Ислам в Китае

Доля мусульман в провинциях Китая.

«Ислам проник в Китай в начале эпохи Тан (618—907 годы)» «с северо-запада, через Синьцзян, и морским путём с юго-востока. Мусульманами в Китае были тогда в основном арабы и персы. В эпоху Тан китайцы поддерживали связи как с центральноазиатскими, так и с арабскими царствами».[1]

«В 742 году в столице Китая городе Чанъань (Сиань) была построена» Большая Сианьская мечеть. В XIII—XIV веках в Китае правила монгольская династия Юань. «Некоторые монгольские ханы, ставшие правителями Китая, исповедовали ислам и привлекали своих учителей-мусульман к управлению Китаем».[1].

Численность и последователи[ | код]

«С этнической точки зрения ислам в Китае представлен сегодня десятью национальностями, численность которых составляет около 18 млн человек». К ним относятся "тюркские или тюрко-монгольские общины (уйгуры, казахи, татары, киргизы, узбеки, дунсян), " таджики в Синьцзяне, а также мусульмане «хуэй» (9 млн человек). Китайские мусульмане в основном сунниты ханафитского толка («только таджики являются шиитами-исмаилитами»)[1].

Согласно социологическому исследованию проведённому Национальным центром опросного исследования Школы философии Китайского народного университета в период с 2013 по 2015 году путём опроса 4382 верующих из 31 региона, ислам является самой распространенной религией среди китайской молодежи. По данным исследования, 22,4 % китайцев в возрасте до 30 лет являются мусульманами. В то время как католики составляют 22 %, а буддисты (54.6 %) и даосисты (53.8 %) преобладают среди людей старше 60 лет. Адъюнкт-профессор буддийских исследований и заместитель декана Школы философии Китайского народного университета Вей Дедонг в интервью Global Times отметил, что причина, по которой число мусульманской молодёжи среди китайцев выше, чем число буддистов и католиков заключается в том, что «многие последователи ислама относятся к этническим меньшинствам, а у них женщины часто имеют по несколько детей»[2][3][4].

Хуэй[ | код]

Начиная с династии Юань, все мусульмане Китая стали называться «хуэй». Это слово применялось к уйгурам, арабам, узбекам, татарам. В середине XX века словом «хуэй» официально стали называть только тех мусульман, кто ассимилировался в китайскую среду и говорит на китайском языке, а также их потомков от смешанных браков. Китайцы традиционно называют ислам хуэй-цзяо («учение хуэй»), иногда исылань (исламский) и мусылинь (мусульманский), мусульмане предпочитают термин цинъчжэнь-цзяо («чисто истинное учение»)[1].

Хуэйцы преимущество живут в Нинся-Хуэйском автономном районе, а также в компактных крупных и малых поселениях таких провинций, как Ганьсу, Хэбэй, Хэнань, Цинхай, Шаньдун, Юньнань. Хуэйцы «являются самым многочисленным национальным меньшинством Китая». Они говорят на китайском языке и используют китайскую письменность. В то же время хотя небольшая их часть владеет арабским и персидский языком.[1].

Современное положение[ | код]

В настоящее время мусульмане Китая испытывают трудности с отправлением культа, «который происходит под контролем властей и связан со многими ограничениями». Также в Китае существует проблема мусульманского образования. Начиная с XVI века для сохранения и развития «религиозного образования традиционного толка (ляоцзяо)» в Китае стали открываться примечетские школы (медресе). «Первое издание Корана на арабском языке вышло лишь в 1862 году», а первый перевод Корана на китайский язык вышел только в 1927 году. До этого в Китае коранические тексты распространялись в рукописном виде. «Неудивительно, что во второй половине XIX века произошла целая череда восстаний мусульман против императорской власти, но все они были жестоко подавлены»[1].

Хуэйцзу на молитве в мечети

В конце 1960-х годов началась волна религиозных репрессий, продолжавшаяся до реформ Дэн Сяопина в 1978 года. «В 1990-х годах наблюдается возрождение исламской общины: строятся и ремонтируются мечети, распространяется исламское знание, переводятся религиозные тексты»[1].

«В Китае около 40 тысяч мечетей». Каждая мечеть «теоретически имеет свою школу», а «в некоторых мечетях наряду со школами Корана есть и школы боевого искусства». Среди учеников школ в основном мальчики старше 18 лет, «так как по китайским законам для изучения религии нужно быть» не моложе 18 лет. В на северо-западе Китая в некоторых провинциальных школах допустимо, чтобы ученикам было 16 лет[1].

«Отличительной чертой китайского ислама являются женские мечети», которые управляются женщинами-имамами (ахунами). Особенно много их на Центральной равнине[1].

С 1983 по 1987 годы в стране были открыты восемь институтов «Корана (исылань цзинсюэюань), имеющих статус университетов». Они находятся «в городах Куньмин, Пекин, Ланьчжоу, Синин, Шэньян, Чжэнчжоу, Иньчуань и Урумчи». «После окончания института Корана», «выпускники могут становиться ахунами»[1].

В 1980 году был разрешен хадж и за 2010 год «его совершили 13 тыс. китайских мусульман»[5].

«Увеличение числа мусульманских школ», «деятельность некоторых религиозных движений» и другие факторы «побудили власти Китая усилить контроль над религиозными течениями», создав в 2001 году «Комитет по делам исламского образования». Комитет «считается специальной комиссией на национальном уровне и состоит из 16 членов», 10 из которых «из национальности хуэй». Он «отвечает также за публикацию переводов и учебников для преподавания ислама»[1].

После волнений в Синьцзяне «получившее широкое распространение религиозное образование было в 1996 году вновь запрещено». Позже оно восстанавливалось, но уже «под неусыпным контролем со стороны» властей. «В августе 2002 года в городах Южного Тянь-Шаня мечеть открывалась лишь во время часов молитвы, что делало невозможным любое обучение». Лишь мечеть Ид Ках в Кашгаре была открыта для осмотра туристами[1].

«В 2002 году имаму в Синьцзяне было разрешено преподавать только одному или двум студентам», «в то время как в других китайских провинциях число учащихся медресе» могло быть около сотни. «В Синьцзяне затруднено открытие мусульманских школ».[1].

Положение уйгуров[ | код]

В 2014 году власти Китая в связи с обеспечением безопасности, после произошедших в апреле и мае того же года террористических актов (за которым по данным «Синьхуа» стояло уйгурское незаконное вооружённое формирование «Исламское движение Восточного Туркестана»[6]) в административном центре Синьцзян-Уйгурского автономного района Урумчи и повлекших многочисленные жертвы ввели запрет для учащихся школ и студентов высших учебных заведений запрет на соблюдение поста месяца Рамадан.[7] По данным корреспондента индийской редакции интернет-издания International Business Times (англ.) Мугдха Вайяра июне 2015 года в уйгурском регионе Синьцзян на сайтах местных властей появились сообщения о запрете чиновникам-мусульманам соблюдать обязательный пост месяца Рамадан[8]. Международный союз мусульманских ученых (IUMS) осудил запрет поста, и выступил с призывом к Организации исламского сотрудничества защитить права мусульман и предупредил власти Китая что известие в исламском мире о преследовании уйгуров способно отрицательно сказаться на экономике страны[9][10]. Интернет-издание IslamNews со ссылкой на Анадолу отмечало, что обеспокоенность в связи с этим послу Китая выразило Министерство иностранных дел Турции[11]. В свою очередь представитель Министерства иностранных дел КНР Хуа Чунин опровергло заявление МИД Турции о том, что имеет место запрет китайским мусульманам из числа этнических уйгуров исповедовать ислам и поститься в Рамадан.[12]

В марте-апреле 2017 года после принятия Собранием народных представителей Синьцзян-Уйгурского автономного района поправок в антитеррористический закон был обнародован официально утверждённый список имён, носителям которым теперь запрещено выдавать свидетельство о рождении и регистрироваться в государственной системе социального обеспечения хукоу (англ.) (получение образовательных и медицинских услуг). Под запретом оказались такие имена, как Джихад, Имам, Ислам, Коран, Мекка, Саддам, Хадж и все имена происходящие от символа полумесяца со звездой. Также признаны недопустимыми имена мусульманских учёных, которые рассматриваются, как «поощрение террора и культов зла». Ранее власти Синьцзяна в целях противодействия воинствующему экстремизму запретили женщинам носить паранджу и мужчинам отращивать большие бороды (рассматривается как явный признак уйгурского сепаратиста[13]), а также проводить религиозные бракосочетания (никах) в отсутствии духовенства утвержденного официально и представителей Коммунистической партии Китая[14][15][16][17][18][19].

По оценке американских неправительственных организаций Chinese Human Rights Defenders (англ.) и Equal Rights Initiative (англ.) в период с 2012 по 2017 года в Синьцзяне было зафиксировано 306-процентное увеличение числа уголовных арестов, на которые приходился 21 процент от общего национального показателя, несмотря на то, что регион составлял всего 1,5 процента населения. По их мнению это увеличение было вызвано кампанией правительства под названием «Жёсткий удар». В 2017 году по их данным было произведено 227 882 уголовных ареста в Синьцзяне[20].

В мае 2018 года преподаватель методов социальных исследований Европейской школы культуры и теологии в Корнталь-Мюнхингене Андриан Зенц в статье[21] для Jamestown Foundation утверждал, что в лагерях перевоспитания (англ.) в Синьцзяне задержано от нескольких сотни тысяч до более чем одного миллиона мусульман[20][22][23][24]. Ассоциированный профессор истории Ново-Орлеанского университета Лойолы (англ.) и научный сотрудник Американского совета по изучению обществ (англ.) Риан Тум отметил, что

Верхний предел оценки Зенца население лагеря перевоспитания в Синьцзяне превышает максимальное число заключённых в нацистских концентрационных лагерях (714 211 в 1945 году, согласно книге Николауса Вахсмана (нем.) «История нацистских концлагерей»), в несколько превышает число японских граждан, интернированных Соединёнными Штатами во время Второй мировой войны, и составляет примерно половину охвата советской системы ГУЛАГа, в которой находилось около 2 миллионов человек. Остаётся неясным, какой из этих случаев в наибольшей степени будет напоминать массивная инфраструктура интернирования Синьцзяна[25].

.

Профессор политики Брюссельского свободного университета Тьерри Келлнер в беседе с Associated Press сравнивал ситуацию в Синьцзяне с антиутопией Джорджа Оруэлла[26].

Корреспондент Франс-Пресс Жоэлль Гарру в августе 2018 года утверждала, что все владельцы транспортных средств должны были установить устройства слежения GPS[26].

В свою очередь китайские власти опровергли обвинения, заявив, что в Синяцзяне ими проводится «специальная кампанию» направленная на борьбу с «экстремистскими и террористическими преступлениями», а не каким-то определёнными религиозными или этническими группами.[27].

Примечания[ | код]

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 Захарьин, 2010.
  2. Yuen Yeuk-laam Religious Chinese are younger: report Religious Chinese are younger: report // Global Times, 08.07.2015
  3. Carey Lodge Islam is the most popular religion for under-30s in China // Christian Today (англ.), 08.07.2015
  4. Ислам – самая распространенная религия среди молодежи Китая. IslamNews (9 июля 2015). Проверено 9 июля 2015.
  5. Осман Бен Осман Социокультурные предпосылки возникновения педагогического образования в Королевстве Саудовская Арвия // Знание. Понимание. Умение. № 4. 2011. С. 202
  6. Террористическая организация «Исламское движение Восточный Туркестан» стоит за организацией теракта на вокзале г. Урумчи // Синьхуа, 18.05.2014
  7. Власти КНР запрещают уйгурам соблюдать Рамадан // Newsru.com, 03.07.2014
  8. Китайским мусульманам запретили поститься в Рамадан. IslamNews (17 июня 2015). Проверено 28 июня 2015.
  9. Muslim Scholars Reject China’s Ramadan Ban // OnIslam.net, 28.06.2015
  10. Богословы призвали Китай к ответу за притеснение мусульман. IslamNews (28 июня 2015). Проверено 28 июня 2015.
  11. Посол Китая был вызван МИДом Турции, IslamNews (30 июня 2015). Проверено 30 июня 2015.
  12. Турция обвинила власти Китая в ограничении религиозной свободы для мусульман, Пекин обвинения отрицает // Newsru.com, 01.07.2015
  13. Жителям Синьцзяна запретили носить «экстремистские бороды» // ИА REGNUM, 30.03.2017
  14. China sets rules on beards, veils to combat extremism in Xinjiang // Reuters, 30.03.2017
  15. Мусульман в Китае ограничили в выборе имен для новорожденных // Интерфакс-Религия, 25.04.2017
  16. Детям запрещено давать такие имена как Мекка, Ислам, Саддам, Коран // ИА REGNUM.
  17. В Китае в рамках борьбы с экстремизмом уйгурам запретили называть детей популярными мусульманскими именами // Newsru.com, 25.04.2017
  18. Мальцев В. А. В рамках борьбы с терроризмом в Китае запретили длинные бороды и паранджу // Life.ru, 31.03.2017
  19. Власти Китая признали имена Ислам и Мекка «террористическими». IslamNews (25 апреля 2017). Проверено 25 апреля 2017.
  20. 1 2 Creery, Jennifer. NGOs note ‘staggering’ rise in arrests as China cracks down on minorities in Muslim region, Hong Kong Free Press (англ.) (25 July 2018).
  21. Zenz A. New Evidence for China’s Political Re-Education Campaign in Xinjiang // China Brief. — 15.05.2018. — Vol. 18. — № 10.
  22. Shih, Gerry. Chinese mass-indoctrination camps evoke Cultural Revolution, Associated Press (16 May 2018).
  23. Denyer, Simon. Former inmates of China’s Muslim ‘reeducation’ camps tell of brainwashing, torture, Washington Post (17 May 2018).
  24. Phillips, Tom. China 'holding at least 120,000 Uighurs in re-education camps', The Guardian (25 January 2018).
  25. Thum, Rian China’s Mass Internment Camps Have No Clear End in Sight. Foreign Policy (22 August 2018).
  26. 1 2 Joëlle Garrus. No place to hide: exiled Chinese Uighur Muslims feel state’s long reach (19 August 2018).
  27. Kuo, Lily. China denies violating minority rights amid detention claims, The Guardian (13 August 2018).

Литература[ | код]