Московский пожар (1547)

«Восстание в Москве в 1547 году». Миниатюра из Лицевого летописного свода. 16 век. На заднем фоне миниатюры видны пожары домов в городе.

Московский пожар 1547 года — совокупность нескольких пожаров, бушевавших в Москве с середины апреля по конец июня 1547 года[1], огнём была уничтожена 1/3 построек Москвы[2]. Погибло более 1 700 человек.[1][3]

Согласно Карамзину, первые возгорания в Москве были зафиксированы 12 апреля, огонь уничтожил торговые лавки в Китай-городе, гостиные казённые дворы, Богоявленскую обитель и множество жилых домов от Ильинских ворот до Кремля и Москвы-реки. Огонь достал пороховой склад, который взорвался вместе с частью городской стены, обломки строений упали в реку и заполонили её камнями. 20 апреля произошло новое возгорание, в результате которого полностью выгорела Яузная улица, являвшаяся в то время вотчиной гончаров и кожевенников. 24 июня, в разгар сильной бури сопровождаемой ветром, загорелась Арбатская улица с церкви Возрождения, горели Кремль, Китай-город и Большой посад[1].

Карамзин, История государства российского:

« Вся Москва представила зрелище огромного пылающего костра под тучами густого дыма. Деревянные здания исчезли, каменные распались, железо рдело как в горнице, медь текла. Рёв бури, треск огня, и вопль людей от времени до времени был, заглушаем взрывами пороха, хранившегося в Кремле и других частях города. Спасали единственно жизнь: богатство праведное и неправедное гибло. Царские палаты, казна, сокровища, иконы, древние хартии, клинки, даже мощи святых истлели. Митрополит молился в храме Успения, уже задыхаясь от дыма: силою выведи его от туда, и хотели спустить на верёвке с тайника к Москве-реке: он упал, расшибся и едва живой был отвезен в Новоспасский монастырь

К вечеру буря затихла, и в три часа ночи, угасло пламя; но развалины курились несколько дней, от Арбата и Неглинной до Яузы и до конца Великой улицы, Варварской, Покровской, Мясницкой, Дмитровской, Тверской…

Люди с опаленными волосами, черными лицами, бродили как тени среди ужасов обширного пепелища: искали детей, родителей, остатков имений; не находили и выли как дикие звери.[1]

»

После июньского пожара[1], по некоторым источникам ещё до пожара[3], Иван IV с вельможами удалился из Москвы в село Воробьево, первым делом приказав восстановить Кремль. Зажиточные москвичи также спешили строиться, о бедных не думали, чем не преминули воспользоваться неприятели царя, задумавшие заговор, вошедший в историю как Московское восстание (1547), движущей силой которого стал обездоленный народ. Однако после ряда погромов в Москве волнения затухли, позже зачинщики были казнены[1][3].

См. также[ | код]

Примечания[ | код]

  1. 1 2 3 4 5 6 Н.М. Карамзин. История Государства Российского. — Москва: ЭКСМО, 2003. — С. 622-623. — ISBN 5-04-007941-9.
  2. Главный редактор А.Л. Нарочницкий. Энциклопедия МОСКВА. — Москва: Советская Энциклопедия, 1980. — С. 509.
  3. 1 2 3 Н.И. Костомаров. Русская История в жизнеописаниях её главных деятелей. — Москва: ЭКСМО, 2006. — С. 202-203. — ISBN 5-699-14346-7.

Литература[ | код]

  • Макарий (Веретенников), архимандрит. Московский пожар 1547 года // Альфа и Омега. Ученые записки Общества для распространения Священного Писания в России. М.
  • Макарий (Веретенников), архимандрит. Митрополит Макарий и московский пожар 1547 года // Нижегородская старина: Краевед.-ист. изд. Вып. 31–32. — Нижний Новгород: Изд-во Нижегородского Вознесенского Печерского мужского монастыря, 2012. — С. 150-154. — 160 с. (обл.)
  • Архимандрит Макарий. Повесть о московском пожаре 1547 года // Макариевские чтения: Преподобный Серафим Саровский и русское старчество XIX в. Материалы XIII Российской научной конференции, посвящённой памяти святителя Макария. Можайск, 2006. Вып. 13. С. 32.