Нашествие Тохтамыша на Москву

Нашествие Тохтамыша на Москву
Основной конфликт: Монголо-татарское иго
Facial Chronicle - b.10, p.049 - Tokhtamysh at Moscow.jpg Осада Москвы
Дата 2326 августа 1382 года
Место Москва
Причина Невыплата дани с 1374 года[1]
Итог Разорение Москвы, восстановление зависимости
Противники

Московское княжество

Золотая Орда

Командующие

Народное вече
Остей

Тохтамыш

Потери
  • 24 000 воинов и горожан убито

неизвестно

Нашествие Тохтамыша на Москву в 1382 году — военный поход золотоордынского хана Тохтамыша в земли Северо-Восточной Руси, направленный на возобновление реальной зависимости земель великого княжения от Орды после «розмирия» Дмитрия Ивановича московского с правителем западноволжской Орды Мамаем (1374), поражений последнего в 1376 (см. Поход Руси на Волжскую Булгарию), 1378 (см. Битва на Воже) и 1380 (см. Куликовская битва) годах и утверждения власти Тохтамыша на всей территории Золотой Орды (1380).

Во многом благодаря эффекту внезапности Тохтамышу удалось разорить центральные области великого княжения без столкновения с его соединёнными силами и затем добиться возобновления его зависимости от Золотой Орды[2].

Предпосылки[ | код]

В 1377 году правитель Белой Орды (Ак-Орды) Тохтамыш-хан захватил столицу восточной части Орды Сыгнак при помощи Тимура (Тамерлана), а в 1379 году[3] овладел Сараем, а затем землями в низовьях Дона.

Теневой правитель в Золотой Орде Мамай, после своего поражения в Куликовской битве, собрал в Крыму остаток сил для нового похода (но теперь уже «изгоном») на московского князя, но вместо этого ему пришлось противостоять Тохтамышу на р. Калке, где, перед намечавшейся битвой, мурзы и военачальники Мамая слезли с коней и изъявили покорность Тохтамышу[4]. Мамай со всеми богатствами бежал в Кафу, где был убит и ограблен бывшими союзниками генуэзцами[4][5].

Тохтамыш послал московскому и другим русским князьям послов с извещением о своей победе над его соперником и их врагом, а также о своём воцарении в Золотой Орде. Послы заявили, что Тохтамыш благодарен Великому Московскому князю Дмитрию за то, что последний разгромил Мамая на Куликовом поле, но он победил не хана Золотой Орды, а темника, узурпатора ханской власти и теперь, когда в Орде пришёл к власти законный хан, из рода Чингизидов, Русь по старине должна платить дань Золотой Орде, за что Тохтамыш обещал Дмитрию Московскому свою милость и защиту от врагов. Послы были встречены со всеми почестями и одарены дорогими подарками, но от дани и признания покорности Дмитрий уклонился[6].

Летом 1381 года Тохтамыш отправил посла царевича Ак-Хозю с отрядом в 700 человек к Великому князю и другим удельным князьям, однако, доехав до Нижнего Новгорода, Ак-Хозя вернулся в Орду, а в Москву отправил посольство со свитой, которое, по всей видимости, в Москву не прибыло.

Поход на Москву[ | код]

В 1382 году в Казани внезапно, чтобы исключить возможность доставки в Москву известий о действиях Тохтамыша, русские купцы и гости были перебиты или заключены под стражу. Их товары и имущество были изъяты, а суда доставлены Тохтамышу для переправы войск через Волгу. Переправив свои войска на правый берег, Тохтамыш скрытно повёл их изгоном.

«Вёл же войско стремительно и тайно, с такой коварной хитростью — не давая вестям обогнать себя, чтоб не услышали на Руси о походе его[7].»

Нижегородско-Суздальский князь Дмитрий Константинович, своевременно осведомлённый о действиях Тохтамыша, послал к нему посольством своих сыновей Василия Кирдяпу и Семёна, но те, ввиду быстрого передвижения войск Тохтамыша, не застали хана на месте и, гнавшись, настигли его только через несколько дней у границ Рязанского княжества. Олег Рязанский, чтобы не подвергать своё княжество разорению, встретил Тохтамыша за пределами своей земли и изъявил покорность, указав доступные броды на р. Оке[8][9]. Тохтамыш повёл войско в обход Рязанского княжества с восточной стороны.

Известия «от некоторых доброхотящих, живущих в пределах татарских»[7] о походе Тохтамыша застало Дмитрия Московского врасплох. В Москве началась паника. Великий князь вышел навстречу ордынцам, но, не получив помощи от князей и видя разногласие и недостаток сил, повернул, для сбора рати, на север — через Переяславль в Кострому, а Владимир Андреевич Серпуховской направился в Волок Ламский[8][10]. Тохтамыш, перейдя р. Оку, взял Серпухов и направился на Москву, «волости и сёла жгучи и воюючи, а род христианский секучи и убиваючи, а иные люди в полон емлючи»[11].

Народное вече. Подготовка к обороне

Со многих окрестностей люди с имуществом бежали в Москву, чтобы укрыться за стенами белокаменного кремля. В Москве начались беспорядки. Одни хотели затвориться и держать оборону, другие пытались покинуть город. Между ними произошла распря. На вече было решено никого из города не выпускать. У ворот стояли люди с обнажённым оружием, рогатинами и сулицами, никого не выпуская из города. Дозволено было отбыть только княжеской семье и Киприану. Княгиня Евдокия с детьми отправилась к Дмитрию в Кострому, а Киприан в Тверь.

В Москву прибыл молодой литовский князь, состоявший на русской службе, внук Ольгерда Остей (вопрос о том, чьим сыном из Ольгердовичей являлся Остей, остаётся дискуссионным). До некоторой степени он сумел навести порядок и возглавить оборону. Вокруг города москвичи, чтобы лишить ордынцев материала для осады и укрытия, сожгли все посады. На стенах укрепили забрала, заготовили дёготь, кипящую смолу, кипяток и камни.

Оборона Москвы[ | код]

23 августа передовой отряд Тохтамыша подошёл к Москве. Приблизившись к стенам, ордынцы спросили горожан: «Есть ли в городе Великий князь Дмитрий?» Им ответили: «Нет». Ордынцы, отъехав от стен, объехали город вокруг, осматривая подступы, ров, ворота, забрала и стрельницы. В городе в это время люди молились в церквях, другие же, вскрыв погреба тех бояр и зажиточных людей, которые ранее покинули город, вынесли мёд и вина[12].

Оборона Москвы
«…и напивались допьяна и, шатаясь, похвалялись, говоря: «Не страшимся прихода поганых татар, в таком крепком граде …ведь страхом двойным одержимы они: из города — воинов, а извне — князей наших.» И потом вылезали на городские стены и бродили пьяные, насмехаясь над татарами, бесстыдным образом срамили их, слова разные выкрикивали, исполненные поношения и хулы[7].»

Ордынцы же махали им в ответ саблями[7]. Вечером татарский авангард удалился[13].

Ночью 24 августа к городу подошли основные силы во главе с Тохтамышем. Когда ордынцы приблизились к городским стенам, москвичи пустили в них по стреле. Ордынцы ответили ливнем стрел, поразив многих защитников города, и, приставив лестницы, пошли на штурм. Защитники города лили на штурмующих кипяток, кидали камни, стреляли из луков и самострелов, били с пороков. Также москвичами было использовано огнестрельное оружие, вывезенное из Булгара во время похода 1376 года «иные тюфяки, а иные пушки великие пущаху». Все приступы были отбиты, с большим уроном для нападавших. Один из москвичей, суконник по имени Адам, приметив с Фроловских ворот знатного ордынского военачальника — татарского царевича, пустил в него стрелу из самострела, поразив «во́рога» насмерть[13][9].

Следующий день 25 августа ордынцы так же беспрерывно штурмовали город, но безрезультатно. Не сумев взять город силой и понеся при этом тяжёлые потери, Тохтамыш решил прибегнуть к хитрости[9].

26 августа к городским стенам, для переговоров, подошла делегация, состоявшая из ордынских князей и знатных вельмож. При них также находились сыновья Суздальского князя Василий и Семён, приходившиеся родными братьями жене Московского князя, великой княгине Евдокии[9]. Парламентёры заявили жителям Москвы:

Разорение Москвы Тохтамышем

«Царь вам, своим людям, хочет оказать милость, потому что неповинны вы и не заслуживаете смерти, ибо не на вас он войной пришёл, но на Дмитрия, враждуя, ополчился. Вы же достойны помилования. Ничего иного от вас царь не требует, только выйдите к нему навстречу с почестями и дарами, вместе со своим князем, так как хочет он увидеть город этот, и в него войти, и в нём побывать, а вам дарует мир и любовь свою, а вы ему ворота городские отворите»[7].

Их слова подтвердили Нижегородские княжичи Василий Кирдяпа и Семён:

«Верьте нам, мы ваши князья христианские, вам в том клянёмся»[7].

Горожане поверили и открыли ворота. Из города торжественно вышли князь Остей, духовенство, бояре и простые люди. Ордынцы же набросились на них и начали всех рубить. Взобравшись на никем не защищённые стены, татары принялись грабить всё и жечь. «И была в граде сеча зла и вне града тако же сеча велика. И до тех пор секли, пока руки и плечи их не ослабли и не обессилели они»[7]. Люди толпами метались по улицам, обречённо ища спасения. Татары взламывали двери церквей и выволакивали, грабя и раздевая «донага», укрывавшихся там горожан всех возрастов — от младенцев до глубоких стариков. Срывая драгоценные оклады и ризы с икон, татары топтали и надругались над образами святых и выносили всю церковную утварь. В огне погибло огромное количество книг, свезённых для сохранения в Москву со всех окраин. Была вывезена вся княжеская казна. Все люди были изрублены, сожжены, утоплены или уведены в рабство[13][9].

Отход Тохтамыша[ | код]

Разграбив Москву, войска Тохтамыша, разделившись, разорили Владимир, Звенигород, Можайск, Юрьев. Жители Переяславля, спасаясь в лодках, отплыли на середину Плещеева озера. Часть ордынского войска, подойдя к Волоку Ламскому, была атакована и наголову разбита наспех собранной ратью Владимира Андреевича Серпуховского. Многие татары попали в плен. Оставшиеся бежали с поля боя и сообщили Тохтамышу о случившемся. Тохтамыш, опасаясь подхода с Костромы войск Дмитрия Московского, немедленно приступил к сбору своих войск и покинул московские пределы, разорив на обратном пути Коломну. Перейдя р. Оку, Тохтамыш, вопреки договору с Олегом Рязанским, разграбил его землю. Олег бежал. Покинув Рязанские пределы, Тохтамыш отправил к Дмитрию Суздальскому вместе с его сыном Семёном посла, своего шурина Шихмата. Василия хан оставил у себя.

Войска Тохтамыша вернулись в Орду с громадной добычей, включая множество уведённых в рабство людей.

Последствия[ | код]

Вернувшись в Москву, Дмитрий был ошеломлён увиденным. Он тут же повелел хоронить тела погибших, давая за 80 похороненных тел по рублю. Всего было потрачено на захоронения 300 рублей (то есть 24 000 погибших). В то время население Москвы не превышало 40 000 человек[9]. Народ начал отстраивать города и сёла.

Спустя несколько дней, Дмитрий послал собранное войско на Олега Рязанского, чтобы наказать того за предательство. Олег, с небольшой дружиной, скрылся. 7 октября в Москву из Твери вернулся Киприан, но, из-за конфликта с Дмитрием, вскоре отбыл в Киев. Той же осенью в Москву прибыл посол от Тохтамыша по имени Карач, с предложением о мире. 23 апреля в 1383 году Дмитрий отправил в Орду своего старшего сына Василия. За ярлыком на Великое княжение Владимирское, ещё осенью 1382 года, в Орду отправились Михаил Тверской с сыном Александром и брат Дмитрия Суздальского Борис Городецкий. Однако Дмитрий выплатил Тохтамышу дань за 2 прошедших с поражения Мамая года[1], за что великое княжение Тохтамыш закрепил за родом московских князей, а Тверское княжество получило независимость от владимирского княжения, вернув в свой состав Кашин[14].

В 1388 году Тохтамыш выступил против своего бывшего покровителя Тамерлана. Как сообщает персидский историк Шереф-ад-Дин Йезди, в том походе золотоордынское войско частью состояло из русских[15][16].

См. также[ | код]

Примечания[ | код]

  1. 1 2 Горский А. А. Москва и Орда. — М.: Наука, 2000. — 214 с. — ISBN 5-02-010202-4.
  2. Вернадский, 1997, с. 268—277.
  3. Григорьев А. П. Золотоордынские ханы 60—70-х годов XIV в.: хронология правлений // Историография и источниковедение стран Азии и Африки : сборник. — Л., 1983. — Вып. 7.
  4. 1 2 ПСРЛ Т. 11. VIII. Летописный сборник, именуемый Патриаршею или Никоновскою летописью. Под ред. С. Ф. Платонова. — СПб.: Тип. И. Н. Скороходова, 1897, С. 69.
  5. ПСРЛ Т. 25, Московский летописный свод конца XV века. / Под ред. М. Н. Тихомирова. М.Л., 1949, С. 205—211.
  6. Каргалов, 2008, с. 353.
  7. 1 2 3 4 5 6 7 Повесть о нашествии Тохтамыша
  8. 1 2 Вернадский, 1997, с. 270.
  9. 1 2 3 4 5 6 Шефов, 2004, с. 84—85.
  10. Каргалов, 2008, с. 354.
  11. «Летописец» М., 1853, «В Синодальной Типографии», С. 120.
  12. Соловьёв, 1851—1879, с. 982 / Кн. 1, Т. 3.
  13. 1 2 3 Каргалов, 2008, с. 356.
  14. БРЭ, том «Россия», с. 280
  15. Шереф-ад-Дин Йезди Книга побед (Зафар-намэ), С. 461
  16. Вернадский, 1997, с. 274.

Литература[ | код]

  • Вернадский Г. В. Тохтамыш и Тамерлан // История России // Кн. 3: Монголы и Русь / Пер. с англ. Е. П. Беренштейна, Б. Л. Губмана, О. В. Строгановой. — Тверь—М.: Леан—Аграф, 1997. — 480 с. — ISBN 5-85929-004-6.
  • Каргалов В. В. Русь и кочевники / Гл. ред. С. Н. Дмитриев, ред. М. К. Залесская. — М.: Вече, 2008. — 480 с. — (Тайны Земли Русской). — ISBN 978-5-9533-2921-7.
  • Соловьёв, С. М. История России с древнейших времён / С. М. Соловьёв. — 2-е изд. — СПб. : Товарищ. «Общественная польза», 1851—1879.
  • Шефов Н. А. Древняя Русь. Московское царство. Российская империя / Гл. ред. С. Н. Дмитриев, ред. М. В. Чудова. — М.: Вече, 2004. — 464 с. — (Все войны мира). — ISBN 5-9533-0170-7.