Оркестровая яма

Оркестровая яма театра Дэвида Коха в Нью-Йорке

Оркестровая яма — углубление перед авансценой, находящееся ниже основного уровня зала, открытое сверху и служащее для размещения оркестра и дирижёра. Может иметь несколько уровней и располагаться на подъёмно-опускной площадке.


История[ | ]

Вплоть до XIX века оркестр в оперных театрах располагался, как правило, на сцене, в непосредственной близости от актёров, или на одном уровне с ней[1][2][3]. Возможно, первая концепция оркестровой ямы принадлежит итальянскому архитектору Джованни Баттисте Алеотти, проектировавшему в 1621 году театр в Пезаро[4]. Несколько позднее, в 1628 году, его ученик Франческо Гитти[it] применил схожую инновацию при проектировании театра Фарнезе[4][5]. Во Франции первым театром с оркестровой ямой стал театр в Безансоне, построенный Клодом-Николя Леду[6][7].

Однако первое исторически значимое применение оркестровой ямы, повлиявшее на всю последующую театральную традицию, связывают с именем Рихарда Вагнера и его концепцией «невидимого оркестра». Вагнер полагал, что оркестр, так же, как и театральная машинерия, должен быть скрыт от зрителя, дабы своим присутствием не разрушать творимую на сцене иллюзию[8]. Его горячо поддерживал Джузеппе Верди: «Кажется невозможным … что мы сегодня терпим вид потёртых фраков и белых галстуков, например, в сочетании с костюмами египтян, вавилонян и друидов… более того, вид всего оркестра в вымышленном мире, почти посередине пола, среди свистящей и аплодирующей толпы»[9].

Оркестровая яма Фестиваль­ного театра в Байройте. 2011

Идея Вагнера впервые была реализована в 1876 году на фестивале в Байройте. Вместо традиционной ярусной системы в байройтском Фестивальном театре были использованы расположенные полукругом и постепенно поднимающиеся ряды кресел, а оркестровая яма, частично уходившая под сцену, располагалась на значительной глубине и была практически скрыта от зрителя[9][10]. Музыканты (более 100 человек) сидели в ней на трёх уровнях разной высоты; они не могли ни видеть, ни достаточно хорошо слышать происходящее на сцене, поэтому руководство процессом исполнения всецело возлагалось на дирижёра — единственного, кто стоял лицом к сцене. Певцам на сцене оркестр был слышен очень хорошо; для зрителей же его громкость была несколько понижена по сравнению со звучанием вокала, в результате чего достигался оптимальный акустический баланс[11][1][12][13]. Кроме того, специальный козырёк из дерева и кожи, отделявший оркестровую яму от зрительного зала, отражал и рассеивал звук, так, что до слушателей он доходил таинственным и приглушённым, но вместе с тем объёмным и резонирующим с помещением самого зала[12][11]. Сам Вагнер образно называл оркестровую яму «мистической бездной» (нем. mystischer Abgrund)[14][13].

Привнесённое Вагнером новшество быстро прижилось: уже в конце XIX — начале XX века театры строились с оркестровыми ямами. Эта практика остаётся общепринятой, хотя в XXI веке некоторые театры ставят эксперименты с возвращением оркестра на сцену и даже, в отдельных случаях, вовлечением его в сценическое действо[1][2].

Конструкция и применение[ | ]

В настоящее время большинство как музыкальных, так и драматических театров оборудованы оркестровыми ямами[15]. Их размер определяется количеством музыкантов в составе оркестра: на каждого должно приходиться около 1,5 м². Соответственно, средняя площадь оркестровой ямы — от 90 до 130 м²[16]. Как правило, задняя её часть располагается под сценой, чтобы сократить расстояние между сценой и зрительным залом. В этой наиболее удалённой части располагаются группы инструментов с наиболее громким звучанием, что позволяет уравновесить уровень их звука по отношению к другим инструментам. Вместе с тем, из соображений акустики, нависающая над оркестровой ямой сцена не должна закрывать больше четверти или трети её пространства[17].

В современных театрах оркестровая яма может располагаться на подъёмно-опускной площадке. Это позволяет варьировать её глубину в зависимости от характеристик исполняемой музыки и инструментального состава[18][17][14]. Нередко оркестровая яма может иметь несколько независимых подъёмно-опускных площадок, что даёт широкие возможности для трансформации театрального пространства[19]. Кроме того, к нижним уровням оркестровой ямы могут примыкать подсобные помещения, в том числе для хранения инструментов, реквизита и т. п.[20]

Примечания[ | ]

  1. 1 2 3 The Invention of the Orchestra Pit (англ.). The Smith Center for the Performing Arts.
  2. 1 2 Uwe Friedrich. Warum sitzt das Orchester im Graben? (нем.). Deutschlandfunk (10.03.2021).
  3. Forsyth, 1985, p. 95.
  4. 1 2 Johnson, 2018.
  5. Angela Pampolini. Guitti, Francesco (англ.). Grove Music Online.
  6. Forsyth, 1985, p. 112.
  7. Carnegy, 2006, p. 71.
  8. Carnegy, 2006, p. 70.
  9. 1 2 Мосери, 2019, p. 35.
  10. Театр / Ефремова Н. Г. // Большая российская энциклопедия : [в 35 т.] / гл. ред. Ю. С. Осипов. — М. : Большая российская энциклопедия, 2004—2017.
  11. 1 2 Мосери, 2019, p. 35—36.
  12. 1 2 Forsyth, 1985, p. 187.
  13. 1 2 Анисимов, 2013, с. 59.
  14. 1 2 The Concise Oxford Dictionary, 1996, p. 378.
  15. Театральная энциклопедия, 1967, стб. 1097.
  16. Mommertz, 2012, p. 95.
  17. 1 2 Mommertz, 2012, p. 96.
  18. Кожевников, 2018, с. 10.
  19. Кожевников, 2018, с. 59.
  20. В Большом театре скоро появится место для оркестра (2010).

Литература[ | ]