Анкудинов Кирилл Николаевич

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Анкудинов.
Кирилл Анкудинов
Дата рождения 30 марта 1970(1970-03-30) (51 год)
Место рождения
Гражданство (подданство)
Род деятельности литературный критик, литературовед, поэт, преподаватель, редактор
Язык произведений русский
Премии

Кири́лл Никола́евич Анкуди́нов (род. 30 марта 1970, Златоуст, Челябинская область, СССР) — российский литературовед и критик, педагог, поэт. Доцент кафедры литературы и журналистики Адыгейского государственного университета, кандидат филологических наук[1][2].


Биография[ | ]

По окончании майкопской гимназии № 22 поступил на филологический факультет Адыгейского государственного педагогического института (Майкоп). Служил в армии. В 1993 году окончил АГПИ и поступил в аспирантуру Московского педагогического университета на кафедру русской литературы XX века. В 1996 году защитил кандидатскую диссертацию по теме «Русская романтическая поэзия второй половины века: два поколения (Андрей Вознесенский, Юрий Кузнецов[3].

В настоящее время работает на кафедре литературы и журналистики в Адыгейском государственном университете. Ведёт дисциплины «Основы журналистики», «История отечественной журналистики», «Методика анализа художественного текста», «Литературное редактирование», является редактором вузовской газеты «Адыгейский университет», автором текста университетского гимна[4]. Пишет литературоведческие и литературно-критические статьи[1].

Я думаю, что если бы я работал в другое время, например в 70-е годы (при Брежневе), я ни за что не стал бы критиком. Я был бы поэтом. Тогда витало трепетное и чуткое социокультурное поле; один сильный поэтический образ мог повлиять на всех, потому что все улавливали его и понимали, что он означает. В 90-е годы я писал стихи, потом почуял, что уши у людей отугели. Явилось осознание: для того чтобы смыслы, которые мне дороги, хоть как-то дошли до публики, надо действовать грубее. Перестроечный поэт-скандалист Алексей Прийма однажды написал: «„Тихую поэзию“ — к стенке! Пусть она хоть там закричит». Пускай господа литераторы, задетые моей критикой, заверещат — и, может быть, после этого кто-то задумается над тем, что я хочу сказать и зачем говорю. Потому что если я буду выражать смыслы в смутных поэтических образах, этого не заметит никто.

Кирилл Анкудинов[5]

Как литературный критик публиковался в журналах «Октябрь», «Новый мир», «Знамя», «День и ночь», «Зинзивер», «Москва», в газете «Литературная Россия» и в «Независимой газете», в интернет-газетах «Взгляд» и «Частный Корреспондент»[6]. Печатался в изданиях Краснодара, Воронежа, Владивостока. Стихотворения[7] публиковал в многочисленных местных и центральных сборниках и альманахах, а также в альманахе «Встречи» (США)[2][8].

В рубрике «Любовь к трём апельсинам» башкирского республиканского журнала «Бельские просторы» регулярно обозревал журналы «Октябрь», «Новый мир», «Знамя»[9]. В 2013 году заявил в своём блоге о прекращении этой деятельности — мотивируя тем, что во-первых, данные журналы больше не поступают в библиотеку города Майкопа, во-вторых, качество их материалов настолько снизилось, что в любом случае рецензировать в них практически нечего.

Рассуждения о народе и нации[ | ]

Вспоминая незаконченную поэму Пушкина о кавказских горцах «Тазит», Анкудинов приходит к рассуждению: «Народ центробежен, а нация — центростремительна. Народ устроен как вентилятор, а нация — как… камнедробилка. Из камней разного размера и происхождения — одинаковые камушки для разноцветной национальной мозаики… Об устройстве того, что именуется словом „народ“, свидетельствуют фразеологизмы с этим словом: «выходят из народа» раз и навсегда, а «идти в народ» бесперспективно и бессмысленно. От «народа» постоянно отслаиваются-отщепляются отщепенцы… Разбогатевший крестьянин — уже не «народ»; он — «мироед» (пожиратель мира-общины). И забредший в деревню немец или цыган — не «народ», а «инородец». Сельский парнишка уехал в город, там выучился грамоте — и покинул народ. Причина везде одна: у богатея, у грамотея, у инородца, даже у отщепенца-индивидуалиста есть дополнительные ресурсы для выживания — деньги, знания, соплеменники, связи. А у народа таких ресурсов нет. Потому в народе все обязаны быть равными…[10]

Где народ, там и элиты. К гнёту старых элит (князьёв-графьёв-помещиков) по ходу времён прибавляется гнёт отщепляемых „щепок“ (богатеев-грамотеев-чужаков-индивидуалистов), и чем сильнее гнёт, тем жесточе „сцепка равенства“ внутри народа. Можно попытаться одолеть сей рок, оставив только народ, например, через уничтожение элит и частной собственности — это не поможет: элиты начнут лезть из стопроцентного народа (не на имущественной, а на какой-то иной базе). Социальные проблемы не решаются извне — лозунгами и экономическими манипуляциями. Они могут решиться лишь изнутри — перемены должны произойти в сознании людей, только после этого изменится всё общество… Нация вырастает, как жемчужина из песчинки, из собственной культуры. А если собственной культуры в запасе — столько же, сколько у Тазита? Тогда Тазит создаёт собственную национальную культуру из себя самого, из своих мечтаний и песен… Этнос — явление кровное, народ — явление кровно-социальное, а нация — явление семиотическое. Как язык. Где русский язык? Везде, где говорят на русском языке. Где русская нация? Везде, где русская культура»[10].

Отзывы[ | ]

Анкудинов адаптировал социальную традицию русской критики к требованиям интерактивной эпохи: он изучает жизнь не по литературе, а по тому, как её воспринимает читатель. Пиар у него обращается в актуальную форму народности. Подобно коллегам из глянца и газет (и в отличие от большинства толстожурнальных критиков), Анкудинов знает цену читательскому отклику, востребованности, но озабочен ими не из коммерческих — идейных соображений.

В своих статьях и обзорах Кирилл Анкудинов выступает с позиции наивного провинциального читателя, который очень хорошо усвоил школьную программу по литературе и теперь старательно поверяет ею всё то, что пишут в толстых журналах. И всё, в общем-то, тут было бы прекрасно, если бы не одно маленькое несоответствие — ведь Кирилл Анкудинов не наивный провинциальный читатель, а кандидат филологических наук, чьи познания, по идее, должны быть намного обширнее советской школьной программы. Является ли его позиция наивного читателя искренней или же это хорошо разыгранная роль? Очень надеюсь на второе, потому что в первом случае пришлось бы ставить нашему высшему филологическому образованию самую низкую отметку. Особенно большой удачей критика является смешение двух теоретических категорий, потому что для того, чтобы придать своим статьям ещё более наивный характер, Анкудинов постоянно описывает литературный классицизм как романтизм, то есть приписывает романтизму структурные признаки классицизма. Это, конечно, ход настоящего мастера.

Библиография[ | ]

Литературоведческие статьи

  • Опыт семантико-ассоциативного анализа стихотворения О. Мандельштама «На розвальнях, уложенных соломой» // Проблемы эволюции русской литературы XX века. — М., 1994.
  • Философское содержание термина «Романтизм XX века» // Проблемы эволюции русской литературы XX века. — М., 1995.
  • Утро наступит как всегда // Москва. — 1996. — № 2.
  • Философско-эстетические взгляды К. Бальмонта и акмеизм // К. Бальмонт, М. Цветаева и художественные искания XX века. — Иваново: Издательство ИГУ, 1996.
  • Юрий Кузнецов: очерк творчества: Монография (в соавторстве с В. Барановым). — М. — Вологда: Свеча, 1996.
  • Русская романтическая поэзия второй половины XX века: два поколения (Андрей Вознесенский, Юрий Кузнецов): Диссертация на соискание степени кандидата филологических наук. — М., 1996.
  • Современные русские поэты: Учебник-антология (в соавторстве с В. Агеносовым). — М.: Мегатрон, 1997; 2-е издание, 1998.
  • Опыт аналитического исследования стихотворений О. Мандельштама и Э. Багрицкого // Октябрь. — 1997. — № 12.
  • Тот, кто родился ушедшим (о поэзии Ю. Кузнецова) // Литературная учёба. — 1998. — № 1.
  • Внутри после. Особенности современного литературного процесса // Октябрь. — 1998. — № 4 (статья переведена на английский язык в сб.: Literature of the last Decade. — М. Е. Shappe, 2000).
  • Образ черкеса в творчестве А. С. Пушкина // Литературная Адыгея. — 1998. — № 4.
  • Онтологическая модель мироздания в творчестве Юрия Кузнецова // Филологический вестник. — Майкоп: Издательство АГУ. — 1999. — № 1.

Литературно-критические обзоры и рубрики

Интервью и беседы

Примечания[ | ]

  1. 1 2 Кирилл Анкудинов на сайте Livelib
  2. 1 2 Анкудинов К. Н. Манихейский вариант // Новый мир. — 2002. — № 5.
  3. Кирилл Анкудинов. lgz.ru, Авторы. Литературная газета. Дата обращения: 4 апреля 2021.
  4. 30 ноября в Актовом зале АГУ состоялась творческая встреча // Высокогорье: портал Адыгеи. 10. 11. 2012
  5. 1 2 Кирилл Анкудинов. Литература — это и Ленин со Сталиным, и Донцова с Устиновой (недоступная ссылка) // НГ-ExLibris. 28.08.2008
  6. Кирилл Анкудинов. Частный Корреспондент. Дата обращения: 26 ноября 2012. Архивировано 23 января 2013 года.
  7. Кирилл Анкудинов. Стихи.ру. Дата обращения: 26 ноября 2012.
  8. Безымянная звезда / Авторы: Кирилл Анкудинов
  9. «Бельские просторы» — текущий номер (недоступная ссылка). Дата обращения: 22 ноября 2012. Архивировано 27 июля 2013 года.
  10. 1 2 Анкудинов Кирилл. Народ центробежен, а нация – центростремительна. www.lgz.ru. Литературная газета (5 июня 2019). Дата обращения: 4 апреля 2021.
  11. Пустовая, Валерия Ефимовна. Огнепоклонник на льдине (Кирилл Анкудинов) // Октябрь. — 2011. — № 6.
  12. Анна Голубкова. Пишите критику! // Сolta.ru. 14 июня 2013.

Ссылки[ | ]