Процесс над пособниками немецких оккупантов в Краснодаре (1943)

Казнь немецких пособников, осужденных на Краснодарском процессе, 17 июля 1943 года

Процесс над пособниками немецких оккупантов в Краснодаре — судебный процесс 1417 июля 1943 года над группой советских коллаборационистов, принимавших участие в военных преступлениях на территории Краснодара и Краснодарского края. Первый в СССР судебный процесс по делу о деятельности оккупантов и их пособников[1].

Перед судом предстали тринадцать советских граждан, которые служили во вспомогательных частях зондеркоманды 10а, в основном — на обслуживании газвагенов. Все роли на процессе были расписаны в докладной записке В. М. Молотова и А. Я. Вышинского И. В. Сталину от 10 июля 1943 г. под грифом «Совершенно секретно» (Архив внешней политики РФ МИД РФ. Ф. 6 (Секретариат В. М. Молотова). Оп. 4. Д. 74. Папка 8. Л. 13). Освещение процесса в средствах массовой информации курировали А. Я. Вышинский и Г. Ф. Александров. Для подготовки пропагандистского сопровождения в Краснодар были направлены писательские бригады, и в частности член ЧГК писатель Алексей Толстой. Он получил «Обвинительное заключение по делу о зверствах немецко-фашистских захватчиков и их пособников на территории Краснодара и Краснодарского края», подписанное следователем по важнейшим делам Л. Г. Мальцевым и утверждённое прокурором СССР В. М. Бочковым (Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ). Ф. 269. Оп. 1. Д. 28), однако краснодарский процесс остался единственным, о котором А. Н. Толстой ничего не написал. Приговор был приведён в исполнение 18 июля на городской площади Краснодара в присутствии почти 50 тыс. человек. Нацистские военные преступники были впервые осуждены в декабре 1943 г. по результатам проведения Харьковского процесса.


Подсудимые[ | ]

Подсудимые во время оглашения приговора

Обвиняемыми в совершении военных преступлений, в частности, уничтожении советских граждан, стали 11 арестованных немецких пособников[2]:

  1. Тищенко Василий Петрович, 1914 года рождения, уроженец Краснодарского края. В августе 1942 года он добровольно пошёл на службу в краснодарскую оккупационную полицию, а впоследствии за отличную службу был повышен до должности старшины зондеркоманды «СС-10-А». Впоследствии стал следователем гестапо, одновременно выполняя обязанности тайного агента. Совместно с немецкими офицерами гестапо Тищенко принимал участие в облавах, арестах, пытках и казнях советских граждан. Следственные дела гестапо, которые вёл Тищенко, заканчивались смертным приговором или отправкой в концентрационные лагеря для их фигурантов. Также Тищенко принимал участие в массовых убийствах советских граждан в «душегубках».
  2. Пушкарёв Николай Семёнович, 1915 года рождения, уроженец Днепропетровска. Добровольно пошёл на службу в краснодарскую полицию в августе 1942 года, затем был повышен до должности командира отделения в зондеркоманде. Принимал участие в розысках, арестах, охране, пытках и казнях партизан, советских активистов и мирного населения. Также Пушкарёв принимал участие в массовых убийствах советских граждан в «душегубках». В начале февраля 1943 года, при отступлении немецких войск из Краснодара, он участвовал в подрыве здания городского гестапо, в котором находились арестованные, что привело к гибели последних.
  3. Речкалов Иван Анисимович, 1911 года рождения, уроженец Челябинской области, дважды был осуждён к лишению свободы за хищения. В августе 1942 года, уклонившись от мобилизации в РККА, Речкалов перебежал на сторону немцев, поступил на службу в полицию, и уже через несколько дней был переведён в зондеркоманду «СС-10-А». Участвовал в выявлении партизан и активистов, арестах, охране и убийствах советских граждан. Также Речкалов принимал участие в массовых убийствах советских граждан в «душегубках».
  4. Мисан Григорий Никитич, 1916 года рождения, уроженец станицы Суздальской Горяче-Ключевского района Краснодарского края. В августе 1942 года добровольно поступил на службу в полицию, а вскоре был переведён в зондеркоманду. Участвовал в арестах, охране, пытках, казнях советских граждан. Четырежды принимал участие в массовых убийствах советских граждан в «душегубках» Изъявил желание и «убил гражданина Губского, проводившего антифашистскую деятельность».
  5. Котомцев Иван Фёдорович, 1918 года рождения, уроженец деревни Полонец Зуевского района Кировской области. Судим в 1937 году за хулиганство и осуждён на два года лишения свободы. Наказание отбыл. В сентябре 1942 года он добровольно поступил на службу в полицию, в ноябре переведён в зондеркоманду. Участвовал в арестах, охране, пытках, казнях советских граждан. В январе 1943 года в составе карательной экспедиции на хуторе Курундун принял участие в расправе над девушкой, подозреваемой в сотрудничестве с партизанами. В этом же месяце участвовал в расправе над 16 жителями станицы Крымской, подозреваемых в сотрудничестве с партизанами. За активное участие в карательных акциях получил благодарность.
  6. Напцок Юнус Мицухович, 1914 года рождения, уроженец аула Лекшукай Тахтамукаевского района Краснодарского края. Добровольно пошёл на службу в зондеркоманду, участвовал в арестах, охране, пытках, казнях советских граждан. В январе 1943 г. в составе карательного отряда выехал в станицу Гастагай, где участвовал в облавах на партизан, издевательствах и расправах над местными жителями. Участвовал в карательной экспедиции на хутор Курунцуп.
  7. Кладов Игнатий Фёдорович, 1911 года рождения, уроженец Свердловской области. Добровольно пошёл на службу в зондеркоманду, участвовал в арестах, охране, пытках, казнях советских граждан, а также выполнял обязанности тайного агента гестапо.
  8. Ластовина Михаил Павлович, 1883 года рождения, уроженец Краснодарского края. Вскрывшись от репрессии в 1932 году как кулак, прибыл в г. Краснодар, где и устроился в больнице на службу санитаром. В декабре 1942 года в период временной оккупации немецко-фашистскими захватчиками г. Краснодара участвовал с гестаповцами в расстреле шестидесяти человек больных советских граждан.
  9. Тучков Григорий Петрович, 1909 года рождения, уроженец Краснодарского края. В период временной оккупации немецкими захватчиками г. Краснодара добровольно поступил на службу в немецкую полицию, а затем перешёл в «Зондеркоманду СС-10-А», в составе которой три раза участвовал в облавах и арестах сочувствующих советской власти людей[2].
  10. Павлов Василий Степанович, 1914 года рождения, уроженец Ташкента. Добровольно поступил на службу в зондеркоманду, неся в этой команде охрану арестованных и здания гестапо, участвуя в облавах и арестах партизан.
  11. Парамонов Иван Иванович, 1923 года рождения, уроженец Ростова-на-Дону. Летом 1942 года с оружием в руках перешёл на сторону врага. Добровольно поступил на службу в зондеркоманду. Участвовал в облавах и арестах антинемецки настроенных советских граждан.

Тищенко, Речкалов, Ластовина и Пушкарёв обвинялись по ст. 58-1 «а» УК РСФСР, остальные — по ст. 58-1 «б» УК РСФСР[2].

Ход процесса[ | ]

Открытый процесс начался 14 июля 1943 года в Краснодаре в кинотеатре «Великан». Перед судом предстали одиннадцать подсудимых, участвовавших в военных преступлениях совместно с немецкими оккупантами. Руководителями всех совершённых преступлений были названы командующий 17-й немецкой армией генерал-полковник Р. Руофф и начальник краснодарского гестапо полковник Кристман, которые на процессе не присутствовали. Большая часть подсудимых входила в состав зондеркоманды, образованной при гестапо[3]. В Краснодарском крае впервые для массовых убийств были применены газенвагены (автомобили-«душегубки»). В них казнили арестованных гестапо, пациентов городской больницы, а также прохожих, попавшихся во время облав. Всего подобным образом было уничтожено около семи тысяч жителей Краснодара и Краснодарского края. Среди казнённых немцами были известные в Краснодаре люди: профессор Вилик, талантливый актер Театра музыкальной комедии Елизаветский и его шестнадцатилетняя дочь Лиза, старейший врач города Красникова, учительница средней школы № 36 Феденко Варвара Васильевна, директор школы Никольченко, пионер Витя Сузак, жена и дочь офицера Красной армии Возьмищева и многие другие краснодарцы.

Судил предателей Военный трибунал Северо-Кавказского фронта, возглавляемый полковником юстиции Майоровым. В состав трибунала вошли заместитель Майорова Захарьянц и член трибунала Костров. Государственное обвинение поддерживал генерал-майор юстиции Яченин. По назначению суда защищали подсудимых адвокаты Казначеев, Якуненко и Назаревский[2]. На суде присутствовал ряд представителей советских средств массовой информации, писатель Алексей Толстой, Герои Советского Союза Покрышкин и Глинка.

Первоначально были допрошены все подсудимые, а затем 22 свидетеля их преступлений. После этого вниманию трибунала было представлено заключение судебно-медицинской экспертизы, оглашённое доктором Прозоровским. Для проведения экспертизы было эксгумировано 623 трупа (85 детей, 256 женщин и 282 мужчин, в том числе 198 стариков). Их исследования показали, что 523 жертвы при жизни были отравлены окисью углерода, а 100 жертв скончались от выстрела в голову. Все подсудимые признали себя в последнем слове виновными[3].

Приговор[ | ]

«Судебным следствием были установлены факты систематического истязания и сожжения гитлеровскими разбойниками многих арестованных советских граждан, находившихся в подвалах гестапо, и истребления путём отравления газами окиси углерода в специально оборудованных автомашинах-«душегубках» около семи тысяч невинных советских людей, в тем числе свыше 700 человек больных, находившихся в лечебных заведениях гор. Краснодара и Краснодарского края, из них 42 человека детей в возрасте от 5 до 16 лет»[2].

На основании статей 319 и 320 УПК РСФСР, а также руководствуясь указом Президиума Верховного Совета СССР от 19 апреля 1943 года, 17 июля 1943 года военный трибунал приговорил Тищенко, Речкалова, Пушкарёва, Напцока, Мисана, Котомцева, Кладова и Ластови́ну к смертной казни через повешение. Парамонов, Тучков и Павлов были приговорены к 20 годам каторжных работ[2]. Приговор был встречен бурными аплодисментами присутствовавших в зале[3].

Приговор был приведён в исполнение 18 июля 1943 года в 13 часов на центральной площади Краснодара. На приговорённых к высшей мере наказания висели таблички «Казнен за измену Родине». На площади присутствовало около 50 тысяч человек[3].

По словам английского политического обозревателя А. Верта, переданным 21 июля 1943 года по Лондонскому радио, публичная казнь в Краснодаре имела глубокое психологическое значение. «Она явилась как бы сигналом приближающегося дня расплаты, суровым напоминанием тем русским в оккупированных районах, которые ещё сотрудничают с гестапо. Казнь предателей явилась предвестником того, что ожидает их германских хозяев.»[4].

На процессе были указаны имена конкретных участников преступлений со стороны фашистской Германии на территории Краснодара и Краснодаврского края: командующий 17-й немецкой армией генерал-полковник Руофф, шеф краснодарского гестапо, полковник Кристман, его аместитель, капитан Раббе, офицеры Пашен, Винц, Ган, Сальге, Сарго, Босс, Мюнстер, Мейер Эрих, тюремные врачи гестапо Герц и Шустер, переводчики Эйкс Якоб и Шертерлан[5].

Значение Краснодарского судебного процесса 1943 года трудно переоценить: именно он был первым открытым процессом над пособниками немецко-фашистских оккупантов, являясь своеобразным предшественником Международного военного трибунала, вынесшего приговор фашизму в Нюрнберге.

В 1979 году материалы Краснодарского процесса о «душегубках» помогли осудить и командира этой зондеркоманды, шефа краснодарского гестапо, Курта Кристмана, обнаруженного властями Мюнхена. Он работал агентом по недвижимости. Его приговорили к десяти годам тюрьмы, в которой он и умер спустя восемь лет.

Процесс 1963 года[ | ]

22—24 октября 1963 года в Краснодаре состоялся открытый суд над девятью другими функционерами зондеркоманды 10-А. За карательную деятельность и личное участие в массовом уничтожении мирного населения к ответственности были привлечены бывшие эсэсовцы зондеркоманды СС 10-А: А. К. Вейх, В. М. Скрипкин, М. Т. Еськов, А. У. Сухов, В. Д. Сургуладзе, Н. П. Жирухин, Е. А. Буглак, У. Т. ДзампаевиН. С. Псарёв. 24 октября всем подсудимым был вынесен смертный приговор[6].

Литература[ | ]

  • Судебный процесс по делу о зверствах немецко-фашистских захватчиков и их пособников на территории гор. Краснодара и Краснодарского края в период их временной оккупации. — М.: ОГИЗ. Госполитиздат, 1943. — 48 с.

Примечания[ | ]

  1. Анатолий Ушаков. Без срока давности. Краснодарские известия (12 июля 2008). Дата обращения: 28 июня 2011.
  2. 1 2 3 4 5 6 Судебный процесс по делу о зверствах немецко-фашистских захватчиков и их пособников на территории города Краснодара и Краснодарского края в период их временной оккупации. Приговор // Известия Советов депутатов трудящихся СССР, 1943 г. (20 июля).
  3. 1 2 3 4 Майоров Н. Краснодарский процесс // Неотвратимое возмездие: По материалам судебных процессов над изменниками Родины, фашистскими палачами и агентами империалистических разведок. — 2-е изд., доп. — М.; Воениздат, 1979. — 294 с.. Дата обращения: 28 июня 2011.
  4. Епифанов А. Е. К истории борьбы с гитлеровскими военными преступниками в боевых условиях и прифронтовой полосе (1941—1945 гг.) // Трагедия войны — трагедия плена: сборник материалов междун. науч.-практ. конф., посвящённой 55-летию образования антифашистских организаций военнопленных в СССР. — М., 1999. — С. 227—228.
  5. Красная Звезда. 1943. — № 169 (5540). 15 июля.
  6. Гинзбург Л. В. Бездна. — М.: Советский писатель, 1967.

Ссылки[ | ]