Мика́до[1] (яп. 帝(御門), «высокие ворота») — устаревший титул для обозначения императора Японии, в настоящее время чаще называемого «тэнно» (сын неба), по аналогии с древнекитайским языком[2]. Термин означал не только самого монарха, но его дом, двор и даже государство.

Хирохито, 124-й император Японии, после поражения во Второй мировой войне и Великой отечественной войне, по требованию США, императорским рескриптом назвал божественность императора ложным понятием, основанным на легендах и мифах, что учитывалось американскими переводчиками классической японской литературы[2].

См. также[ | ]

  • Высокая Порта — аналогичный термин, использовавшийся для обозначения правительства Османской империи.
  • Сэссэй — регент (из числа кугэ), правящий от лица малолетнего императора;
  • Инсэй — правящий император-буддийский монах, принявший постриг вместо традиционного отрешения, и потому имеющий более высокий статус, чем сэссэй, номинально правящий от лица малолетнего императора;
  • Сёгун — верховный главнокомандующий, один из японских генералов правящий от лица императора;
  • Сиккэн — регент, правящий от лица малолетнего сёгуна
  • Кугэ — древняя несамурайская аристократия, составлявшая императорский двор
  • Фудзивара — династия сэссэйев (регентов), а также традиционный поставщик невест для Императорского Дома
  • Нингэн-сэнгэн — декларация японского императора о его человеческой, а не божественной, природе
  • Запрещённый цвет — цвет одежды в традиционной Японии, монополию на использование которого имело только определённое должностное лицо или чиновник.

Примечания[ | ]

  1. Зарва М. В. микадо // Русское словесное ударение. Словарь. — М. : НЦ ЭНАС, 2001. — 600 с. — 6000 экз. — ISBN 5-93196-084-8.
  2. 1 2 Kanʼichi Asakawa. The early institutional life of Japan: a study in the reform of 645 A.D.. Tokyo: Shueisha (1903), p. 25. "We purposely avoid, in spite of its wide usage in foreign literature, the misleading term Mikado. If it be not for the natural curiosity of the races, which always seeks something novel and loves to call foreign things by foreign names, it is hard to understand why this obsolete and ambiguous word should so sedulously be retained. It originally meant not only the Sovereign, but also his house, the court, and even the State, and its use in historical writings causes many difficulties which it is unnecessary to discuss here in detail. The native Japanese employ the term neither in speech nor in writing. It might as well be dismissed with great advantage from sober literature as it has been for the official documents."

Литература[ | ]