Бретёр

Бретёр, арх. брете́р (фр. bretteur от brette «шпага») — заядлый, «профессиональный» дуэлянт, готовый драться на дуэли по любому, даже самому ничтожному поводу; часто дуэль намеренно провоцировалась бретёром (в этом случае он, по дуэльному ексу, выбирал оружие).

В более широком значении — задира, забияка, скандалист. Производное существительное бретёрство используется для обозначения вызывающего поведения забияки и задиры, а также проявления лихости, граничащей с безумием.

Помимо разговорной речи, термин получил определённое распространение в русской литературе XIX века.


История бретёрства[ | ]

Бретёрство зародилось во Франции, предположительно, в XVII веке, в эпоху господства дуэлей на холодном оружии. Изначально бретёрство преследовало скорее материальные интересы — в порядке вещей было завладеть после дуэли оружием или, к примеру, сапогами жертвы.

Впоследствии, с формированием жёстких дуэльных ексов и переходом на огнестрельное оружие, бретёрство утратило материальную составляющую, превратившись в открытую демонстрацию лихости, отваги и воинского искусства бретёра.

Тактика поведения бретёра в большинстве случаев сводилась к провокации противника любыми способами на поединок и гарантированной победе в дуэли. При этом бретёры нередко проявляли немалое мастерство и изобретательность. В особенности это касалось непосредственно дуэли, в процессе которой бретёры зачастую демонстрировали неординарную отвагу и выдержку.

В России, где на протяжении почти двух веков царил настоящий культ поединков[источник не указан 2470 дней], но не было единого дуэльного екса, бретёры считались носителями дуэльных правил и норм поведения и, как следствие, часто выступали секундантами на дуэлях. При этом бретёры часто экспериментировали с дуэльными правилами, чем, отчасти, объясняются расхождения русских дуэльных традиций с европейскими (по мнению некоторых историков, бретёры «культивировали» особенно кровавую и жестокую дуэль[источник не указан 1602 дня]).

Бретёрами слыли такие известные личности, как А.И. Якубович, К.Ф. Рылеев, А.А. Бестужев, граф Ф.И. Толстой («Американец»), князь Ф. Гагарин[источник не указан 1602 дня].

В культуре[ | ]

Ю. М. Лотман в статье «Дуэль» приводит в качестве классического случая поведения бретёра дуэль Завадовского и Шереметева (1817):[1] 

«Когда они с крайних пределов барьера стали сходиться на ближайшие, Завадовский, который был отличный стрелок, шел тихо и совершенно спокойно. Хладнокровие ли Завадовского взбесило Шереметева или просто чувство злобы пересилило в нем рассудок, но только он, что называется, не выдержал и выстрелил в Завадовского, еще не дошедши до барьера. Пуля пролетела около Завадовского близко, потому что оторвала часть воротника у сюртука, у самой шеи. Тогда уже, и это очень понятно, разозлился Завадовский. «Ah!» — сказал он,— «il en voulait à ma vie! A la barrière» (с фр. — «Ого! Хотят моей жизни! К барьеру!»).
Делать было нечего. Шереметев подошел. Завадовский выстрелил. Удар был смертельный,— он ранил Шереметева в живот!
»

Тема бретёрства отражена в российском фильме «Дуэлянт» 2016 года.

Примечания[ | ]

  1. Дуэль // Лотман Ю. М. Беседы о русской культуре. Быт и традиции русского дворянства (XVIII-начало XIX века). СПб.: Искусство-СПб., 1994. 558 с.

Литература[ | ]