Мельвиль, Жан-Пьер

Жан-Пьер Мельвиль
Jean-Pierre Melville
JP Melville.jpg
Имя при рождении Жан-Пьер Грюмбах
Дата рождения 20 октября 1917(1917-10-20)[1][2][…]
Место рождения
Дата смерти 2 августа 1973(1973-08-02)[1][3][4] (55 лет)
Место смерти
Гражданство
Профессия
Карьера 1945—1972
Награды
IMDb ID 0578483
Commons-logo.svg Жан-Пьер Мельвиль на Викискладе

Жан-Пьер Мельви́ль (фр. Jean-Pierre Melville, настоящая фамилия — Грюмбах, фр. Grumbach; 19171973) — французский кинорежиссёр и сценарист.


Биография и творчество[ | ]

Родился в семье эльзасских евреев. Участвовал во Второй мировой войне, в том числе в Южно-французской операции. Во время войны принял псевдоним Мельвиль как дань любимому писателю Герману Мелвиллу и затем сохранил его в качестве артистического[5]. Вернувшись с фронта, подал заявку на лицензию ассистента режиссёра; получив отказ, решил ставить фильмы своими средствами.

В 1946 году снял «Двадцать четыре часа из жизни клоуна» (Vingt-quatre heures de la vie d’un clown), свою единственную документальную и единственную короткометражную ленту, которая представляет собой рассказ о сутках из жизни клоуна Беби, выступающего в цирке «Медрано» на Монмартре.

Независимое положение Мельвиля и его «репортажный» стиль (он одним из первых французских режиссёров постоянно применял натурные съёмки) оказали решающее влияние на французскую «новую волну». Когда Годар столкнулся с трудностями при монтаже фильма «На последнем дыхании» (1959), именно Мельвиль, участвовавший в фильме как актёр, предложил просто смонтировать лучшие части дублей, положив тем самым начало знаменитой новаторской технике «рваного монтажа». Франсуа Трюффо признался Мельвилю, что смотрел «Ужасные дети» двадцать пять раз, пригласил актёра Ги Декомбля на роль учителя в «Четыреста ударов» (1959) после того, как увидел его в образе комиссара Ледрю в фильме «Боб — прожигатель жизни», и обратился за советом именно к Мельвилю, столкнувшись с проблемами в ходе написания сценария к фильму «451° по Фаренгейту» (1966). Вскоре после широкой премьеры картины «Молчание моря» Мельвилю позвонил Жак Беккер и сказал, что посмотрел его фильм в компании с Жаном Ренуаром, считает фильм великолепным и добавил: «Что ж, после просмотра Жан сказал кое-что не очень любезное по отношению ко мне, — ответил Беккер. — Он сказал, что „Молчание моря“ — это лучший фильм, который он видел за последние пятнадцать лет». О его фильмах писали такие известные критики и режиссёры, как Андре Базен, Жак Риветт, Жиль Жакоб, Бертран Тавернье.

Сам себя Мельвиль характеризовал как «крайнего индивидуалиста» и «анархиста правого крыла». Чтобы сохранить независимость от диктата продюсеров, предпочитал работать на собственной студии. Он ненавидел праздники, так как они тормозили рабочий процесс, а его квартира была расположена над его собственной киностудией. Умер от сердечного приступа во время обеда в ресторане с другом — кинорежиссёром Филиппом Лабро, который в том же 1973 году написал послесловие к книге «Кинематограф по Мельвилю».

Возрождение интереса к творчеству Мельвиля пришлось на 1990-е годы, когда его стали называть в числе своих кумиров такие актуальные режиссёры, как Квентин Тарантино и Джон Ву[6]. Так, на упрёки в том, что он не ходил в киношколу, Тарантино гордо отвечает, что он ходил в кино, и приводит в качестве доказательства своей позиции творческий путь Мельвиля. «Не нужно учиться в киношколе, не нужно ничего знать о линзах или объективах — к чёрту всю эту чушь, — говорит он в одном телевизионном интервью. — Когда смотришь „Боб — прожигатель жизни“, „Самурай“ или „Второе дыхание“, то понимаешь, что если ты просто очень любишь кино, — по-настоящему любишь, всем сердцем и достаточно страстно, — то тебе никуда не деться от того, чтобы снять хороший фильм». Аудиокомментарий Джона Ву на DVD-издании «Киллера» начинается со слов: «Этот фильм посвящается двум великим мастерам — Мартину Скорсезе и Жан-Пьеру Мельвилю».

В 1994-м году во Флоренции состоялась ретроспектива его фильмов.

Режиссёрский почерк и восприятие критики[ | ]

Мельвиль завоевал известность трагическими, минималистскими фильмами на криминальную тематику («Самурай», «Красный круг»), в которых главные роли исполняли наиболее харизматичные актёры Франции — Ален Делон, Ив Монтан, Жан-Поль Бельмондо, Лино Вентура, Серж Реджани. Их герои в полной мере проявляют себя только в условиях ежеминутной близости смерти, которые предоставляет криминальное или партизанское подполье.

Режиссёрский стиль Мельвиля, сложившийся под влиянием кинематографа США, фетишизирует типичные аксессуары гангстерских фильмов — оружие, костюмы и особенно шляпы. В поведении гангстеров режиссёра занимают не столько содержание и цель, сколько его внешняя сторона — процедура, ритуал[7]. Его собственные поиски проходят в области классических жанровых форм, он цитирует голливудское кино и предпочитает условность павильонов натурной съёмке, что приводило к недопониманию некоторых представителей новой волны.

Символично, что первым фильмом, разделившим режиссёра с новой волной стал его первый крупный гангстерский фильм: в декабре 1962 года Трюффо предупредил Мельвиля, что в «Стукаче» тот идёт «по ложному пути грубости и брутальности», а критик «Кайе дю синема» Серж Даней написал о «Самурае», что с таким же успехом Мельвиль мог бы снимать рекламные ролики дождевых плащей[8]. Отвечая на упрёки в коммерциализации и неверности идеалам нового кино, Мельвиль вступал с нововолновцами в дискуссии на страницах печатных изданий. После же переоценки его вклада в кинематограф в ноябре 1996 года журнал «Cahiers du cinema», посвятил Мельвилю целый номер. Эмманюэль Бюрдо на страницах «Кайе дю синема» сравнивает его с Тати, Годаром и Антониони, как одного из первых портретистов новой европейской «пост-индустриальной» реальности конца шестидесятых-начала семидесятых годов[9].

Гангстерские картины Мельвиля не копируют голливудское кино, но создают авторские вариации на заданные темы: режиссёр американизирует имена и внешний облик персонажей, предметы интерьера и марки автомобилей, которыми пользуются его бандиты, и в этом калейдоскопическом преломлении французского через призму американского (и наоборот) отчасти заключается метафизический подтекст гангстерских сюжетов, то удивление перед ускользающим от окончательной интерпретации экранным миром, которое всегда носит сугубо кинематографический характер.

Этого же магического воздействия неоднозначности художественного образа Мельвиль пытается добиться, снимая во Франции «вестерны, действие которых происходит в Париже вместо Дикого Запада, в наши дни вместо Гражданской войны и с автомобилями вместо лошадей». Он говорил, что старается соответствовать строгим, во многом незыблемым жанровым канонам, согласно которым, если в начале вестерна герой выходит из тюрьмы, то публика не просто знает, что к концу титров этот персонаж толкнёт ногой дверь в салун, — она ждёт этой сцены.

Всегда требовательный к своим подчинённым, он терпеть не мог опозданий на площадку и не допускал романтических отношений между членами съёмочной группы; его коллектив находился в полной готовности к съёмкам в любое время суток: «У тебя не могло быть никакой личной жизни, ты был обязан работать по ночам и по выходным!» — вспоминала об особенностях сотрудничества с Мельвилем монтажёр «Армия теней» Франсуаз Бонно. Мельвиль фанатично относился к каждой детали в кадре, часто подходил к актёрам, чтобы по воротник рубашки или угол наклона шляпы, и считал непрофессионалом Джан Мария Волонте, который не придавал значения подобным мелочам. Его тяжёлый, экстремально деспотичный характер вкупе с декларируемым лозунгом «ничто не имеет значения, кроме кино» постоянно приводил к конфликтам — с актёрами, продюсерами, писателями, по произведениям которых он ставил фильмы.

Художественную вселенную Мельвиля называют вакуумной[10], для неё свойственна разрежённость событий и персонажей, эластичность субъективно переживаемого времени[11]: «ноющее затишье прострочено резкими взрывами действия» (Дэйв Кер)[12]. Последние фильмы Мельвиля «столь же продуманны, бесстрастны и абстрактны, как игра в шахматы»[11].

Интересные факты[ | ]

  • В 1943 году, будучи солдатом, он потратил недельную увольнительную в Лондоне на то, чтобы посмотреть двадцать семь фильмов.
  • Как написал журнал «Экспресс» через несколько дней после премьеры фильма «Армии теней», «каждый раз, когда у Жан-Пьера Мельвиля выходит новый фильм, все режиссёры, включая тех, кто ненавидит Мельвиля, бегут в кинотеатры посмотреть, „как это сделано“»[13].
  • Картины Мельвиля никогда не закупались для советского проката.

Известные высказывания[ | ]

  • Вы зовёте людей на свой фильм не для того, чтобы учить их чему-либо, а чтобы удивлять их, доставлять им то мюзик-холльное удовольствие, которым и является кино.
  • Надо, чтобы через пятьдесят лет, когда все мои фильмы покажут за три дня на семинаре в каком-нибудь Марли, зрители поняли, что в первом и последнем из этих фильмов, несомненно, есть что-то общее на уровне языка или на уровне темы и что сквозь все эти выдуманные истории проглядывает один и тот же автор, всё тот же славный малый, всё с тем же набором красок на палитре[14].

Фильмография[ | ]

Режиссёр[ | ]

Актёр[ | ]

Примечания[ | ]

  1. 1 2 идентификатор BNF: платформа открытых данных — 2011.
  2. база данных Léonoreministère de la Culture.
  3. 1 2 Encyclopædia Britannica
  4. SNAC — 2010.
  5. Eric Breitbart. Call Me Melville // New England Review. — 2006. — С. 180.
  6. Poet of the underworld | The Guardian
  7. In Occupied France, Heroic Silence Amid the Fog of War — New York Times
  8. Serge Daney, «Cahiers du cinema», no. 222, July 1970. Цит. по: Ginette Vincendeau. Jean-Pierre Melville: An American in Paris. // British Film Institute Publishing. — 2003. — С. p. 177..
  9. Трофименков М.. Журнал «Сеанс» Человек в стетсоне (англ.), Журнал «Сеанс». Проверено 28 марта 2017.
  10. Лучшие фильмы на свете : «Армия теней» Жана-Пьера Мельвилля — Фильмы и фестивали — Журнал — Афиша Архивировано 27 августа 2011 года.
  11. 1 2 Army of Shadows: Out of the Shadows — From the Current — The Criterion Collection
  12. Army of Shadows | Chicago Reader
  13. L'Express, 15 September, 1969. .
  14. Ногейра Р. Разговоры с Мельвиллем. — М: «Роузбад Интерэктив», 2014. — С. 13.

Литература[ | ]

  • Брагинский А. В. Ален Делон. — ЭКСМО, 2003. — ISBN 5-699-02279-1.
  • Брагинский А. В. Жан-Поль Бельмондо. Издательство: Феникс, 1998. ISBN 5-222-00271-3
  • Дарахвелидзе Г. Жан-Пьер Мельвиль. Короткие встречи в красном круге. — Винница. Глобус-Пресс. 2006.
  • Жанкола. Ж.-П. Кино Франции, Пятая Республика: 1958 −1978. — М.: Радуга, 1984.
  • Жозе Джованни. Отлучённый. Второе дыхание. О! / Пер. с фр. В. Е. Климанова, М. В. Мальковой. — М.: Терра-Книжный клуб, 2000. — ISBN 5-275-00095-2
  • Ногейра Р. Разговоры с Мельвиллем. Перевод с французского Сергея Козина. — М.: «Роузбад Интерэктив», 2014. — 256 с. — ISBN 978-5-905712-06-7.
  • Call Me Melville, Eric Breitbart, New England Review 27:3 174—183, 2006.
  • Le cinéma selon Melville : entretiens avec Rui Nogueira, Seghers, 1974 (Prix Armand Tallier 1974) ; Paris : Ed. de l’Etoile/ Cahiers du cinéma, 1996. Petite bibliothèque des Cahiers, postface par Philippe Labro.
  • Jean-Pierre Melville : de l'œuvre à l’homme (nouvelle édition revue et augmentée), Denitza Bantcheva, Éditions du Revif, 2007.
  • Requiem pour un homme seul. Le Samouraï de Jean-Pierre Melville, Xavier Canonne, Morlanwelz, Éd. Les Marées de la nuit, 2010.

Ссылки[ | ]