Еврейский Рабский батальон

Еврейский Рабский батальон
Годы существования 1943
Страна Флаг Югославии (1945—1991) Народно-освободительная армия Югославии
Входит в Рабская бригада
Тип пехота
Включает в себя 3 роты и санитарный взвод
Численность около 240 человек
Участие в
Командиры
Известные командиры Давид-Дача Кабилё (сербохорв. David-Dača Kabiljo)

Еврейский Рабский батальон (сербохорв. Jevrejski rapski bataljon) — партизанское подразделение в составе Рабской бригады[К 1] НОАЮ, сформированное 9 сентября 1943 года из еврейских добровольцев, освободившихся из концентрационного лагеря (нем.) на острове Раб[К 2][1][3]. Расформирован 3 октября 1943 года. Личный состав распределён по подразделениям 7-й Банийской дивизии (серб.), а также частям и учреждениям, подчинённым Главному штабу народно-освободительной армии и партизанских отрядов (ГШ НОАиПО) Хорватии[4].


История[ | ]

Предшествующие события[ | ]

Концентрационный лагерь для интернированных словенцев действовал на острове Раб с 1942 года. В мае 1943 года по решению верховного командования итальянской армии здесь был создан ещё один концентрационный лагерь, в котором были интернированы около 3600 евреев из всех лагерей 2-й итальянской оккупационной зоны на территории Независимого государства Хорватия. Еврейский и словенский лагеря разделяла дорога, ведущая из города Раб в Лопар (серб.). Лагерь для евреев на Рабе делился на «Дубровникский лагерь» и «Лагерь Кралевица». В первом узники размещались в каменных зданиях, а во втором — в деревянных бараках. Лагеря находились под итальянской вооружённой охраной, были окружены сторожевыми вышками с прожекторами и колючей проволокой. Внутренняя организация жизни в лагере была возложена администрацией на его обитателей. Так как среди узников имелись члены КПЮ и СКОЮ (сербохорв.), они вскоре взяли под контроль деятельность лагерного самоуправления, превратив его фактически в народно-освободительные комитеты (НОК)[5][6]. Подпольные НОК действовали в Дубровникском и Кралевицком лагерях[7].

Партийно-комсомольский актив лагеря вёл активную работу по вовлечению евреев в народно-освободительное движение и установил связь с подпольными народно-освободительным комитетами за пределами острова и в лагере для словенских интернированных лиц. Формируя подпольную структуру, группа молодёжи Кралевицкого лагеря воспользовалась пожаром на территории и склонила итальянскую администрацию к разрешению создать «пожарную роту». Под её прикрытием из числа еврейской молодёжи была сформирована нелегальная военизированная единица численностью 50 человек. Командиром роты был избран Влатка Вайс (сербохорв. Vlatka Vajs). В роте проводилось скрытое обучение военному делу и идеологическая работа. Впоследствии вся рота присоединилась к народно-освободительной армии[8].

Формирование батальона[ | ]

8 сентября 1943 года обитателям лагеря стало известно о капитуляции Италии. Подпольным руководством был организован массовый митинг узников, воспринявших с энтузиазмом призыв разоружить охрану. Стража лагеря не оказала сопротивления и позволила восставшим овладеть оружием. Вслед за этим вооружённая молодёжь взяла лагерь под свою охрану[9].

Лагерные комитеты еврейского и словенского лагерей понимали, что необходимо действовать быстро и максимально использовать благоприятный момент, чтобы сформировать вооружённые подразделения, которые смогли бы успешно противостоять возможной попытке итальянского военного командования на Рабе подавить восстание силой. 9 сентября был создан еврейский батальон, основу которого составила молодёжная рота. В словенском лагере были образованы 4 батальона[10].

По решению парткома КПЮ лагерей острова Раб четыре словенских и еврейский батальон были объединены в Рабскую бригаду. Еврейский батальон в её составе получил пятый номер. Командиром бригады был избран Франц Поточник (сербохорв. Franc Potočnik), а политическим комиссаром Йоже Юранчич (сербохорв. Jože Jurančič). Еврейская молодёжь массово изъявила желание вступить в батальон. Среди добровольцев были и дети младше 15 лет. С учётом этого была создана военно-медицинская комиссия, которая после осмотра произвела отбор зарегистрировавшихся юношей и девушек. Бойцы еврейского и словенских батальонов были только частично вооружены оружием, отобранным у лагерной охраны. Чтобы решить эту проблему, повстанцы 11 сентября разоружили итальянский гарнизон острова и бригада обрела около 2000 винтовок, 15 ручных пулемётов и 6 пушек без затворов[11].

В состав еврейского батальона вошли около 240 человек[К 3]. Командиром был избран офицер запаса бывшей югославской армии Давид-Дача Кабилё (сербохорв. David-Dača Kabiljo). Его заместителем стал Мико Салом (сербохорв. Miko Salom), а политическим комиссаром Эвальд Эрлих (сербохорв. Evald Erlih). Батальон состоял из 3 рот, по 3 взвода в каждой. В состав батальона входил также медицинский взвод. Командиром 1-й роты был Йожи Кабилё (сербохорв. Joži Kabiljo), 2-й — Марцель-Марци Вайс (сербохорв. Marcel-Marci Vajs), 3-й роты — Мориц-Моцо Кампос (сербохорв. Moric-Moco Kampos). Санитарный взвод возглавила Элла Самаковия (сербохорв. Ela Samakovija). Батальон был вооружён винтовками и несколькими пулемётами[13].

Включение батальона в состав 7-й Банийской дивизии[ | ]

После формирования бригады, 10 сентября в ГШ НОАиПО Хорватии в Оточаце была отправлена делегация с целью получения дальнейших инструкций. Посланцев принял командующий Иван Гошняк[14]. Делегатам было дано указание исключить еврейский батальон из состава Рабской бригады и на его в распоряжение ГШ НОАиПО Хорватии. Словенским батальонам надлежало отся в Словению под командование местного главного штаба. Еврейскому батальону был доведён маршрут перехода на освобождённую партизанами территорию. По просьбе командования Рабской бригады, ГШ НОАиПО разрешил убыть в Словению 40 еврейским медсёстрам, вступившим в ряды словенских батальонов. В завершение, главный штаб распорядился на в его распоряжение врачей и фармацевтов, которые не вошли в состав еврейского батальона[15].

Сразу после возвращения делегации на остров Раб начались поспешные приготовления к переброске батальона на освобождённую территорию согласно директиве ГШ НОАиПО Хорватии. Для бойцов батальона люди собрали лучшую обувь и одежду. 17 сентября батальон оставил Рабскую бригаду и на корабле «Сень» был доставлен в Нови-Винодолски. Оттуда, совершив 58 километровый переход по маршруту через Сень и Вратник, прибыл 18 сентября в Брлог (хорв.). Здесь партизаны отдыхали до 23 сентября, после чего через Дабар и Премишле пришли 2 октября в село Липа, расположенное недалеко от Генералски-Стола, где размещался штаб 7-й Банийской дивизии. Всего за 16 дней батальон преодолел от Нови-Винодольского до Генералски-Стола около 170 км[16].

3 октября батальон был расформирован по приказу ГШ НОАиПО Хорватии, а его личный состав распределён по подразделениям 7-й Банийской дивизии. Это решение главный штаб принял по просьбе штаба батальона. Командование НОАиПО Хорватии и батальона учитывало отсутствие военной подготовки и опыта бойцов батальона и предполагало, что противник предпримет меры для его целевого уничтожения. Распределение новобранцев среди опытных бойцов дивизии давало возможность избежать лишних потерь и быстро овладеть необходимыми военными навыками. Перед расформированием еврейский батальон был построен последний раз. Бойцов короткими речами приветствовали командир дивизии Павле Якшич и политический комиссар Джюро Кладарин[17].

Последующие события[ | ]

После расформирования батальона 197 человек были направлены в подразделения 7-й Банийской дивизии. Ещё 47 переведены в другие части и учреждения ГШ Хорватии. В 7-й Банийской дивизии 162 человека пополнили ряды её бойцов. 20 человек получили распределение в санитарные подразделения, 15 — заняли должности в штабных и иных подразделениях. Из 197 человек, вступивших в 7-ю дивизию, до конца войны погибли 36 человек: 27 бойцов, 2 медсестры, 3 политических комиссара рот, 2 комиссара батальонов и 2 человека из приштабных подразделений и учреждений[4].

Адаптация бойцов еврейского батальона к новой обстановке в среде бывалых и закалённых бойцов 7-й Банийской дивизии не была лёгкой и быстрой. Старые бойцы смотрели на пришельцев с некоторым недоверием. К тому же, банийцы были в основной массе выходцами из села, а новички из города, поэтому традиционный антагонизм между деревней и городом проявился и здесь. Ряд новоприбывших испытывали трудности адаптации и необоснованно интерпретировали их, как проявление нетерпимости к евреям. Недопонимание исчезло, когда старые партизаны убедились, что бойцы бывшего еврейского батальона также как и они честно и безжалостно сражаются против общего врага. Доказательством этого является назначение выходцев из батальона на различные командные военные, политические и другие должности в дивизии. Так, 2 человека стали политкомиссарами батальонов, 8 — комиссарами рот, 4 человека были выдвинуты в командиры рот и ещё 12 — на различные офицерские должности (медицинские, квартирмейстерские, инженерные и т. д.)[18].

Послевоенные оценки[ | ]

По заключению писателя д-ра Яши Романо (сербохорв.), еврейский батальон по объективным причинам существовал как самостоятельное подразделение в течение короткого времени, однако исполнил значительную военную и политическую роль. Военная роль батальона выразилась в пополнении состава 7-й Банийской дивизии и ряда других частей ГШ НОАиПО Хорватии. Его люди вошли в подразделения НОАЮ с оружием, отнятым у итальянского гарнизона на острове Раб. Особое значение имел приход в ряды партизан большего числа медицинского персонала различного профессионального профиля, потребность в котором в НОАЮ была очень большой. Политическая роль батальона имела особое значение ещё во время его формирования и пребывания на острове Раб, так как создание батальона оказало влияние на активизацию других обитателей лагеря и их последующее включение в национально-освободительную борьбу. Для большого числа бывших заключённых концлагеря Еврейский батальон стал примером и указал путь в ряды Народно-освободительной армии Югославии[К 4][20].

См. также[ | ]

Примечания[ | ]

Комментарии[ | ]

  1. Рабская бригада была сформирована 12 сентября 1943 года из числа словенских интернированных лиц на острове Раб. 21 сентября реорганизована в 16-ю Словенскую (Рабскую) бригаду. В конце сентября вошла в состав 18-й дивизии НОАЮ (серб.). Расформирована 3 октября 1943 года[1].
  2. Кроме Еврейского Рабского батальона в НОАЮ действовало ещё одно подразделение, сформированное из евреев — еврейский взвод черногорского батальона 1-й Заморской бригады (словенск.)[2].
  3. Историк Яша Романо пишет, что на основании письменных свидетельств и устных заявлений установлены имена 244 бойцов батальона. Пофамильный список включает 197 мужчин и 47 женщин. По роду занятий люди батальона были представлены так: ремесленники — 56, врачи — 4, учащиеся — 50, инженеры — 4, служащие — 42, учителя — 3, студенты — 28, фармацевты — 3, домохозяйки — 17, юристы — 2, торговцы — 13, стоматологи — 2, продавцы — 13, аптекари — 1, техники — 6[12].
  4. Из 2839 человек, эвакуированных с острова Раб на освобождённую территорию, в ряды НОАЮ вступили во второй половине сентября — первой половине октября 1943 года 376 человек, в том числе 203 мужчины и 173 женщины. Из их числа были распределены в 7-ю Банийскую дивизию 109 человек, 267 человек пополнили 6-ю Ликскую и 8-ю Кордунскую дивизии, а также некоторые тыловые подразделения. В общей сложности из числа эвакуированных с Раба евреев в составе НОАЮ воевали 691 человек. Ещё 648 человек стали участниками народно-освободительного движения. В сумме это составило 42,4% эвакуированных. За вычетом детей до 15 лет, стариков и больных (всего 1000 человек), доля участников войны равна 62,2%. До конца войны погибли в армии 86 человек и в народно-освободительном движении 33 человека[19].

Источники[ | ]

  1. 1 2 Anić et al., 1982, с. 297.
  2. Romano, 1973, с. 37.
  3. Romano, 1973, с. 30—31.
  4. 1 2 Romano, 1973, с. 38.
  5. Romano, 1973, с. 15—16, 17, 19.
  6. Šarenac et al., 2013, с. 36.
  7. Romano, 1973, с. 23.
  8. Romano, 1973, с. 20—21, 23.
  9. Romano, 1973, с. 27—28.
  10. Romano, 1973, с. 28.
  11. Romano, 1973, с. 28—29.
  12. Romano, 1973, с. 31.
  13. Romano, 1973, с. 31—32.
  14. Romano, 1973, с. 33.
  15. Romano, 1973, с. 34.
  16. Romano, 1973, с. 36.
  17. Romano, 1973, с. 34, 36.
  18. Romano, 1973, с. 38—39.
  19. Romano, 1973, с. 45, 48—49.
  20. Romano, 1973, с. 39, 41.

Литература[ | ]