Азовка (персонаж)

девка Азовка
Вершина горы Азов
Вершина горы Азов
Создатель П. П. Бажов, на основе местного фольклора
Произведения «Дорогое имячко»
Пол женский
Прозвище Малахитница[1]
Род занятий гений места, страж кладов
Наскальное изображение Азовки, сделанное студентами местного художественного училища, регулярно обновляется[2]
Вид с горы Азов на город Полевской

Азовка-девка (Малахитница[1]) — персонаж уральского фольклора, дух места и страж кладов горы Азов. Известна по описанию её П. П. Бажовым в 1936 году. Гора расположена в 8 км от горнодобывающего посёлка Полевской, где находится Гумёшевский медный рудник, с духом которого — Хозяйкой медной горы, тоже описанной Бажовым, — Азовка иногда ассоциировалась.

Легенды о ней связаны с золотым прииском, бывшими одно время в низовьях горы[3].


Возникновение легенды[ | ]

Хотя окрестности горы Азов богаты минералами, сама она не является местом горной выработки, а с древности была культовым местом вогулов (манси), также известных как «стары люди» или чудь белоглазая. Даже после прихода сюда русских поселенцев и строительства Полевского завода в 1700-х годах вогулы не забывали свои святыни на горе, возможно продолжая совершать языческие обряды. Православные христиане относились с опаской к языческой скале и «странным людям».

Интересно, что после публикации сказов П. П. Бажова, впечатлённые ими местные школьники в 1940-м году обнаружили на горе археологический клад, и передали его, через приехавшего Бажова, Областному краеведческому музею. Клад датируется IVIII веками до н. э., и состоит из около 40 изделий: медных идолов, изготовленных в виде летящих хищных птиц с двумя парами крыльев, круглых бляшек, свернувшегося кольцом изображения волка. Предполагается, что в те времена такие птицы были атрибутом священного ритуала выплавки металлов, и по поверью древних металлургов, ассоциировались с огнём солнца и горна. Также в гроте горы были обнаружены 10 идолов.[4]

К отношению к горе как к странному языческому месту, впоследствии прибавилась легенда о злом призраке девки, стерегущей клад, и о живущих в пещерах горы разбойниках. Поговаривали, что эта девка — заколдованная татарская царевна, или наоборот, пленённая там татарами, и проклятая навек охранять клады, или слуга тёмной силы[5][6], или представительница «старых людей», которые спрятали в Азове — золото, а в Гумёшевском медном руднике («медной горе») — медь.[1]

В сказе П. П. Бажова «Дорогое имячко»[7], описывается, что «стары люди» не знали ценности золота, к тому времени когда Урал стали осваивать русские колонисты. Один из них, будучи серьёзно избит за утаивание где нашёл золото, пожелал предупредить «старых людей», и раненный еле добрался до горы. Там его выходила девушка по имени Азовка, и он подучив местный язык, рассказал старым людям о ценности золота, и обучил их пользоваться огнестрельным оружием. Он сказал им спрятать валяющиеся по всей округе золотые самородки и хризолиты в пещеру горы, чтобы не привлекать внимание кладоискателей. А также использовать горы Азов и Думная как сигнальные вышки, подавая сигналы огнём при обнаружении идущих кладоискателей, которых после этого дозорные убивали. Однако впоследствии слухи о золотом месторождении всё ровно дошли до царя, и в район пришли войска с пушками. Парень к этому времени так и не смог ходить без помощи Азовки, и не оправившись от ран, умирал в пещере с сокровищами. Он заповедовал ей, что после его смерти к ней придёт другой жених, и сможет войти назвав её тайное имя. И как умер, «в ту же минуту Азов-гора замкнулась».

«

А там, слышь-ко, пещера огромадная. И все хорошо облажено. Пол, напримерно, гладкий-прегладкий, из — самого лучшего мрамору, а посредине ключ, и вода, как слеза. А кругом золотые штабеля понаторканы как вот на площади дрова, и тут же, не мене угольной кучи, кразелитов насыпано.

И как-то устроено, что светло в пещере. И лежит в той пещере умерший человек, а рядом девица неописанной красоты сидит и не утыхаючи плачет, а совсем не старится. Как был ей восемнадцатый годок в доходе, так и остался. Охотников в ту пещеру пробраться много было. Всяко старались. Штольни били — не вышло толку. Даже диомит, слышь-ко, не берет. Хотели обманом богатство добыть. Придут это к горе, да и кричат слова разные, как почуднее. Думают, не угадаю ли, дескать, дорогое имячко, которое само пещеру откроет.

Известно, дураки. Сами потом как без ума станут. Болбочут, а что — разобрать нельзя. Имена, слышь-ко, все выдумывают. Нет, видно, крепкое заклятие на то дело положено. Пока час не придет, не откроется Азов-гора. Одинова только знак был. Это когда ещё батюшка Омельян Иваныч объявился и рабочие на Думной горе собираться стали. Так вот старики наши сказывали, будто на то время из Азов-горы как песня слышалась. Розно мать с ребёнком играет и веселую байку поет.
»

Легенды о ней связывалось с тем, что внизу горы одно время разрабатывался богатейший золотой прииск[3].

Была и другая версия сказов, где фигурировали больше «старая дорога» и горы Азов и Думная, под которой действовал Полевской медеплавильный завод. Эта версия сказов относится больше к кладоискательским: в ней говорилось о кладах, а не о «земельном богатстве». На этих горах жили разбойники, грабившие обозы купцов на Ревдинской и Уфалейской дорогах, где перевозили золото и драгоценные камни с приисков и рудников. Захваченное складывали в пещеру Азов-горы, а сигналы о проходе обозов подавали с гор как с сигнальных вышек.[8] Будто бы среди разбойников видел женщину, жену атамана, которая возглавила банду после его убийства, но разбойники замуровали её в пещеру вместе с её богатством.[5][4]

Азовка очень ревностно сторожит клады[5]. Открывает к ним доступ при указании пароля, который может быть её тайным именем, неким знаком, словами песни…, и тогда встречает гостя «крепким, стоялым пивом» и даёт брать из богатства всё, «что полюбится». При этом её описывали то как добровольную хранительницу клада, то как прикованную цепями в Азов-горе, и отпугивающую людей стонами и криками.[1][6] В некоторых быличках она изображается страшилищем огромного роста и непомерной силы[5].

Анализ преданий[ | ]

Пещера Азов-горы объединяла два вида сказов:

  • кладоискательские — о кладах в горе «вольных людей», живших тут, вблизи «старой дороги»,
  • горняцкие — пытающиеся объяснить скопление здесь «земельных богатств». В них фигурировали «стара земля», «стары люди» и «тайна сила».

Это обуславливало различные вариации слияний образов и сюжетов. Поэтому девка-Азовка иногда считается прообразом Хозяйки медной горы, а иногда не связана с ней, находясь в её подчинении[1][9][10]. Как писал Бажов: «Стары люди» получили черты «вольных людей», и наоборот. Красавица — жена атамана или «береговая девка» судебных приказов — превращается в «каменную девку», «малахитницу», «Хозяйку горы». Хозяйка из безразличной хранительницы «земельных богатств» превращается в сознательную: одним помогает, сама показывает, облегчает доступ к богатствам, других «отводит», обманывает или губит.[1]

О девке-Азовке удалось записать около 20 преданий[6].

Часть рассказчиков заявила, что сказы про девку-Азовку являются выдумкой[6]. Одна из рассказчиц заявила, что дым на Азов-горе произошел не потому, что Азовка затопила печь, как записано у Бажова, а потому, что жившие на горе люди, бежавшие в леса во время крепостного права, так подавали сигнал сообщникам о приближении купцов с товарами[6].

См. также[ | ]

Примечания[ | ]

Литература[ | ]

Ссылки[ | ]