Ананьинская культура

Ананьинская культура
железный век
Бронзовая секира. Ананьинская культура. VII—V вв. до н. э. Экспозиция НМРТ
Бронзовая секира. Ананьинская культура. VII—V вв. до н. э. Экспозиция НМРТ
Локализация Поволжье
Датировка VIII—III вв. до н. э.
Носители Пермяне ?
Преемственность
Культура сетчатой керамики
Приказанская культура
Быргындинская культура
Черкаскульская культура
Маклашеевская культура
Пьяноборская культура
Гляденовская культура
Кара-Абызская культура
Ахмыловская культура

Ана́ньинская культу́ра — археологическая культура конца IX—III вв. до н. э., распространена на территории Среднего Поволжья (от реки Ветлуги до Ульяновска) и в бассейне реки Камы. На юго-восточной периферии памятники культуры располагаются по берегам нижнего течения реки Белой, от её устья до города Бирска (городища Новокабановское, Какрыкуль, Петер-Тау, Аначевское, Тра-Тау, Трикольское, Новобиктовское, поселение Бирское, могильник Таш-Елга). В Волго-Камье и более северных районах памятники культуры располагаются вплоть до Печорского Приполярья.

Название дано по первому открытому могильнику у села Ананьино близ Елабуги (Татарстан), раскопанному П. В. Алабиным и И. В. Шишкиным в 1858 году.

В Поволжье и Нижнем Прикамье следы ананьинской культуры теряются в VI в. до н. э., в остальных районах — в III—II вв. до н. э.

Известны неукреплённые поселения, городища и могильники. На поселениях и городищах найдены остатки наземных бревенчатых жилищ (площадь 10×5 м; 12х4 м). Кроме того, на поселении Конецгор обнаружены разделённые на секции длинные дома с расположенными по их продольной оси очагами.

Материальная культура Болгарского IX селища и синхронного могильника Протасы, находящихся близ деревни Болгары в окрестностях Перми, датируется III—II веками до н. э. и относится к переходному периоду от ананьинской к гляденовской культуре в Пермском Прикамье[1].


Экономика[ | ]

Население занималось преимущественно скотоводством, а также охотой, рыболовством и собирательством. Занятие земледелием до сих пор под вопросом, в этом направлении в данный момент ведутся исследования. Большое развитие получили чёрная и цветная металлургия, бронзолитейное и кузнечное дело, занимались и ткачеством, прядением, обработкой кости и кожи, изготовлением посуды. Характерна круглодонная керамика с ямочным и шнуровым орнаментом. На поселениях находят много изделий из кости, связанных главным образом с охотой (различных форм наконечники стрел, гарпуны, наконечники мотыг).

Для раннего периода Ананьинской культуры было характерно сосуществование бронзовых и железных орудий труда и оружия. Известны также кремнёвые наконечники стрел и скребки. На Ананьинскую культуру оказали большое влияние культуры Кавказа (колхидо-кобанская), скифская и восточные культуры кочевников степей Евразии. Особенно значительными были связи ананьинцев с носителями культур Кавказа (многочисленные импортные изделия). Установлено, что технологические приёмы обработки железа восходят именно к кавказским традициям.

Погребения[ | ]

Бронзовый кинжал. Комплекс погребения «С» Ананьинского могильника. V в. до н. э.

Погребальные памятники представлены бескурганными могильниками, иногда очень обширными (Старший Ахмыловский могильник содержал более 1100 погребений). На самых ранних из них (например, I Мордовский) в стороне от могил находились группы каменных стел с изображением оружия. В VI—V вв. до н. э. их сменили стелы на могилах, иногда с изображением мужчин с оружием или без него. Господствует обряд ингумации в могилах-ямах, над которыми возводились деревянные срубы-домики. Преобладали одиночные погребения, но известны парные и коллективные, представлены расчленённые (повторные) и частичные (захоронения черепов). Погребения в ряде случаев сопровождались мясной напутственной пищей (мужчины — кониной, женщины — говядиной) и различными предметами, включая глиняные сосуды. В мужских погребениях обычно находят оружие, орудия труда (копьё, кельт, меч, кинжал, наконечники стрел, клевец) и украшения. В женских могилах встречаются украшения (браслеты, гривны, наборы из бляшек и трубочек-пронизей, нашивавшихся на кожаный головной венчик).

Происхождение[ | ]

Вопрос о генезисе ананьинской культуры на сегодняшний день остаётся дискуссионным. В 1960-х гг. дискуссия велась, в основном, о соотношении местного, позднебронзового и пришлого, западносибирского компонентов. А. Х. Халиков предполагал «вырастание» ананьинской культуры из позднего этапа приказанской, с чем активно не соглашались О. Н. Бадер и В. П. Денисов. Точку зрения о решающей роли зауральских племён в формировании ананьинской культуры отстаивал В. Ф. Генинг.[2] Позже в качестве основы формирования вариантов ананьинской культуры стали также рассматриваться лебяжские и быргындинские древности.

Антропологический тип[ | ]

Среди ананьинцев были как ярко выраженные монголоиды: низкорослые и плосколицые[3], так и представители европейского типа. Находки ярко выраженных монголоидных черепов в Луговском, Ананьинском и Котловском могильниках следует связать с приходом на рубеже VII—VI веков до н. э. на территорию Среднего Поволжья нового населения из областей Северного и центрального Предуралья[4].

Язык[ | ]

Ананьинцы не оставили после себя никаких письменных памятников, об их языке ничего не известно. По предположению некоторых учёных, ананьинцы принадлежали к финно-угорской языковой группе. Есть гипотеза, отождествляющая их с тиссагетами либо с аргиппеями, о которых упоминает древнегреческий историк Геродот, помещавший их к северо-востоку от скифов и сарматов (последняя версия более вероятна, так как аргиппеям Геродот приписывает монголоидную внешность, а о внешности тиссагетов не пишет ничего — очевидно, именно потому, что они мало отличались от окружающих европеоидных племён). Предположительно, в северо-восточной части ананьинской общности формировались пермяне (предки коми и удмуртов), в западной — волжские финны (предки марийцев), однако, на данный момент нет никаких генетических исследований, которые могли бы подтвердить данную гипотезу.

Примечания[ | ]

  1. Васильева А. В., Коренюк С. Н., Перескоков М. Л. Болгарское IX селище — памятник финала ананьинской культуры в окрестностях г. Перми, 2015
  2. Учёные записки ПГУ, № 148. Пермь, 1967.
  3. Люди эпохи раннего металла Архивировано 17 февраля 2009 года.
  4. Ананьинская культура (недоступная ссылка). Дата обращения: 4 марта 2017. Архивировано 25 ноября 2020 года.

Литература[ | ]

  • Археология Южного Урала. Стерлитамак, 1993.
  • Ашихмина Л. И. Генезис ананьинской культуры в Среднем Прикамье / Сер. препр. «Науч. докл.» : АН СССР, Коми фил. (К VI Междунар. конгр. финно-угроведов) — Сыктывкар: Коми фил. АН СССР, 1985. — 26 с.
  • Голдина Р. Д. Древняя и средневековая история удмуртского народа. Ижевск, 1999.
  • Збруева А. В. История населения Прикамья в ананьинскую эпоху / МИА. № 30. М.: Изд-во АН СССР, 1952.
  • Иванов В. А. Вооружение и военное дело финно-угров Приуралья в эпоху раннего железа (I тыс. до н. э.-первая половина I тыс. н. э.). М. : Наука, 1984. — 88 с.
  • Кузьминых С. В. Металлургия Волго-Камья в раннем железном веке: Медь и бронза. — М.: Наука, 1983. — 257 с.
  • Марков В. Н. Ананьинская проблема (некоторые итоги и задачи её решения) // Памятники древней истории Волго-Камья. Казань, 1994.
  • Марков В. Н. Нижнее Прикамье в ананьинскую эпоху (Об этнукультурных компонентах ананьинской общности) / Археология евразийских степей. Вып.4. Казань: ИИ АН РТ, 2007. — 136 с.
  • Халиков А. Х. Волго-Камье в начале эпохи раннего железа. М., 1977.
  • Чижевский А. А. Погребальные памятники населения Волго-Камья в финале бронзового — раннем железном веках: Предананьинская и ананьинская культурно-исторические области / Археология евразийских степей. Вып. 5. Казань: РИЦ «Школа», 2008. — 172 с.