (в частности, Клавдия Панчишкина)[14].

После освобождения станицы Нижне-Чирская началось расследование обстоятельств расстрела детей. Расследование шло в рамках работы «Сталинградской областной комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников и причинённого ими ущерба гражданам, колхозам, общественным организациям, государственным предприятиям и учреждениям Сталинградской области». Среди опрошенных свидетелей были А. Я. Шмелёва, Н. К. Парамонченко, Н. К. Ястребова, Е. А. Донскова, А. Быстрова. В ходе осмотра останков детей выяснилось, что не у всех были пулевые отверстия. Следствие пришло к выводу, что расстреляны были только физически крепкие дети старшего возраста, а младшие и ослабевшие от голода были закопаны заживо[15].

С 15 по 18 декабря 1943 года в Харькове проходил открытый суд над оккупантами и их пособниками по фактам массовых репрессий в отношении мирного населения оккупированных территорий. В ходе судебных заседаний, кроме прочих актов преступной деятельности, рассматривался и факт расстрела воспитанников Нижне-Чирского детского дома. Среди обвиняемых на суде был М. П. Буланов, причастный, помимо расстрела 2 сентября 1942 года, к массовому уничтожению советских граждан в Харькове, Таганроге и других местах. Военный Трибунал 4-го Украинского фронта приговорил М. П. Буланова к смертной казни через повешение, осуществлённой в 11 часов 19 декабря 1943 года в Харькове на городской площади. На публичной казни присутствовали более 40 000 жителей города и близлежащих районов области, военнослужащие, а также представители советской и иностранной прессы[16].

Все материалы следствия по делу расстрела воспитанников Нижнечирского детского дома хранятся в Государственном архиве Волгоградской области (Ф. Р-6088, 800 ед. хр., 1942—1945 гг.; оп. 1).

Список расстрелянных детей[ | ]

  • Скучарь Раиса, 9 лет;
  • Любимов Николай, 9 лет;
  • Митроданова Тамара, 11 лет;
  • Щербакова Тамара, 14 лет;
  • Ломанова Марина, 14 лет;
  • Кокина Зоя, 11 лет;
  • Самбло Иза, 9 лет;
  • Боризин Александр, 13 лет;
  • Стрепеткина Анна, 11 лет;
  • Хроменко Григорий, 10 лет;
  •  ??? Антонина, 15 лет;
  •  ??? Федосия, 15 лет;
  •  ??? Александр, 9 лет;
  •  ??? Адольф, 9 лет;
  • Савин Николай, 5 лет;
  • Зимин Николай, 4 года;
  • Бекешев Андрей, 12 лет;
  • Назаров Анатолий, 14 лет;
  • Линченко Анатолий, 13 лет;
  • Ломакина Анастасья, 15 лет;
  • Мисников Владимир, 14 лет;
  • Пешков-Успенский Олег, 14 лет;
  • Алексашко Александр, 4 года;
  • Приходько Григорий, 10 лет;
  •  ??? Раиса, 7 лет;
  • Никифоров Николай, 4 года;
  • Иванов Виталий, 12 лет;
  • Никитина Ксения, 9 лет;
  • Попов Григорий, 11 лет;
  •  ??? Аркадий, 14 лет;
  •  ??? Василий, 6 лет;
  •  ??? Клава, 7 лет;
  •  ??? Виктор, 5 лет;
  • Власов Юрий, 5 лет;
  • Лобакина Любовь, 15 лет;
  •  ??? Марго, 13 лет;
  •  ??? Иван, 12 лет;
  •  ??? Борис, 10 лет;
  • Зарагатов Михаил, 13 лет;
  • Зуев Борис, около 3 лет;
  • Севастьянов Михаил, 13 лет;
  • Чурбаченко Александр, 4 года;
  • Шубин Владимир, 6 лет;
  •  ??? Виктор, 8 лет;
  • Иванов Николай, 16 лет;
  • Шепелев Лев, 16 лет;
  • Самарин Александр, 9 лет.

Послевоенная история детского дома[ | ]

После освобождения станицы Нижне-Чирская детский дом возобновил свою работу[2]. До 1956 года он назывался «Нижнечирский детский дом фронтовиков», а в августе 1956 года был преобразован в школу-интернат[17]. В 1976 году школу-интернат перепрофилировали во вспомогательную школу для детей, нуждающихся в постоянной медицинской помощи и особом участии со стороны взрослых[17]. С 1 июля 1978 года Нижнечирский детский дом-интернат был преобразован в «Нижнечирский психоневрологический дом-интернат для женщин» (старше 18 лет) и в таком статусе работает до настоящего времени[2].

Комментарии[ | ]

  1. М. П. Буланов указывал на возраст от 6 до 12 лет, но в показаниях Е. А. Донсковой указывается возраст от 3 лет.
  2. На Харьковском процессе детский дом назывался детской больницей.
  3. Буланов Михаил Петрович, 1917 года рождения, уроженец станции Джанибек Казахской ССР, русский, беспартийный
  4. Буланов М. П. в показаниях на суде не смог назвать фамилию палача.
  5. В обвинительном заключении сказано: «зверства … чинились офицерами и солдатами германской армии и в частности: … Харьковской „зондеркомандой СД“, во главе с её начальником штурмбаннфюрером Ханебиттер»

См. также[ | ]

Примечания[ | ]

  1. 1 2 3 4 Павлова Т. А., 2007, Бесчинства оккупационных войск в отношении мирных жителей, с. 140.
  2. 1 2 3 Нижнечирский ПНИ (недоступная ссылка). Официальный сайт Нижнечирского сельского поселения. Дата обращения 21 сентября 2015. Архивировано 4 октября 2015 года.
  3. Сталинградская битва июль. Хроника Сталинградской битвы. Музей-заповедник «Сталинградская битва». Дата обращения 20 сентября 2015.
  4. 1 2 Павлова Т. А., 2007, Эвакуация гражданского населения в советский тыл, с. 50.
  5. 1 2 Павлова Т. А., 2007, Эвакуация гражданского населения в советский тыл, с. 51.
  6. Павлова Т. А., 2007, Эвакуация гражданского населения в советский тыл, с. 55.
  7. Кандауров И.М. Стойкость. — Волгоград: Нижне-Волжское книжное издательство, 1983. — С. 77. — 415 с. — (Подвиг Сталинграда бессмертен).
  8. Акт о расстреле, 1945.
  9. Великая Отечественная война. Статьи о станицах 2-го Донского округа: ст. Верхне-Чирская. Дата обращения 28 сентября 2015.
  10. 1 2 Из показаний Буланова, 2005.
  11. 1 2 3 Протокол допроса свидетелей, 1945.
  12. Из показаний Буланова, 2005, Обвинительное заключение, раздел IV.
  13. Из показаний Буланова, 2005, Утреннее заседание суда 16 декабря.
  14. 1 2 Чеботарёва Мария, Глущенко Ольга, Кулакова Алёна, Меринов Илья, Чеботарёв Александр. Биография (недоступная ссылка). Панчишкина Клавдия Григорьевна. Мирознай. Дата обращения 7 октября 2015. Архивировано 12 февраля 2017 года.
  15. Павлова Т. А., 2007, Бесчинства оккупационных войск в отношении мирных жителей, с. 141.
  16. Судебный процесс о зверствах немецко-фашистских захватчиков на территории гор. Харькова и Харьковской области в период их временной оккупации. Приговор // Известия Советов депутатов трудящихся СССР : газета. — 1943. — 21 декабря (№ 300 (8293)).
  17. 1 2 Наша история (недоступная ссылка). Комитет образования и науки Волгоградской области (22 августа 2011). Дата обращения 23 сентября 2015. Архивировано 4 марта 2016 года.

Литература[ | ]

Ссылки[ | ]