Бато Микишкеевич Дамчеев

Бато Микишкеевич Дамчеев
Дамчеев Бато.jpg
Дата рождения 24 ноября 1922(1922-11-24)
Место рождения улус Санага, Селенгинский аймак, Монголо-Бурятская автономная область, РСФСР
Дата смерти 8 августа 1965(1965-08-08) (42 года)
Место смерти
Принадлежность  СССР
Род войск пехота
Годы службы 1942—1946
Звание Сержант сержант
Сражения/войны
Награды и премии
SU Order of Glory ribbon.svgSU Order of Glory ribbon.svgSU Order of Glory ribbon.svgМедаль «За отвагу» (СССР)
Медаль «За отвагу» (СССР)Медаль «За боевые заслуги»SU Medal For the Defence of Stalingrad ribbon.svgМедаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.»
SU Medal For the Capture of Berlin ribbon.svg

Бато́ Микишке́евич Дамче́ев (1922—1965) — советский военнослужащий. В Рабоче-крестьянской Красной армии и Советской Армии служил с марта 1942 по декабрь 1946 года. Участник Великой Отечественной войны. Полный кавалер ордена Славы. Воинское звание — гвардии сержант.


Биография[ | ]

До призыва на военную службу[ | ]

Село Санага

Бато Микишкеевич Дамчеев родился 24 ноября 1922 года[1][2] в местности Хойто Эреэн улуса Санага[1][3] Селенгинского аймака Монголо-Бурятской автономной области РСФСР (ныне село Закаменского района Республики Бурятия России) в семье полуоседлого крестьянина-скотовода. Бурят из племени хонгодоров[4]. В 1934 году окончил начальную школу в местности Сагаан-Бильчир родного улуса, затем учился в Санагинской средней школе, завершив в 1940 году девятилетнее[5] (по другим данным — восьмилетнее[1][3]) образование. До призыва на военную службу работал в колхозе имени Сталина[5].

В боях на Дону[ | ]

В ряды Рабоче-крестьянской Красной армии Б. М. Дамчеев был призван Закаменским районным военкоматом Бурят-Монгольской АССР 7 марта 1942 года[6][7]. Прошёл военную подготовку в учебном батальоне[8], освоил воинские специальности сапёра[5], снайпера и войскового разведчика[8]. В мае 1942 года был зачислен рядовым бойцом в 493-й стрелковый полк[8] сформированной в Читинской области 321-й стрелковой дивизии, в составе которого в середине июля убыл на Сталинградский фронт. Ещё до вхождения дивизии в действующую армию его перевели в сформированную в конце июля 174-ю отдельную разведывательную роту[9]. 27 июля части дивизии форсировали Дон в районе хутора Белужино-Колдаиров и заняли ряд тактически выгодных прибрежных высот. Здесь на правом берегу Дона 1 августа 1942 года красноармеец Б. М. Дамчеев принял свой первый бой с врагом.

Немецкий пулемётчик на огневой позиции на правом берегу Дона в районе станицы Клетской

В августе 1942 года дивизия генерал-майора И. А. Макаренко вела ожесточённые бои в большой излучине Дона восточнее Клетской. В начале сентября она приняла полосу обороны 63-й стрелковой дивизии в районе хуторов Мелоклетского и Меломеловского[10], имея задачу выбить немцев с прилегающих высот. Противник сумел создать в этом районе мощную систему обороны, организованную по принципу находящихся в огневом взаимодействии отдельных опорных пунктов, насыщенную ДЗОТами, пулемётными точками и хорошо оборудованную в инженерном отношении. Штурм немецких позиций «в лоб» неминуемо привёл бы к большим потерям, поэтому необходимо было найти наиболее уязвимое место в оборонительных порядках немцев. 27 сентября на одну из меловых возвышенностей командование дивизии направило группу разведчиков 174-й отдельной разведроты, которым было приказано разведать огневую систему немцев и захватить контрольных пленных. Однако попытка разведчиков подобраться к немецким позициям не удалась. Противник скоро обнаружил группу и открыл по ней шквальный пулемётный огонь. В сложившейся непростой обстановке командир группы дал задание красноармейцу Дамчееву с несколькими бойцами уничтожить огневую точку. Вооружившись противотанковыми гранатами, Дамчеев с боевыми товарищами сумел обогнуть немецкие позиции с фланга и выйти в тыл немцам. Пока остальные разведчики блокировали вход в ДЗОТ, Бато подполз к амбразуре и просунул в неё гранату. Пулемёт был уничтожен, а два выскочивших из укрепления немецких солдата были захвачены в плен. В оборонительных порядках немцев образовалась брешь, и разведгруппа смогла подняться на высоту. Разведчики быстро блокировали и уничтожили ещё два ДЗОТа, после чего окопались на вершине. Противник попытался сразу же вернуть утраченные позиции и перешёл в контратаку, но гвардейцы смогли продержаться до подхода подкрепления, при этом Бато Микишкеевич в ходе боя лично истребил двух вражеских солдат[9][11]. За умелое уничтожение огневой точки неприятеля и проявленное в бою личное мужество красноармеец Б. М. Дамчеев был награждён медалью «За отвагу», но вручить заслуженную награду ему не успели в связи с его убытием в 23-ю отдельную гвардейскую мотострелковую разведывательную роту 27-й гвардейской стрелковой дивизии. Обстоятельства этого перевода не известны, но произошло это не позднее декабря 1942 года.

Сталинградский котёл[ | ]

23 ноября ударные группировки Сталинградского и Юго-Западного фронтов соединились в районе хутора Советский[12], замкнув кольцо окружения вокруг 6-й армии вермахта. Наступавшие в рамках операции «Уран» в составе 65-й армии Донского фронта из района Клетской общим направлением на Вертячий и Песковатку 27-я гвардейская и 321-я стрелковые дивизии к началу декабря 1942 года вышли на рубеж реки Россошка, образовав на своих участках внутренний фронт окружения сталинградской группировки противника. Где-то в это время красноармеец Б. М. Дамчеев и оказался в гвардейской дивизии генерал-майора В. С. Глебова. Возможно, это связано с обстоятельствами боёв за высоту 124,5 у хутора Бабуркина[13]. Высота являлась важным звеном в оборонительных порядках противника. Немцы оборудовали на ней несколько пулемётных точек, с которых простреливали всю прилегающую местность, а подойти к ней незаметно не представлялось возможным. Поэтому в этот район из различных подразделений были направлены бойцы, имевшие снайперскую подготовку. Среди них оказался и Б. М. Дамчеев. Именно здесь Бато Микишкеевич открыл свой снайперский счёт. Только за первый день боёв он уничтожил 17 немецких пулемётчиков и одного снайпера[14]. В ходе непосредственного штурма высоты в ночь со 2 на 3 января 1943 года он первым ворвался в окопы врага и огнём из автомата уничтожил пять военнослужащих вермахта, а также вместе с другими бойцами захватил в плен двух вражеских солдат[7]. Захват высоты 124,5 дал возможность частям 27-й гвардейской дивизии развить успешное наступление в рамках операции «Кольцо». Во время освобождения Городищенского района Сталинградской области гвардии красноармеец Дамчеев неоднократно ходил в разведку и добывал ценные сведения о противнике[7]. За отличие в боях на подступах к Сталинграду он вновь был награждён медалью «За отвагу».

Освобождение Украины и Белоруссии[ | ]

Советские автоматчики ведут бой на Северском Донце

Весной 1943 года 27-я гвардейская стрелковая дивизия вошла в состав 62-й (с 14 апреля — 8-й гвардейской) армии Юго-Западного фронта и летом принимала участие в Изюм-Барвенковской наступательной операции. 17 июля гвардейцы генерал-майора В. С. Глебова форсировали Северский Донец, и разгромив противостоявшие им части 23-й танковой и 257-й пехотной дивизий, продвинулись вперёд на 80 километров и освободили 14 населённых пунктов[15]. В боях на левом берегу Северского Донца принимал активное участие и Б. М. Дамчеев, к лету получивший звание гвардии ефрейтора. В августе 1943 года войска Юго-Западного и Южного фронтов начали Донбасскую операцию. В ходе наступления на барвенковском направлении 22 августа штаб дивизии потерял связь с 76-м гвардейским стрелковым полком и наступающими левее частями 39-й гвардейской стрелковой дивизии. Группе разведчиков 23-й отдельной гвардейской разведроты в составе гвардии младшего лейтенанта И. В. Франчука, гвардии сержанта Ф. Е. Храпова и гвардии ефрейтора Б. М. Дамчеева было приказано установить местонахождение полка гвардии подполковника П. Д. Курносых и связать его с соседом слева. Несмотря на ураганный артиллерийский огонь и бомбёжку с воздуха разведчики выполнили поставленную боевую задачу, в результате чего была устранена опасность проникновения противника в образовавшийся большой разрыв в боевых порядках дивизии[16]. В тот же день бою у села Долгенькое[6] Бато Микишкеевич был тяжело ранен и более чем на два месяца выбыл из строя. После излечения и возвращения в свою часть он сражался на правом берегу Днепра севернее Никополя, участвовал в ликвидации никопольского плацдарма немцев, форсировал Ингулец, Ингул и Южный Буг, освобождал Николаевскую и Одесскую области, в том числе город Одессу[2]. В боях на Правобережной Украине гвардии ефрейтор Б. М. Дамчеев неоднократно выполнял ответственные задания командования как на переднем крае врага, так и в его тылах, участвовал в тактических разведках и операциях по захвату контрольных пленных. К лету 1944 года ему было присвоено звание гвардии младшего сержанта.

После освобождения Одессы 8-я гвардейская армия вышла к Днестровскому лиману, где завершила свой победный путь по Украине. В июне она была выведена в резерв Ставки Верховного Главнокомандования, а затем переброшена на 1-й Белорусский фронт, где принимала участие в Люблин-Брестской операции стратегического плана «Багратион». В преддверии наступления частей Красной армии на брестском направлении разведчики 23-й отдельной гвардейской разведроты, в том числе и гвардии младший сержант Бато Дамчеев, проделали большую работу по разведке сильно укреплённой линии обороны немцев к западу от Ковеля, оборудованной тремя линиями траншей полного профиля, насыщенную ДЗОТами и усиленную минными полями и проволочными заграждениями. 18 июля 1944 года 27-я гвардейская стрелковая дивизия стремительным ударом прорвала оборонительные построения немцев, и пройдя с боями около 200 километров, к 1 августа вышла к Висле. При форсировании реки в районе населённого пункта Магнушев гвардии младший сержант Б. М. Дамчеев был ранен и вновь оказался на больничной койке[6].

От Вислы до Одера[ | ]

Разведгруппа вернулась с боевого задания

Бато Микишкеевич вернулся в строй осенью 1944 года. Его 27-я гвардейская стрелковая дивизия в это время занимала позиции в северной части Магнушевского плацдарма. Противник подтягивал к плацдарму резервы и укреплял свою оборону. Командованию нужны были сведения о численности и составе противостоявших дивизии частей противника и о его планах. 6 октября группа разведчиков 23-й отдельной гвардейской роты в количестве 14 человек под командованием гвардии старшего лейтенанта Журавлёва получила задание выдвинуться к переднему краю немцев на участке между сёлами Пилица (Pilica) и Остроленка (Ostrołęka) и захватить «языка». Задача осложнялась тем, что позиции противоборствующих сторон разделяли река Пилица и нейтральная полоса шириной до трёх километров, которая интенсивно простреливалась. Тем не менее, в ночь на 7 октября 1944 года разведотряд благополучно форсировал водную преграду и проник в расположение немцев. Разведчики разделились на две группы: Бато Дамчеев с несколькими товарищами попал в группу захвата, которой предстояло взять контрольного пленного, остальные составили группу прикрытия и заняли позиции на путях отхода. Разведчики планировали произвести захват языка в немецких траншеях, но неожиданно со стороны ближайшего села появилась группа из трёх немецких солдат в сопровождении трёх польских женщин, которые шли в сторону боевого охранения. Местность была открытая, и спрятаться разведчикам было негде. Гвардейцы вжались в землю, но когда расстояние между ними и немцами сократилось до 20 метров, один из немецких солдат заметил разведчиков. Медлить было нельзя. Сделав в сторону врага два выстрела из автомата, гвардии младший сержант Дамчеев стремительно бросился на врага и, сбив с ног одного немецкого солдата, схватил его за шиворот потащил в сторону своих. Вся операция заняла несколько секунд. Когда в стане противника поднялась тревога, разведотряд был уже далеко[1][2][17]. Вместе с ним в расположение дивизии по собственному желанию пошла одна из польских женщин, которая позднее дала наиболее ценные сведения о противнике[17]. За доблесть и мужество, проявленные при захвате контрольного пленного, приказом от 25 октября 1944 года Б. М. Дамчеев был награждён орденом Славы 3-й степени[2].

Цитадель города-крепости Познань

К концу 1944 года 27-я гвардейская стрелковая дивизия была передислоцирована в южную часть Магнушевского плацдарма и перед началом Варшавско-Познанской операции сосредоточилась к северо-востоку от села Гловачув (Głowaczów). 14 января 1945 года гвардейцы мощным ударом прорвали первую линию сильно укреплённой обороны противника в районе населённого пункта Монёхи (Moniochy), а к исходу дня силами 74-го гвардейского стрелкового полка преодолели вторую оборонительную линию, овладев населённым пунктом Вежховины (Wierzchowiny). В течение 15 января дивизия прорвала оборонительные порядки немцев на всю глубину и в ночь на 16 января вышла к местечку Жджары (Stare Żdżary), после чего была выведена во второй эшелон. Вырвавшись на оперативный простор, части 8-й гвардейской армии развили стремительное наступление общим направлением на Познань. 19 января был освобождён город Лодзь, а 23 января частью сил армия завершила окружение познанской группировки противника. Начались ожесточённые бои за город-крепость, который немецкое командование рассчитывало удерживать не менее пяти месяцев. Один из непосредственных участников штурма города Г. П. Хлопин впоследствии вспоминал:

По окраинам Познани проходил пояс внешнего оборонительного обвода города с развитой системой траншей и ходов сообщения, деревоземляных огневых точек, с каменными зданиями и фабрично-заводскими сооружениями. На главном — восточном направлении, город был прикрыт минно-взрывными и проволочными заграждениями. Оборону города усиливал внутренний оборонительный обвод из 18 фортов и 54 дотов, прикрывающих подступы к мостам через Варту, к центру города — крепости «Цитадель» и идущие через город шоссейные и железные дороги

Г. П. Хлопин. От батальона до армии[18]
Один из фортов Познани

29 января один из батальонов 74-го гвардейского стрелкового полка вышел к железнодорожному мосту через Варту, однако его дальнейшее продвижение было остановлено ураганным пулемётным и автоматным огнём, который немцы вели из здания, превращённого в опорный пункт. Группа разведчиков из восьми человек, в которую был включён гвардии сержант Б. М. Дамчеев, под командованием гвардии лейтенанта А. И. Кирьянова получила задачу выбить противника с занимаемых позиций. Но и опытным разведчикам подобраться к дому никак не удавалось. Выручил Бато Дамчеев. Перемещаясь по-пластунски, он сумел скрытно подползти к огневой точке и забросал её гранатами. Как только пулемёт замолчал, Бато Микишкеевич ворвался в здание и уничтожил девять засевших в нём немецких солдат[1][2][6]. Стрелковый батальон смог продвинуться дальше, а гвардии сержант Дамчеев за свой подвиг приказом от 26 марта 1945 года был награждён орденом Славы 2-й степени[2].

Берлинская операция[ | ]

Берлинская улица. 1945 год

Бои за Познань шли около месяца. Лишь 23 февраля последние очаги сопротивления немцев в городе были подавлены. 27-я гвардейская стрелковая дивизия была переброшена под Кюстрин и в марте 1945 года принимала участие в боях за расширение и объединение плацдармов на западном берегу реки Одер. С этого объединённого плацдарма, получившего название Кюстринского, дивизии предстояло совершить последний бросок на Берлин. Берлинская операция для гвардии сержанта Б. М. Дамчеева началась 14 апреля 1945 года. В составе группы бойцов под командованием гвардии лейтенанта Кирьянова он участвовал в разведке боем в районе населённого пункта Альт-Тухебанд. Основные силы дивизии в составе 29-го гвардейского стрелкового корпуса вступили в бой 16 апреля, и преодолевая яростное сопротивление немцев, к исходу дня вышли к подножию Зееловских высот в районе фольварка Людвигслуст в паре километров к юго-востоку от Зеелова. Утром 17 апреля гвардейцы штурмом взяли опорный пункт немцев Фридерсдорф (Friedersdorf), но противник бросил в бой танковую дивизию «Курмарк» и сумел потеснить части корпуса. Группа разведчиков 23-й отдельной гвардейской разведроты, в составе которой был и Бато Микишкеевич, заняла оборону на одной из возвышенностей к западу от Фридерсдорфа и в течение нескольких часов отражала контратаки крупных сил немецкой пехоты и четырёх самоходных артиллерийских установок. Стойкость подразделения позволила удержать важную в тактическом отношении высоту и остановить дальнейшее продвижение противника. Гвардии сержант Дамчеев в этом бою лично уничтожил восемь солдат и двух офицеров неприятеля[1][2][3].

19 апреля немецкая оборона в районе Зееловских высот рухнула, и дивизии 8-й гвардейской армии устремились к столице Германии. 23 апреля части 29-го стрелкового корпуса при поддержке соединений 1-й гвардейской танковой армии штурмом взяли пригород Берлина городок Кёпеник. После форсирования реки Шпрее 27-я гвардейская стрелковая дивизия завязала уличные бои непосредственно в Берлине, продвигаясь вдоль Ландвер-канала в направлении Тиргартена. 2 мая 1945 года во время боёв в Большом Тиргартене гвардии сержант Б. М. Дамчеев был тяжело ранен и контужен выстрелом из фаустпатрона[5]. День Победы Бато Микишкеевич встретил в госпитале в Берлине, а через год после окончания Великой Отечественной войны за отличие в Берлинской операции указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 мая 1946 года он был награждён орденом Славы 1-й степени[2]. Всего за годы войны на свой личный боевой счёт Бато Дамчеев записал 10 захваченных языков, три подбитых танка, около 90 уничтоженных солдат противника, несколько подавленных ДЗОТов и ДОТов[5].

После войны[ | ]

После излечения и возвращения в строй гвардии сержант Б. М. Дамчеев продолжил службу в составе 8-й гвардейской армии Группы советских войск в Германии. Демобилизовался Бато Микишкеевич 15 декабря 1946 года[3][5]. Вернувшись на родину, он некоторое время работал пропагандистом райкома ВКП(б) и заведующим Санагинской избой-читальней[5]. Затем занимал должность секретаря местного сельского совета[5][14]. Ранения и контузия, полученные на фронте, тяжело сказались на здоровье ветерана. Последние годы жизни Бато Микишкеевич серьёзно болел. Летом 1965 года его направили на санаторно-курортное лечение в Крым, но 8 августа он умер в одном из санаториев города Алупки в возрасте сорока двух лет[1][2]. Похоронен в Алупке на Новом кладбище[19].

Награды[ | ]

Память[ | ]

Именем Б. М. Дамчеева названа улица в селе Санага Республики Бурятия[20].

Документы[ | ]

Орден Славы 2-й степени (архивный реквизит 25488455).
Орден Славы 3-й степени (архивный реквизит 33704398).
Медаль «За отвагу». Приказ от 5 декабря 1942 года (архивный реквизит 16775862).
Медаль «За отвагу». Приказ от 3 марта 1943 года (архивный реквизит 19106866).
Медаль «За боевые заслуги» (архивный реквизит 16393618).

Примечания[ | ]

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 Кавалеры ордена Славы трёх степеней: Краткий биографический словарь, 2000.
  2. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Сайт «Герои страны».
  3. 1 2 3 4 Энциклопедия Министерства обороны Российской Федерации. Б. М. Дамчеев.
  4. Бабуев С. Из истории родного края // Угай зам : газета. — 2005. — № 12.
  5. 1 2 3 4 5 6 7 8 Биография Б. М. Дамчеева на краеведческом портале «Родное село».
  6. 1 2 3 4 5 ЦАМО, ф. 33, оп. 686196, д. 3278.
  7. 1 2 3 4 ЦАМО, ф. 33, оп. 686044, д. 1638.
  8. 1 2 3 Лобода, 1967, с. 83.
  9. 1 2 3 ЦАМО, ф. 33, оп. 682526, д. 1113.
  10. Хутор Меломеловский находился на левом берегу реки Дон между хуторами Мелоклетский и Логовский (49°20′31″N 43°13’06″E).
  11. Лобода, 1967, с. 83—84.
  12. Хутор Советский находился на левом берегу реки Карповки северо-восточнее аэродрома Мариновка (примерные координаты 48°39′43″N 43°44′26″E).
  13. Хутор Бабуркин находился на левом берегу реки Россошки (48°47′37,5″N 44°01′53,7″E).
  14. 1 2 Лобода, 1967, с. 84.
  15. ЦАМО, ф. 33, оп. 682525, д. 48.
  16. 1 2 ЦАМО, ф. 33, оп. 682526, д. 696.
  17. 1 2 3 4 ЦАМО, ф. 33, оп. 690155, д. 5443.
  18. Хлопин Г. П. Рожденная в боях 312-я Смоленская стрелковая дивизия // От батальона до армии. Боевой путь. — М: Академия исторических наук, 2008. — Т. 2. — С. 115. — 408 с. — ISBN 978-5-903076-10-9.
  19. Некрополь России. Герои Советского Союза и полные кавалеры ордена Славы, похороненные в Крыму.
  20. Закаменский район. Село Санага Архивная копия от 8 мая 2014 на Wayback Machine.

Литература[ | ]

Ссылки[ | ]