Престиж (лингвистика)

Социолингвистика
Предмет исследования
Родственные дисциплины
Ключевые понятия
Персоналии

В социолингвистике термином престиж обозначают уровень уважения к идиому (языку или диалекту) по отношению к остальным идиомам, используемым в языковом сообществе. Концепция языкового престижа тесно связана с концепцией социального престижа и класса в обществе. Обычно говор высокого общества считается более престижным.

Престижным диалектом обычно становится стандартный язык, характерным исключением является арабский язык[1]. Престижность идиома хорошо видна в ситуациях, когда два или более идиома контактируют в иерархическом обществе и носители обоих часто разговаривают. Несмотря на распространённость суждений о «плохих», «неправильных» и «хороших» идиомах, «с точки зрения лингвистики, все языки — и все диалекты — одинаково хороши»[2].


Причины расслоения[ | ]

Престижными идиомы становятся по некоторым критериям, включающим богатое литературное наследие, модернизированность языка, международное признание и престиж носителей[3]. Если идиом отвечает нескольким критериям из перечисленных, он, вероятно, будет высокопрестижным. В Западной Европе итальянский язык считался престижным как средиземноморский lingua franca и язык эпохи Возрождения; В XVII—XVIII веках французский язык был престижным из-за того, что использовался при королевских дворах[4].

Между престижем социальной группы и престижностью их социолекта существует прочная связь[5]. Лингвист Лори Бауэр объясняет этот феномен в отношении латинского языка:

«Престиж церковников, судей и учёных, говоривших на латыни, передался самому языку. Латинский считался благородным и прекрасным, вместе с мыслями, выраженными им, и людьми, использовавшими его. То, что в языке называют красотой, точнее назвать отражением престижа его носителей[6].»

Уолт Уолфрэм, профессор лингвистики в Университете штата Северная Каролина, отмечает, что «не может припомнить ни одного случая в США, чтобы язык непрестижной социальной группы становился престижным»[2].

Изменения языка[ | ]

Язык или диалект?[ | ]

Знак «тикан запрещён!» в японском метро, написанный на кансайском диалекте

Престиж влияет на то, будет ли идиом считаться языком или диалектом. Делл Хаймс[en] писал о том, что взаимопонятность — недостаточный критерий для выделения или невыделения отдельного языка[7].

Языковые варианты обычно существуют в пределах диалектного континуума, и при географическом перемещении можно наблюдать изменения в выговоре. К примеру, хотя литературный нидерландский и литературный немецкий взаимонепонятны, речь жителей приграничной территории между этими странами более однородна и меньше отличается от говоров по другую сторону границы, чем от литературного языка соответствующей страны. Несмотря на это, носители идентифицируют свой язык как немецкий или нидерландский, а эволюционные изменения в таких диалектах отражают изменения в их литературных языках[8][9].

Описанная выше ситуация отражена в афоризме «Язык — это диалект, у которого есть армия и флот». Языком считается идиом с политической и социальной силой, а диалектом — деревенская речь, говор низших классов[10]. Примером такому подходу может служить классификация скандинавских языков: датский, шведский и норвежский языки в некоторой степени взаимопонятны, но считаются языками, а не диалектами, так как распространены в разных странах[10].

Класс и престиж[ | ]

Некоторые отличия между диалектами носят региональный характер, но существует и социальное лингвистическое расслоение. Часто диалект элиты отличается от идиома рабочего класса[11].

Диалектное дифференцирование и социальная стратификация в долине на севере Индии[ | ]

Одно из ранних исследований связи социального и диалектного расслоений было проведено Джоном Гамперцем[en], изучавшим говоры Халапура, маленького, сильно стратифицированного городка в Индии. В нём проживали люди из 31 касты, от брахманов и раджпутов до чамар[en] и бханги[en]. Девять десятых населения составляли приверженцы индуизма, остальные были мусульманами[12]. Гамперц обнаружил лексические и фонетические отличия в речи каст[12], причём отличия между мусульманами и индусами были значительно меньше, чем между «престижными» и неприкасаемыми кастами[12]. Из-за того, что низкопрестижные группы имитировали речь элиты, а та, в свою очередь, стремилась дистанцироваться от низших слоёв общества, происходила эволюция, изменявшая престижный диалект и уводившая его от стандартизированного языка[12]. Ведущим фактором в определении доминирующих паттернов речи Гамперц определил неформальное дружеское общение, а не рабочие контакты[12].

Социальная стратификация в Нью-Йорке[ | ]

Исследование, проведённое Уильямом Лабовом в 1966 году в Нью-Йорке, ставило целью определение различий в произношении звука «r» в Нью-Йорке. Лабов посетил три универсама, ориентированных на определённые группы населения: Saks Fifth Avenue[en] (элита), Macy’s (средний класс) и S. Klein[en] (уценённые товары, низший класс), и изучал, как их работники произносят словосочетание «четвёртый этаж» (англ. fourth floor). В результате выяснилось, что работники Saks произносили «r» чаще всего, а в S. Klein 79 % работников не произнесли этого звука вовсе. Кроме того, если исследователь просил работников сказать «четвёртый этаж» ещё раз, все, а в особенности служащие Macy’s, чаще произносили «r»[9].

Лабов связал свои результаты с престижностью того или иного диалекта. Он сделал вывод, что в Нью-Йорке опущение «r» изначально было копированием британской речи, однако после Второй мировой войны, когда Британия потеряла статус великой империи, речь без «r» перестала считаться престижной[13]. В 1966, когда Лабов провёл первое исследование, произношение слов car и guard с «r» считалось элементом речи высшего класса[9], что привело к тому, что работники, принадлежавшие к среднему классу, стали намеренно произносить этот звук. Кроме того, престижность «r» проявлялась в гиперкоррекции у представителей низших классов. Повторив свой эксперимент через несколько лет, Лабов обнаружил, что, зная о том, что произносить «r» престижно, многие испытуемые читали списки слов, добавляя «r» даже в те слова, в которых такой буквы не было. В отличие от эксперимента с магазинными работниками, участники второго исследования осознанно следили за своей речью, стараясь скопировать произношение более высокого социального слоя[9].

Гендер и невыраженная престижность[ | ]

Нестандартизированные диалекты обычно считаются непрестижными, но в некоторых ситуациях отторгаемые идиолекты получают «тайную» престижность среди мужчин среднего класса[14]. Это происходит, когда говорящий хочет получить признание в непрестижной группе людей[15]. Концепция скрытого престижа была введена Лабовом. Он заметил, что некоторые носители нестандартных диалектов считали собственный идиом «плохим», и он стал искать причину, почему они всё-таки его использовали[16]. Одним из примеров подобного поведения является копирование произношения окончания «-ing» (как -in) членами студенческих братств. Автор исследования 1998 года заключает, что студенты, произносившие «-in», хотели идентифицировать себя с рабочим классом[17].

Аналогичную тенденцию в британском английском обнаружил Питер Традгил[en]: женщины из рабочего класса чаще, чем мужчины использовали стандартизированный английский [8]. Фарида Абу-Хайдар провела такое же исследование в Багдаде среди носителей арабского языка и пришла к выводу, что женщины больше заботятся о престиже, чем мужчины[18]. То же было обнаружено в Новой Зеландии и Гуандуне[19][20]. Традгил предполагает, что на речь мужчин влияет скрытая престижность речи рабочего класса[8]. Он встречал мужчин, утверждавших, что они говорят на менее престижном диалекте, чем тот, на котором они говорили в действительности. Ральф Фэсолд предположил, что женщины прямо следуют престижности идиолекта, а мужчины — наоборот[21]. Элизабет Гордон в своём исследовании новозеландского английского предположила, что женщины пользуются более престижными формами, потому что женщины низших классов ассоциируются с аморальным сексуальным поведением[19].

Исследование диглоссных обществ показало, что мужчины там говорят на более престижных диалектах[22]. Одно из возможных объяснений — мужчины проще учат второй язык за счёт того, что у них больше средств[уточнить] это делать[источник не указан 1368 дней].

Связь со стандартизированным идиомом[ | ]

Понятие «стандартизированного языка» связано с престижностью: в общем случае престижный диалект становится стандартным, так как он более развит и имеет письменность[14]. Несмотря на наличие контрпримеров (Арабский язык и его идиомы), престижное и стандартное наречия обычно сходятся до такой степени, что могут использоваться взаимозаменяемо[1]. В результате в странах вроде США, где жители говорят на многих языках и происходят из нескольких этнических групп, распространено убеждение, что самый престижный говор — это стандартизированный английский язык, и все должны уметь на нём говорить. Лингвист Розина Липпи-Грин считает, что в концепции «стандартного языка» люди рационализируют желание сохранить существующий общественный строй, а «нестандартный язык» означает «нестандартных людей»[2]. Несмотря на популярное мнение о существовании «лучших» идиомов, с лингвистической точки зрения ни один из говоров, наречий, диалектов или языков не плох, и не хуже любого другого, так как позволяет своим носителям общаться[9].

Расовые факторы в Сингапуре[ | ]

Наблюдать взаимосвязь престижа и языков можно в Сингапуре. Национальная гармония является официальной политикой сингапурского правительства, существует государственный праздник День национальной гармонии[en][23]. Одним из элементов проводимой политики является признание каждого из четырёх распространённых в стране языков (тамильского, малайского, китайского и английского) официальными. Многоязычие официально поощряется: «родной язык — носитель культуры, английский — язык торговли». Это решение было мотивировано исследованием, показавшим, что тогда мало кто из сингапурцев называл английский родным[24]. Английский стал lingua franca, а различные народности не ущемляются в правах, но их культура сохраняется. За такой политикой стоит идея относиться ко всем языкам одинаково, чтобы носителей языков также считали равными[25].

Политика Сингапура в отношении языков всё же содержит неоднородность: правительством приняты противоположные меры в отношении всех китайских языков, кроме путунхуа, называемого здесь хуаюй. С 1979 года проводится кампания «Говорите на хуаюй»[en]. Премьер-министр Ли Куан Ю посчитал, что путунхуа будет более эффективным, чем остальные китайские языки, так как им пользуется значительное число людей в мире. Таким образом, сингапурское правительство поощряет все языки, кроме китайских «диалектов».

Престиж в ситуациях лингвистического контакта[ | ]

При контактировании нескольких языковых вариантов между ними может возникать один из нескольких видов отношений, в зависимости от престижа в том числе. Если у двух языков примерно равная «сила» (что в данной ситуации равносильно престижу), они образуют адстрат, как например произошло с древнеанглийским и древнескандинавским. Обычно же один язык более престижен, такая ситуация возникала в колониях. Из более престижного языка начинается заимствование слов (к примеру, английский язык много заимствовал из французского языка, когда последний был более престижным). Другой возможный вариант развития событий — создание пиджина или креольского языка. Менее престижный язык обычно предоставляет фонетический инвентарь, а более престижный — лексику и грамматические конструкции.

Вдобавок к образованию нового языка языковой контакт может привести к изменению обоих языков, конвергенции (смешиванию), переключению элиты на более престижный язык, или все носители одного из них умирают, не передав язык, — происходит смерть языка. На степень взаимопроникновения и заимствования влияют интенсивность контактов между языками и их относительный престиж[26].

Влияние на структуру языка[ | ]

В асимметричных отношениях между языками (как при колонизации или в случае беженцев) получившийся креольский язык основан по большей части на престижном наречии, со временем начинается декреолизация, креол становится ближе к престижному языку, создаётся креольский континуум[en], от наиболее близкого к престижному идиому акролекта до базилекта, самого консервативного креольского. Исследование декреолизации афроамериканского английского, проведённое Хоком и Джозефом, показало, что более консервативные варианты этого языка сохраняют исконные особенности, маркер совершенного вида done, а более современные переходят на стандартное маркирование[27].

Диглоссия[ | ]

Основная статья: Диглоссия

Иногда языковой контакт приводит к диглоссии, когда в обществе престижный диалект или язык используются в более формальных ситуациях (газеты, телевидение, обучение, религиозные ритуалы, ТВ и радио), а в повседневном общении, письмах, комиксах и в популярной культуре используется непрестижный диалект. Чарльз Фергюсон[en] в статье 1959 года «Диглоссия» привёл следующие примеры диглоссных обществ:

Изменения в местных идиомах[ | ]

В диглоссных обществах престижный диалект обычно очень консервативен, а непрестижный — напротив, испытывает нормальную эволюцию. К примеру, латинский, бывший высокопрестижным европейским языком, почти не менялся, а языки повседневного общения значительно эволюционировали. Если оба языка используются свободно, престижный диалект может начать претерпевать изменения и заимствовать разговорные детали. Примером может служить санскрит, включивший в себя произношение t͡ʃ и [b] в начале слов вместо y- и v-[27].

Регионализация[ | ]

Престижный диалект (язык) может изменяться под влиянием регионализации. К примеру, церковная латынь[en]* изменилась в Италии, Франции, Испании, Португалии, Англии, Германии, Дании, Венгрии и славянских странах — особенно сильно в произношении (см. региональное произношение латинского языка[en]). Некоторые изменения были почти незаметными (c перед i и e в Италии → [tʃ], во Франции → [s]), однако Великий сдвиг гласных в 1200—1600 годах сделал английскую церковную латынь совершенно непонятной европейцам[27].

Примечания[ | ]

  1. 1 2 Ibrahim, Muhammad H. Standard and Prestige Language: A Problem in Arabic Sociolinguistics (англ.) // Anthropological Linguistics : journal. — 1986. — Spring (vol. 28, no. 1). — P. 115—126.
  2. 1 2 3 Fox, Margalit. The Way We Live Now: 9-12-99: On Language; Dialects, The New York Times (12 сентября 1999). Дата обращения 23 марта 2009.
  3. Kloss, Heinz. Types of Multilingual Communities: A Discussion of Ten Variables (англ.) // Sociological Inquiry (англ.) : journal. — 1966. — Vol. 36, no. 2. — P. с. 143—144. — doi:10.1111/j.1475-682X.1966.tb00621.x.
  4. Kahane, Henry. A Typology of the Prestige Language (неопр.) // Language. — 1986. — September (т. 62, № 3). — С. с. 495. — doi:10.2307/415474..
  5. Kahane, Henry. A Typology of the Prestige Language (неопр.) // Language. — 1986. — September (т. 62, № 3). — С. с. 498. — doi:10.2307/415474.
  6. Bauer, Laurie. Language Myths (неопр.) / Laurie Bauer and Peter Trudgill. — London: Penguin Books, 1998. — С. 132—137.
  7. Hymes, Dell (1971), Sociolinguistics and the ethnography of speaking, in Edwin Ardener, Social Anthropology and Language, Routledge, pp. 47–92 
  8. 1 2 3 Trudgill, Peter (англ.). Ausbau sociolinguistics and the perception of language status in contemporary Europe (англ.) // Internation Journal of Applied Linguistics : journal. — 1992. — Vol. 2, no. 2. — P. 167—177. — doi:10.1111/j.1473-4192.1992.tb00031.x.
  9. 1 2 3 4 5 Wardhaugh, Ronald. An Introduction to Sociolinguistics (неопр.). — Blackwell Publishing (англ.), 2006. — ISBN 978-1-4051-3559-7.
  10. 1 2 Haugen, Einar. Dialect, Language, Nation (англ.) // American Anthropologist (англ.) : journal. — 1966. — August (vol. 68, no. 4). — P. 922—935. — doi:10.1525/aa.1966.68.4.02a00040.
  11. Kroch, Anthony. Toward a Theory of Social Dialect Variation (англ.) // Language in Society (англ.) : journal. — 1978. — April (vol. 7, no. 1). — P. 17—36. — doi:10.1017/S0047404500005315.
  12. 1 2 3 4 5 Gumperz, John (англ.). Dialect Differences and Social Stratification in a North Indian Village (англ.) // American Anthropologist, New Series (англ.) : journal. — 1958. — August (vol. 60, no. 4). — P. 668—682. — doi:10.1525/aa.1958.60.4.02a00050.
  13. The Academy: Talking the Tawk, The New Yorker (14 ноября 2005). Дата обращения 7 августа 2011.
  14. 1 2 Leith, Dick. A Social History of English (неопр.). — Routledge, 1997. — ISBN 0-415-16456-7.
  15. Chambers, J.K. and Peter Trudgill (англ.). Dialectology (неопр.). — Cambridge: Cambridge University Press, 1998. — ISBN 0-521-59646-7.
  16. Labov, William (англ.). The Social Stratification of English in New York (англ.). — Cambridge: Cambridge University Press, 2006. — ISBN 0-521-82122-3.
  17. Kiesling, Scott F. Men's Identities and Sociolinguistic Variation: The Case of Fraternity Men (англ.) // Journal of Sociolinguistics (англ.) : journal. — 1998. — Vol. 2. — P. 69—99. — doi:10.1111/1467-9481.00031. Архивировано 11 октября 2017 года.
  18. Abu-Haidar, Farida. Are Iraqi Women More Prestige Conscious than Men? Sex Differentiation in Baghdadi Arabic (англ.) // Language in Society (англ.) : journal. — 1989. — December (vol. 18, no. 4). — P. 471—481. — doi:10.1017/S0047404500013865.
  19. 1 2 Gordon, Elizabeth. Sex, Speech, and Stereotypes: Why Women Use Prestige Speech Forms More than Men (англ.) // Language in Society (англ.) : journal. — 1997. — March (vol. 26, no. 1). — P. 47—63. — doi:10.1017/S0047404500019400.
  20. Wang (2008), p. 57.
  21. Fasold, Ralph. The sociolinguistics of language (неопр.). — Wiley-Blackwell (англ.), 1990. — ISBN 978-0-631-13825-9.
  22. Angle, John and Sharlene Hesse-Biber. Gender and Prestige Preference in Language (неопр.) // Sex Roles. — 1981. — April (т. 7, № 4). — С. 449—461. — doi:10.1007/BF00288072. (недоступная ссылка)
  23. Welcome to the MOE Racial Harmony Website (недоступная ссылка). Дата обращения 31 марта 2009. Архивировано 13 сентября 2007 года.
  24. Clammer, John. Race and State in Independent Singapore 1965-1990 (англ.). — Brookfield: Ashgate (англ.), 1998. — P. 40—42. — ISBN 978-1-84014-029-3.
  25. Vasil, Raj. Asianing Singapore: The PAP's Management of Ethnicity (англ.). — Singapore: Heinemann Asia, 1995. — P. 64—66.
  26. Sociolinguistics. Дата обращения 29 марта 2009. Архивировано 31 октября 2012 года.
  27. 1 2 3 Hock, Hans Henrich and Brian D. Joseph. Language History, Language Change, and Language Relationship: An Introduction to Historical and Comparative Linguistics (англ.). — Walter de Gruyter, 1996. — ISBN 3-11-014785-8.
  28. Ferguson, Charles A. Diglossia (неопр.) // Word. — 1959. — Т. 15. — С. 325—340.

Литература[ | ]