Новые левые

Новые левые — направление в политике, отождествляющее себя с левой идеей, но противопоставляющее себя традиционным компартиям и социал-демократамстарым левым»).

Термин «новые левые» (англ. The New Left) использовался в названии британского журнала «New Left Review» («Новое левое обозрение»), издававшегося критическими марксистами Перри Андерсоном, Стюартом Холлом, Э. П. Томпсоном, и был популяризован в «Письме новым левым» американского социолога Чарльза Райта Миллса[1].


Общая характеристика[ | ]

Девушка-демонстрант предлагает цветок военным полицейским во время «похода на Пентагон» против участия США в войне во Вьетнаме, 21 октября 1967 г.

Движение возникло в Западной Европе, США и Японии в 1960-х годах под влиянием анархистских и неомарксистских идей, в особенности философии Франкфуртской школы и Герберта Маркузе. Характеризуется критикой исторической роли пролетариата и институциональных форм сопротивления. Включает в себя элементы энвайронментализма.

«Новые левые» выражали протест против бездуховности «общества потребления», обезличенности массовой культуры, унификации человеческой личности. Выступали за «прямую демократию», свободу самовыражения, нонконформизм.

Социальной базой «старых левых» был промышленный пролетариат, реже крестьянство. «Новые левые» считали, в том числе в связи с этим, «старых левых» устаревшими, и не имеющими перспектив, по крайней мере относительно стран Первого и Второго миров, в которых пролетариат и крестьянство все больше утрачивали свои позиции, уступая новым типам работников постиндустриального общества. Однако основная критика старых коммунистических и социал-демократических партий касалась их бюрократизма, догматизма, иерархичности, оппортунизма и претензий на роль единственного авангарда трудящихся классов.

Начав с ненасильственного протеста, к концу десятилетия некоторые «новые левые» перешли к экстремистской деятельности.

Особая субкультура «новых левых» была построена на отрицании существующих ценностей общества. Поэтому их культуру назвали «контр-культурой» — отрицанием культуры.

Они участвовали во всех массовых движениях «бурных 60-х» — за университетские свободы, гражданские права черных и других меньшинств (в США), но наиболее массовый характер приняло движение против войны во Вьетнаме.

С «новыми левыми» был тесно связан бурный рост таких движений, как хиппи, феминизма, защиты прав сексуальных меньшинств и др. К началу 1970-х годов в движении наступил идейный кризис, а с окончанием войны во Вьетнаме оно окончательно сошло на нет, оставив глубокий след в сознании поколения послевоенного «бэби-бума».

Взаимное влияние «новые левые» испытывали с некоторыми традиционными левыми движениями, занимавшими однозначно революционно-социалистические антикапиталистические позиции — маоистами, троцкистами, анархистами и т. д., участвовавшими в протестах 1960-х годов и воспринимавших идеи «новых левых».

Движение новых левых существенно повлияло на становление «зеленых» партий в Западной Европе, а также леворадикального терроризма 1970-х годов («Фракция Красной Армии» в ФРГ, «Красные бригады» в Италии, «Симбионистская армия освобождения» и «Уэзермены» в США, «Красная армия Японии» и т. д.). Многие современные левые отличаются от новых левых, в основном, только характерными для старых левых опорой на моральный консерватизм и отсутствием веры новых левых в прогресс.[2]

Новые левые в США[ | ]

На рубеже 1950-х — 1960-х годов среди молодежи США становилось все больше тех, кто отвергал навязываемые обществом потребления ценности. Сначала ими были битники, а затем появились хиппи.

Во время Движения за гражданские права чернокожих в США тысячи молодых белых американцев отправились в расистские южные штаты, чтобы помочь чернокожим в борьбе против дискриминации. Именно они затем стали основой массовых протестных движений шестидесятых годов.

Термин «новые левые» был популяризирован в Соединенных Штатах в открытом письме, написанном в 1960 году социологом Чарльзом Райтом Миллсом, и озаглавленном «Письмо новым левым». Миллс выступал за новую левую идеологию, отходя от традиционного («старого левого») фокуса на трудовых проблемах, в более широком фокусе на такие вопросы, как противодействие отчуждению, аномиям и авторитаризму. Миллс выступил за переход от традиционной левизны к ценностям контркультуры и подчеркнул международную перспективу движения. По словам Дэвида Бернера, Ч. Райт Миллс утверждал, что пролетариат больше не является революционной силой; новыми агентами революционных изменений стали молодые интеллектуалы во всем мире.

В 1960 году была создана организация «Студенты за демократическое общество» (англ. Students for a Democratic Society, SDS). Среди её участников были как весьма умеренные либералы, так и радикалы, в том числе анархисты. «Движение является сообществом бунтарей, обладающих общими радикальными ценностями» — так характеризовал SDS один из его лидеров Том Хейден.

Большое значение для радикализации студентов имели события, развернувшиеся осенью 1964 года в Университете Беркли в Калифорнии, где возникло Движение «Свободное слово» (англ. Free Speech Movement), выступившее за демократизацию образования, участие студентов в управлении университетом и право на создание политических организаций в вузах. Тогда же в Университете Беркли появилось, а затем распространилось за его пределами движение «антиуниверситета» (англ.). Его идея заключалась в переходе к образованию в форме свободной дискуссии на темы, которые официальное образование старалось не затрагивать (власть, личность и свобода, война, расизм и т. д.).

С 1965 года SDS активно участвовало в движении против войны во Вьетнаме. Лидеры SDS старались разъяснять студентам, что антивоенные выступления неотделимы от выдвинутого прежде лозунга «власть — студентам!» и борьбы за переустройство университетов.

Весной 1968 года значительное внимание СМИ привлекла студенческая акция протеста в Колумбийском университете в Нью-Йорке, которая привела к серьёзным столкновениям с полицией, действовавшей весьма жёстко.

Организованные йиппи и «Национальным мобилизационным комитетом за прекращение войны во Вьетнаме» (англ. National Mobilization Committee to End the War in Vietnam, MOBE) протесты во время съезда Демократической партии США в Чикаго в августе 1968 года привели к столкновениям с полицией, которая действовала крайне жёстко.

Только с октября 1968 года по май 1969 студенческие выступления охватили около 200 университетов США. К концу шестидесятых годов в США свыше 750 тысяч человек участвовали в «новом левом» движении (в том числе более 100 тысяч были членами SDS), а три миллиона американцев ему симпатизировали.[3]

Президент США Линдон Джонсон, думая, что выступления студентов в США и других странах являются частью всемирного коммунистического заговора, приказал ЦРУ расследовать причины протестов. 4 сентября 1968 года директор ЦРУ Ричард Хелмс представил президенту доклад «Беспокойная молодежь». Аналитикам американской разведки не удалось найти убедительных доказательств «контроля, манипуляции, спонсирования или финансовой помощи студентам-диссидентам со стороны коммунистических правительств». Более того, авторы доклада установили, что молодёжь с подозрением относится к «неандертальскому руководству большинства коммунистических партий, в том числе компартии США».[4]

Против радикальных «новых левых» была направлена осуществлявшаяся ФБР программа COINTELPRO.

Новые левые в Европе[ | ]

Европейские новые левые впервые появились в Западной Германии, и стали образцом для европейских студенческих радикалов. Немецкие студенты, протестующие против войны во Вьетнаме, часто носили выброшенную военную форму США, и вступали в контакты с американскими уклонистами от призыва в армию и дезертирами.[5] Немецкие революционно настроенные студенты объединялись в Социалистический союз немецких студентов который в середине 1960-х возглавил студенческий активист Руди Дучке.

В Нидерландах в 1965 году было создано Провоконтркультурное движение, которое сосредоточилось на провоцировании насильственных действий со стороны властей путём совершения ненасильственных действий. Во Франции левоанархистский Ситуационистский интернационал достиг вершины своей продуктивности и влияния в 1967 и 1968 годах, отразив свои идеи в Обществе спектакля Ги Дебора и Революции повседневной жизни Рауля Ванейгейма. Эти тексты, наряду с другими ситуационистскими публикациями, оказали влияние на формирование идей восстания во Франции в мае 1968 года; цитаты, фразы и лозунги из ситуационистских текстов и публикаций были повсеместны на плакатах и граффити по всей Франции.[6]

Демонстрация против Вьетнамской войны в Западном Берлине, 1968 год

Другим подобным движением было немецкое студенческое движение 1960-х годов. «Коммуна 1» была первой политически мотивированной коммуной в Германии. Она была создана 12 января 1967 года в Западном Берлине и окончательно распущена в ноябре 1969 года. В течение всего своего существования «Коммуна 1» была известна своими причудливыми поэтапными событиями, которые колебались между сатирой и провокацией. Эти события послужили вдохновением для спонтанеистского движения, представлявшего собой сплав анархизма и маоизма. В конце лета 1968 года коммуна переехала на заброшенную фабрику на Стефанштрассе. Эта вторая фаза «Коммуны 1» характеризовалась сексом, музыкой и наркотиками. Внезапно коммуна привлекла много посетителей со всего мира, среди которых Джимми Хендрикс, который оказался однажды утром в спальне «Коммуны 1».[7]

Контркультурное движение в Великобритании было связано с контркультурой в Соединенных Штатах а также с феноменом хиппи. В основном оно было сосредоточено на Ладброк Гроув и Ноттинг Хилл в Лондоне и получило название Свингующий Лондон. Члены этих движения создали свои собственные журналы и газеты, группы, клубы и альтернативный образ жизни, связанный с употреблением каннабиса и ЛСД, а также сильную социально-политическую революционную программу создания альтернативного общества.

В 1968 в Чехословакии началось социалистическое движение реформ, получившее название Пражская весна которое впоследствии было подавлено войсками ОВД.

Надпись на стене во время Красного Мая во Франции: "Запрещать запрещено!"

Общественно-политическая активность «новых левых» достигла пика во всем мире в 1968 году. В мае 1968 года во Франции волна протестов прошлась по всей стране, в то время как немецкое студенческое движение сделало то же самое в Германии. Схожие события происходили в это время в Югославии, Польше, Турции, Италии и других европейских странах.

Новые левые в Великобритании[ | ]

В результате «Секретной речи» Никиты Хрущева, осуждающей Иосифа Сталина, многие британские левые отказались от участия в Коммунистической партии Великобритании (КПГБ) и начали переосмысливать традиционный марксизм. Некоторые вступали в различные троцкистские группы или в лейбористскую партию.[8]

Марксистские историки Э.П. Томпсон и Джон Савилль из Группы историков Коммунистической партии начали публиковать журнал под названием Reasoner. Отказавшись прекратить публикацию по поручению КПГБ, эти двое были отстранены от членства в партии и повторно начали выпускать там этот журнал под названием The New Reasoner летом 1957 года.

Томпсон сыграл важную роль в развитии движения «новых левых» в Великобритании, привнеся концепцию «новых левых» в Соединенное Королевство летом 1959 года через эссе «Новый разум», в котором он описал

«… Поколение, которое никогда не рассматривало Советский Союз как слабое, но героическое рабочее государство, а скорее как нацию Великих чисток и Сталинграда, византийского дня рождения Сталина и тайной речи Хрущева; как огромную военную и промышленную державу, которая подавила восстание в Венгрии и запустила первые спутники в космос ...

«Поколение, воспитанное в 1984 году, и на Скотном дворе, которое вступает в политику в крайнем разочарованном состоянии, когда люди среднего возраста начинают выходить из нее. Молодые люди ... достаточно полны энтузиазма. Но их энтузиазм относится не к партии, движению, или признанным политическим лидерам. Они не хотят отдавать свой энтузиазм рутинным машинам. Они ожидают, что политики сделают все возможное, чтобы обмануть или предать их... Они предпочитают любительскую организацию и любительские платформы Кампании за ядерное разоружение по методу и манере профессионального левого крыла... Они судят критическим взглядом первого поколения Ядерного века.»[9]

Позже в том же году Савилль опубликовал в том же журнале статью, в которой говорится о появлении британских «новых левых» в ответ на растущую политическую нерелевантность социалистов внутри и вне лейбористской партии в 1950-х годах, которую он рассматривал как результат неспособности традиционных левых вступить в борьбу с политическими изменениями, которые произошли на международном уровне после Второй мировой войны, а также с экономической экспансией после Второй мировой войны и социально-экономическим наследием правительства Эттли:

«Самой важной единственной причиной плачевных результатов действий левых в последнее десятилетие является простой факт их интеллектуального краха перед лицом полной занятости и государства всеобщего благосостояния, а также новой мировой ситуации за рубежом. Левые внутри страны суть дела не дали ничего существенного, чтобы компенсировать самую важную книгу десятилетия - «Будущее социализма» Кросланда - блестящее подтверждение фабианских идей в современных терминах. Мы не подвергали постоянной критике экономику капитализма в 1950-х годах, и наше видение социалистического общества почти не изменилось со времен Кейра Харди. Конечно, меньшинство начало признавать наши недостатки в последние годы, и нет никаких сомнений в том, что семена, которые уже посеяны, принесут урожай, пока мы движемся в шестидесятые годы.»[10]

В 1960 году The New Reasoner объединился с Universities and Left Review, чтобы сформировать New Left Review. Эти журналы пытались синтезировать теоретическую позицию марксистского ревизионизма, гуманистического, социалистического марксизма, отходя от ортодоксальной марксистской теории. Эта публикация сделала идеи культурно ориентированных теоретиков доступными для читающих студентов.

В этот ранний период многие из «новых левых» были вовлечены в Кампанию за ядерное разоружение (CND), сформированную в 1957 году. По словам Робина Блэкберна, «упадок CND к концу 1961 года, однако, лишил новых левых большей части их импульса как движения, а неопределенность и разногласия в редакции журнала привели к передаче New Left Review более молодой и менее опытной группе в 1962 году».[11]

Под давним редакционным руководством Перри Андерсона New Left Review популяризировал Франкфуртскую школу, идеи Антонио Грамши, идеи Луи Альтюссера и другие формы и виды неомарксизма.[12] Другие периодические издания, такие как Socialist Register, который начал издаваться в 1964 году, и Radical Philosophy, который начал издаваться в 1972 году, также были связаны с новыми левыми и опубликовали ряд важных работ в этой области.

По мере того, как в середине и конце 1960-х годов ориентация на студенчество американских «новых левых» стала ясной, студенческие секции британских новых левых начали действовать. Лондонская школа экономики стала ключевым местом левонастроенного британского студенчества.[13] Влияние протестов против войны во Вьетнаме и майских событий 1968 года во Франции также сильно ощущалось в движении британских «новых левых». Некоторые из британских «новых левых» присоединились к Международным Социалистам, которые позже стали Социалистической Рабочей партией, в то время как другие установили связи с такими группами, как Международная Марксистская Группа. Еще одной важной фигурой в британском новом левом движении был Стюарт Холл, известный культурный теоретик. Он был основателем редакции New Left Review в 1960 году. New Left Review в некрологе после смерти Холла в феврале 2014 года пишет: «Его образцовое исследование приблизилось к созданию новой области исследования — «культурология»; с его точки зрения, новая дисциплина была глубоко политической, вдохновляющей и радикально междисциплинарной».[14]

Новые левые в Латинской Америке[ | ]

«Новые левых» в Латинской Америке можно определить как совокупность политических партий и радикальных общественных движений на низовом уровне (таких как движения коренных народов, студенческие движения, движения безземельных сельхозработников, организации чернокожих и феминистские движения),герильи (участвовавшие в кубинской и никарагуанской революции), а также другие организации (такие как профсоюзы, организации крестьян и правозащитные организации), которые составляли движение левых между 1959 (Кубинская революциия) и 1989 (падение Берлинской стены) годами.[15]

Влиятельные латиноамериканские мыслители, такие как Франсиско де Оливейра, утверждали, что Соединенные Штаты использовали латиноамериканские страны в качестве «периферийных экономик» и получали прибыль за счет латиноамериканского общества и экономики. Многие рассматривали это как проявление неоколониализма и неоимпериализма.[16] Это приводило к дискуссиям о том, как Латинская Америка может отстаивать свою социальную и экономическую независимость от Соединенных Штатов.

«Новые левые» появились в Латинской Америке в качестве групп, которые стремились выйти за рамки существующих марксистско-ленинских усилий по достижению экономического равенства и демократии, чтобы начать социальные реформы и решать уникальные для Латинской Америки проблемы, такие как расовое и этническое неравенство, защиту прав коренных народов, проблемы окружающей среды. Они выдвигали требования радикальной демократии, международной солидарности, их идеологией были антиколониализм и антиимпериализм.[15]

Оказавшие влияние на движение[ | ]

Культовые фигуры движения (разной значимости)[ | ]

Представители новых левых[ | ]

Связанные с новыми левыми[ | ]

См. также[ | ]

Примечания[ | ]

  1. C. Wright Mills Letter to the New Left
  2. Александр Тарасов. Новые левые в России. Полный авторский текст. Опубликовано также в журналах "Ровесник" и "Октябрь". http://saint-juste.narod.ru/mtimes.htm
  3. «Драч»: «Сообщество бунтарей: от «разбитого поколения» к разбитым витринам». №8, 25.01.2006
  4. Дмитрий Великовский, Руслан Хестанов, Григорий Тарасевич, Павел Бурмистров, Дар Жутаев: «1968: год великого перелома». №16 (46), 30.04.2008
  5. Maria Höhn. Over There. — 2010. — doi:10.1215/9780822393283.
  6. Plant, Sadie, 1964-. The most radical gesture : the Situationist International in a postmodern age. — London: Routledge, 1992. — 1 online resource (226 pages) с. — ISBN 978-0-203-21026-0, 0-203-21026-3, 978-0-415-06221-3, 0-415-06221-7, 978-0-415-06222-0, 0-415-06222-5, 978-1-134-92530-8, 1-134-92530-1, 9786610324385, 6610324387, 0-203-31601-0, 978-0-203-31601-6, 1-280-32438-4, 978-1-280-32438-3.
  7. Виктор Бокрис. Кит Ричардс: Биография.
  8. Dennis Dworkin. Cultural Marxism in Postwar Britain. — 1997. — doi:10.1215/9780822396512.
  9. Michael Newman. Thompson and the early New Left // E. P. Thompson and English radicalism. — Manchester University Press, 2015-06-01. — ISBN 978-1-78499-174-6.
  10. Saville, John. "A Note on West Fife". New Reasoner.
  11. J. Wiener. The New Left as History // Radical History Review. — 1988-10-01. — Т. 1988, вып. 42. — С. 173–187. — ISSN 1534-1453 0163-6545, 1534-1453. — doi:10.1215/01636545-1988-42-173.
  12. Blackburn, Robin. "A brief history of New Left Review". newleftreview.org.
  13. Hoch, Paul. L.S.E.: the natives are restless: a report on student power in action. — Sheed & Ward, 1969.
  14. Blackburn, Robin. "Stuart Hall: 1932-2014". New Left Review.
  15. 1 2 The New Latin American Left / Patrick Barrett, Daniel Chavez, César Rodríguez-Garavito. — Pluto Press, 2015-11-30. — ISBN 978-1-84964-355-9, 978-0-7453-2677-1.
  16. Kenneth Maxwell, Fernando Henrique Cardoso, Enzo Faletto. Dependency and Development in Latin America // Foreign Affairs. — 1997. — Т. 76, вып. 5. — С. 229. — ISSN 0015-7120. — doi:10.2307/20048243.

Литература[ | ]

Ссылки[ | ]